Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Сегодня в России отсутствует биология как наука

Сегодня в России отсутствует биология как наука
ФЕДОР КОНДРАШОВ
Зав. лабораторией Эволюционной геномики (Барселона, Испания)
Журналист: Светлана Симакова

 

С доктором биологических наук, зав. лабораторией Эволюционной геномики в Центре геномной регуляции (Барселона, Испания) Федором Кондрашовым мы познакомились благодаря проекту фонда Дмитрия Зимина «Дни науки в Челябинской области». Федор приехал в наш город вместе с другими талантливыми молодыми учеными, приглашенными фондом «Династия» читать лекции о последнем слове в молекулярной биологии студентам и школьникам. Не удивительно, что занимающийся проблемами геномики ученый мечтал попасть в города, связанные с именем великого русского генетика Николая Тимофеева-Ресовского, – Миасс, Озерск, Снежинск. Однако в закрытые наукограды его не впустили. Вероятно, сработала старая чекистская закваска, ведь Федор Кондрашов учился в США, кроме российского имеет американское гражданство. Сегодня он заведует лабораторией в Испании. Мы говорили с ним о разнице в развитии биологии в России, США и Европе, о том, как поступить в американский университет, об авторитаризме и системе грантов в науке.

 

– Насколько наше образование в области точных наук, в частности, биологии, сегодня отстает от западной школы? 

– К сожалению, в России дело с биологией обстоит еще хуже, чем с другими точными науками. Причиной этого частично является исторический фактор – истребление советских генетиков-биологов мирового уровня в 30-е годы прошлого столетия, лысенковщина. Многие были убиты, многие сосланы в лагеря.

Для меня лично интересна была поездка в Озерск, Снежинск, Миасс, потому что в «шарашке» недалеко от этих мест работал Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский. Его знал мой дед, они встречались уже после войны. Еще в 20-х годах прошлого века Тимофеев-Ресовский сделал классические работы, положившие начало открытию природы генов. Если бы его не сослали в лагерь, где он чудом выжил, если бы не уничтожили Николая Вавилова, других ученых, кто знает, какую бы роль сегодня играла Россия в этой области науки. Но биология в нашей стране не восстановилась с тех времен, школа была истреблена. Все это в какой-то мере усугубилось отъездом ученых, особенно биологов, в перестроечное время, которые рванули на Запад при первой же возможности. И сегодня в России биологии, как науки, на современном молекулярном уровне просто нет.

 

– И это накладывает отпечаток на образование. 

– Безусловно. Очень важно, чтобы в университетах работали люди, которые не только хорошо преподают, но сами занимаются передовой наукой, чтобы студенты могли слушать лекции человека, который лично занимается самыми передовыми исследованиями. Часто бывает, что такие ученые – плохие лекторы, потому что они исследователи, и им преподавание не очень интересно. Но возможность получить информацию от классика, живущего в тематике, может очень сильно повлиять на становление будущего ученого и много чего дает студенту. Отсутствие же взаимодействия образования с практической наукой – огромный недостаток.

 

– Можно ли сегодня сравнивать вузовское образование вообще в Штатах и России?

– Я только могу предполагать, как это происходит в России, потому что учился в Штатах с шестого класса школы, потом были Саймонс Рок Колледж, Университет Калифорнии в Дэйвисе и Университет Калифорнии в Сан Диего. Это совершенно другая философия образования, что тоже накладывает определенный отпечаток на человека.

Очень большой процент людей, которые слушают лекции по биологии в колледже, – это те, кто хочет стать врачом, в профессорских кругах его называют «примед». Биология как наука его не интересует, его интересуют только хорошие отметки, чтобы потом попасть в самый лучший медицинский вуз. И это, наверное, самое главное различие в образовании двух стран, когда студент колледжа может выбрать самые различные курсы в пределах своих возможностей и знаний, и часто начальные биологические курсы – смешанные. Их берет какое-то количество студентов, которые хотят стать биологами, примеды и люди, которым просто интересна биология, и они хотят прослушать курс. В Штатах совершенно другие общие аспекты системы образования, что очень сильно отличает нашу систему от американской. Еще одно важное отличие конкретно в биологии – во многих университетах США можно в качестве преподавателей получить действующих ученых мирового уровня.

 

– Не секрет, что сегодня многие талантливые дети мечтают изучать точные науки именно в Штатах. Что нужно для поступления в американские университеты? Какой бы вы дали совет – на что в этом случае человеку сделать упор в последних классах школы?

– Для поступления практически во все вузы США, за редким исключением, нужно сдать SAT – то, с чего скопирован наш ЕГЭ. Это тесты, выявляющие знание английского языка, аналитические и математические способности. Довольно тупой экзамен, собственно, как и наш ЕГЭ, построенный в формате тестов. И в Америке идут дебаты, насколько хорошо этот тест построен и насколько хорошо отражает способности ученика. Смысл его – заставить человека учиться и вызубрить какие-то слова, которых не знает очень большой процент американцев. Они просто никогда не используются в обычной речи, лишь в утонченной литературе или серьезной журналистике.

Но важно понимать, что это один из необходимых показателей для поступления в колледж или университет, но не единственный. Кроме хорошей оценки по SAT, нужно иметь хорошие оценки в школе и проявить свои личностные качества, чтобы доказать, что ты не просто овощ, способный записывать лекции за учителем, чтобы потом сдать тесты, а что ты сам инициативен в собственном развитии и делаешь какие-то шаги для улучшения своих способностей, для их развития и развития своего общества.

Практически у всех детей, которые поступают в лучшие университеты США – лучшие оценки, лучшие данные SAT. И вот среди этих лучших выбираются яркие личности. Может быть, человек добровольно работал с инвалидами или был в каком-то кружке, или у него есть какие-то публикации... Это важно, потому что в американских университетах невозможно получить максимум образования без личной инициативы, успех учебного процесса зависит от того, насколько студент будет самостоятелен. Никто не будет тебя заставлять несколько раз сдавать один экзамен, если ты сдал его плохо. Самое важное, что нужно знать желающим поступить в американские вузы – это другой уровень ответственности за свое развитие и образование. И нужно уметь проявлять инициативу при получении знаний.

 

– В Америке существует грантовая система. Можно ли, исходя из этого, понять, насколько важны естественные науки в США?

– Шанс получить грант сильно зависит от того, в какой области науки ты получаешь профессию. Если говорить о социальных науках, то уровень их поддержки как в государственных, так и в частных университетах не очень высок. Если говорим о естественных, включая точные – физику, математику, химию, биологию, – то у студентов с самого начала магистратуры есть полная финансовая поддержка. Не знаю ни одной программы в Штатах, где пришлось бы учиться на биолога за свой счет. Если ты попадаешь в эту программу, то в любом университете будешь получать стипендию, на которую можно нормально прожить. Но конкурс при поступлении в магистратуру все равно есть. Понятно, что чем выше уровнем в науке человек пытается пробиться, тем жестче конкурс.

В гуманитарных науках немного не так – аспирантам приходится зарабатывать, чтобы финансировать свое обучение. Самая распространенная практика – аспирант параллельно преподает в университете. Так учиться, конечно, гораздо сложнее. Есть еще третий класс обучения – медицинским наукам – в Штатах человек не сразу поступает в медицинские вузы, сначала получает бакалавра и только потом идет в медицинскую школу. Она, как правило, оплачивается, потому что профессия финансово выгодная настолько, что затраты окупаются.

 

– Высока ли в США финансовая поддержка науки?

– Очень высока. Сравнивать Штаты и Россию здесь не приходится, это как небо и земля. Начнем с того, что сами университеты на другом уровне понимают, как нужно поддерживать ученых. Проще устроены в США и взаимоотношения университетов и федеральных органов власти, существует система экспертов, и федеральные чиновники заинтересованы в развитии науки, в научных проектах. Но самая большая разница – в России поддержка науки сильно монополизирована: либо это происходит по линии РАН, либо это федеральные программы. Поскольку система строится по вертикали, то завлаб, будь он самым великим ученым, всегда сильно зависит от директора института, от РАН и так далее.

В Штатах же у тебя есть возможность получить финансирование не только из государственных источников, но и из независимых. Не получилось с федеральным грантом, можно получить его по линии Института здоровья, который является основным источником финансирования биологических исследований. Не получишь здесь, можешь подать на грант Говарда Хьюза – частный фонд, который выдает сейчас очень большие деньги на конкретные научные исследования. Не получишь у них, можешь получить грант от Билла Гейтса... То есть существует схема конкуренции между разными фондами, стремящимися финансировать лучшую науку. Эта конкуренция совершенно отсутствует в России.

 

– Чем объяснить, что сегодня вы работаете не в Штатах, а в Испании?

– Самый честный ответ – когда я подавал на позиции заведующего лабораторией, это было единственное место, где мне предложили работу. Но выбрал я этот институт не с бухты-барахты. Есть определенная масса плюсов при некотором количестве минусов. Один из плюсов – наш институт в Барселоне молодой, но уже довольно сильный. Он был создан совершенно на ровном месте 8 лет назад и за это время стал одним из ведущих институтов биологии в Европе. И финансовая поддержка моей лаборатории, как и самого института, очень сильная. А это идет на пользу начинающему ученому. В какой-то степени этот институт является правильной моделью для того, чтобы создавать подобный, например, в России.

 

– Что связывает вас сегодня с Россией?

– С 2003 года я довольно часто приезжаю в Россию. У меня в лаборатории работают несколько россиян – два выпускника МГУ и один из физтеха. Я уже третий раз приезжаю сюда на мероприятия «Династии». По возможности всегда стараюсь бывать в школах и читать лекции. Какое-то время назад я три года подряд ездил в Красноярскую летнюю школу преподавать, довольно сильный там был проект.

 

– Следите за дальнейшей судьбой этих ребят?

– Те, кто слушал мой курс в Красноярске, уже начинают поступать в МГУ и другие университеты на биологию. В этом году я с девочкой, которая когда-то слушала мой курс в Красноярске, вместе читал лекции уже в другой школе. Это очень приятно.

 

– Вам не поступало предложения приехать в Россию и создать лабораторию, подобную барселонской?

– Нет. Опять же сказывается разница в системах. Российские чиновники почему-то считают, что это ученым нужно развитие науки, а их задача – только рассматривать предложения этих ученых. Поэтому сегодня в рамках российской действительности невозможно создать то, что необходимо биологам для результативной работы.

 

– А внутри самой науки в Европе и США есть место авторитаризму? 

– Это как плюрализм в области публикации научных статей в журналах. Когда журналов много, то они доступны всем ученым. А при любом появлении плюрализма возникает некоторая внутренняя свобода и ограничение авторитарных возможностей. То же самое с финансированием – много фондов, много экспертных советов. Эта система разнообразия способствует разрушению авторитарных схем и в области поддержки науки, и в освещении научных результатов, и в самой науке.

 

– Если такое положение вещей в России не изменится, то, на ваш взгляд, отток самых умных и талантливых молодых людей из страны продолжится?

– Из уровня уже состоявшихся ученых все, кто мог, уехали давно. Я говорю в основном про биологию. А отток, который продолжается, он на уровне студентов, аспирантов. Но в принципе, это не так плохо. Чтобы человек стал хорошим специалистом в биологии, он должен за образованием ехать на Запад. Но когда здесь что-то изменится, гораздо проще будет завлекать таких специалистов извне в родную страну, чем создавать здесь все с абсолютного нуля. Но для этого нужны очень серьезные структурные изменения.

 

Источник: chelyabinsk.ru

 

Вокруг

В мастерской у чебаркульского художника Василия Дьякова

"Жизнь прошла. Что я запомнил? Лодки, воды озера, каменистый бережок, кусты около воды – вот моя память. Я был погружен в это. Мои больные ноги, сколько было сил, помогали крутиться земному шару. Но, в основном, я всматривался в то, что окружало меня".

В мастерской у челябинского художника Павла Ходаева

"Когда я стою у мольберта, мне весь мир может противоречить, - я никого не услышу. Потому что здесь я решаю свои проблемы, преодолеваю свою косность, свои невозможности. Всякая работа на холсте – преодоление. Это работа и мозга, и души. Пока она есть, можно жить".

Три портрета Николая Русакова

«Такого художника, посланца фантастически легендарных первых трех десятилетий ХХ века, дерзновеннейших в искусстве, мы еще не знали в Челябинске...»

В круге

Александр Борок, главный режиссер Челябинского театра кукол

"Как это ни удивительно, но дети не меняются. Сколько бы мы ни ворчали на компьютерные игры, новые мультики, 3D-форматы, дети, к счастью, какими были, такими и остались: как верили в чудо, что кукла живая, так и верят. И ничем это не разрушить!"

Павел Сумской, заведующий кафедрой режиссуры кино и ТВ ЧГАКИ, кандидат культурологии

"Образование отстает от многих современных запросов, оно должно стать более мобильным, интерактивным и одновременно более насыщенным. Мы просто обязаны, если хотим быть сильной страной, в более короткие сроки выпускать более подготовленных специалистов. Современные студенты к этому готовы".

Григорий Ройзман, предприниматель

"И бизнесу, и простому гражданину нужно дать жить в системе закона, стабильных правил, понятных налогов – тогда в стране появятся рабочие места и начнется рост зарплат. Если будет система, капитал должен вернуться в Россию".

Профессор Московской государственной консерватории Валерий Пясецкий

"Когда ученики Артоболевской касаются клавишей, инструмент звучит великолепно, независимо от того, сделан он известнейшей мировой фирмой или, к примеру, во Владимире. Это результат того, что в нас воспитано особое отношение к звуку как к живому существу".

Гл.режиссер челябинского Камерного театра - об искусстве и жизни

"Сейчас нас пытаются приравнять к производству. Нам внушают, что мы оказываем услуги. Но это баня должна делать, а мы вынуждаем душу трудиться – свою и зрителя. Жизнь – великая тайна. Понять, разгадать ее может помочь только искусство. Театр помогает человеку как-то справляться с испытаниями".

Протоиерей Дмитрий (Алферов) - о состоянии современного общества и выматывающем понимании того, что "Титаник" тонет, а все продолжают танцевать...

"Когда немцы победили французов во франко-прусской войне 19 века, Бисмарк сказал, что войну выиграл немецкий учитель. Дело в том, что в то время именно благодаря педагогам немцы учились осознавать себя гражданами нового единого государства".

Интервью с главным режиссером Челябинского областного театра кукол Александром Бороком

"Очень хочется сделать настоящий спектакль ужасов. Только настоящий! Это в кинотеатре ты абсолютно уверен в том, что это всего лишь кино… а в театре? Театр – это здесь и сейчас, и сегодня так, а завтра иначе. И никогда одинаково. Когда в театральной темноте жалобно скрипит дверь – это особенное чувство".

Интервью с директорами двух залов Челябинского концертного объединения

2012 год на Южном Урале пройдет под знаком юбилея Челябинской филармонии. Концертному объединению исполняется 75 лет. Директор Концертного зала им.Прокофьева Галина Братышева и директор органного зала Ирина Андреева рассказывают о самых значимых событиях юбилейного года, об уникальных концертах и фестивалях, о будущем челябинского органа и о многом другом.

Интервью с руководителем камерного оркестра "Классика" Адиком Абдурахмановым

"Останься я в Петербурге, возможно, не стал бы никогда дирижером, у меня бы не было своего оркестра. А в Челябинске по-другому жить было нельзя, я просто умер бы в творческом смысле. Мне пришлось самому что-то делать, чтобы продолжить профессиональный рост".

Интервью с профессором кафедры интерактивного искусства СПбГУКиТ Ниной Дворко

"В отличие от традиционного (линейного) экранного повествования с абсолютным контролем автора над всеми аспектами истории, в интерактивном повествовании пользователь (зритель) может активно (физически) влиять на развертывание этого повествования в соответствии с собственными мыслями и эмоциями".

Интервью с лит. критиком Александром Гавриловым

"Мое любимое занятие – обсуждать с поварами их творчество. И надо сказать, что повара на это отзывчивы так же, как писатели. Когда ты хвалишь писателя, он смотрит на тебя и думает: «Ну, наконец-то, хоть один, хоть один из этих идиотов понял, что я хотел написать!» И с поварами то же самое".

Беседа с главным балетмейстером Челябинского оперного театра

Челябинский театр оперы и балета продолжает радовать новыми лицами. Весной его директором стал опытный и талантливый управленец Владимир Досаев. А осенью труппе в качестве главного балетмейстера представлен народный артист России, бывший солист Большого театра Юрий Клевцов.

Интервью с директором Первой гимназии г.Челябинска

"Сегодня мы говорим о технологиях, комфорте и многом другом, а учитель и ученик уходят на второй план. Хотя и теперь я считаю, что сердцем школы должен оставаться учитель, стоящий с мелом у доски..."

Интервью с балетмейстером Юрием Бурлакой

"Для челябинского театра постановка «Эсмеральды» очень полезна, потому что это один из немногих спектаклей классического наследия, который как раз богат своим разнообразием. Здесь есть и характерные танцы, и классические, есть игровые партии... Все это помогает разносторонне раскрыть любую труппу". 

Беседа с А.Г. Гостевым

"Когда я создавал эту школу, то первой задачей ставил, чтобы она стала комфортной для каждого ребенка и чтобы здесь работали любящие детей педагоги..."

 

Беседа с Игнатом Солженицыным

К музыке меня влекло с самого раннего детства. В нашем доме она звучала с пластинок. И мама говорила, что я еще на ногах не крепко стоял, но, когда звучала музыка, я подползал к проигрывателю и мог подолгу стоять возле него и слушать.

Интервью с Андреем Остальским

Мы встречались с Михаилом Ходорковским, он производил впечатление интеллигентного и мыслящего человека, каких среди олигархов можно встретить нечасто. Он хотел прозрачности бизнеса, а оказался в тюрьме.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".