Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Поэзия приучает нас к точности языка... Письмо пятое

Поэзия приучает нас к точности языка... Письмо пятое
DOCTOR G.
Наш человек у них

 

Мы говорили о Пушкине, портрет которого находится в центре стенда "От отчаяния к успеху". Если американские школьники не знают Пушкина, то их можно простить. Не так уж много найдётся школьников в России, которые знакомы, скажем, с поэзией Эдгара По. Но вот что не давало и не даёт мне покоя.

Всем известно, что в математике есть немало утверждений и формул, которые приходится запоминать. Есть некий минимум, без знания которого (знания "на память") предметом не овладеть. Например: Квадрат суммы двух чисел равен сумме их квадратов, сложенной с их удвоенным произведением. Эта формула позволяет быстро перемножить одинаковые двучлены - при условии, что вы её помните. Но мой опыт показывает, что 90 процентов американских школьников формулы этой - как и многих других - не помнят. Трудно также добиться от них ясных формулировок: Окружность - это множество точек плоскости, одинаково удалённых от данной точки - центра.

В чём дело? Почему простые вещи не поддаются запоминанию?

Однажды я решился поговорить с учениками 12 класса "о литературе". К сожалению, разговор ограничился вопросами типа "А Марка Твена вы читали?" "А Сэлинджера"? Выяснилось, между прочим, что многие вещи, которые были популярны у нас в 60-80-е годы, не только известны школьникам, но даже являются частью программы английской литературы. "Хижина Дяди Тома", например. Или "Убить пересмешника" Харпер Ли. Или "Человек-невидимка" - на этот раз не известная нам фантастическая повесть, а история молодого афро-американца, из "человека-невидимки" превратившегося в успешного члена общества. "От отчаяния к успеху", иначе говоря. И хотя Шекспир тоже "проходится" на уроках английской литературы, непредвзятый наблюдатель (особенно тот, кого в советской школе уверяли, что Пушкин был "против самодержавия") легко заметит хотя и корректный, но политический крен в программе литературы школ Балтимора (именно Балтимора, в других городах программы могут быть иными - они составляются в учебных округах).

Вернемся, однако, в класс. "А кого из американских поэтов вы любите?" Были названы имена Эдгара По, Вильяма Блейка (о нем надо сказать, что он поэт "англоязычный") и, конечно, Эмили Дикинсон. И здесь наступает кульминация моего рассказа. "Не прочтет ли кто-нибудь стихотворение (a poem) Эмили Дикинсон?" - Молчание. "А Блейка?" Замешательство. "Хорошо, пусть поднимут руки те, кто знает на память любые три стихотворения." - Ни одной руки. "Ладно, два стихотворения". - Картина не изменилась. "Ну хотя бы одно!" - Одна рука. Было прочитано четверостишие, как выяснилось, детское. Это была лучшая ученица, сейчас она заканчивает аспирантуру по специальности "Астрофизика".

Неужели в России первоклассники тоже перестали заучивать на память стихи?

 

Травка зеленеет,
Солнышко блестит.
Ласточка с весною
В сени к нам летит.

 

Неужели школьники не помнят Лермонтова?

 

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом.
Что ищет он в стране далёкой,
Что кинул он в краю родном?

 

Неужели им безразличен Блок?

 

Река раскинулась. Течёт, грустит лениво
И моет берега.
Над скудной глиной жёлтого обрыва
В степи грустят стога.

 

О, Русь моя!..

 

Да, но я отвлекся. Какая, скажете вы, связь между заучиванием стихов и запоминанием формул? По-моему, связь очевидна. Во-первых, заучивая стихи, вы тренируете память. Во-вторых, концентрация мысли в стихах сильнее, чем в обыденной речи, и сильнее, чем в художественной прозе. Я бы сказал, что в стихах уровень абстракции выше (разумеется, речь не о поэзии в целом, а о какой-то значительной ее части). Поэзия приучает нас к точности языка и, значит, облегчает усвоение языка математического - наиболее точного из существующих языков. Мне трудно представить себе человека, знающего и любящего поэзию и не отличающего квадрат суммы от суммы квадратов.

Конечно, я говорю о "педагогическом значении" поэзии, не обсуждая ее самоценность. Мы читаем или слушаем (или пишем) стихи "для души". Душа наша обогащается и расширяется, но при этом и ум дисциплинируется. Впрочем, не стоит отрывать "ум" от "души". Поэзия объединяет в себе и то, и другое, и третье, и четвертое. Но это уже из другой оперы.

Мое отступление затянулось. Я действительно считаю, что память и ум американских учеников недостаточно натренированы, и одна из причин - игнорирование поэзии в школьной программе. Есть множество других причин, о которых я надеюсь еще рассказать.

 

Всего наилучшего,

Dr. G.

Doctor G. Письма с другого берега
6.10.2013

"...Я и раньше замечал отсутствие остроты в устной и письменной речи американцев, с которыми мне приходилось иметь дело. А уж о сарказме и речи нет, его просто не понимают - или игнорируют..."

Размышляет Я.Г. Тестелец, профессор Института лингвистики РГГУ
23.06.2013

Профессиональные лингвисты вовсе не рассматривают языковое разнообразие как бедствие или наказание, – точно так же как биологам было бы странно жаловаться на разнообразие видов. Наоборот, лингвисты торопятся, пока еще возможно, изучить и описать исчезающие языки.

О томе стихов Бориса Слуцкого, составленном Бенедиктом Сарновым
5.06.2013

"...Будучи одним из известнейших поэтов советской эпохи, Слуцкий, пожалуй, больше прочих пострадал от цензурной редактуры. К тому же, предпочтя замалчиванию и писанию стихов в стол хоть какую-то возможность печататься, он сам уродовал многие стихи только для того, чтобы они увидели свет".

О сборнике стихов Александра Самойлова «Киргородок»
9.11.2011

Поэтический сборник Александра Самойлова «Киргородок» - это не совсем поэзия. Недаром и завершается он - новеллой. Тогда что это? Прозопоэзия? Поэтическая проза? Не-ет. Это - нечто без претензии...

12.09.2011

Так что главное в образовании? Всё главное. Но самое главное, по-моему, - сначала отделить образование от воспитания. Задача школы – образовывать, а если воспитывать, то косвенно. Воспитание нужно вернуть туда, где оно было всегда: в семью и церковь.

Doctor G. Письма с другого берега
31.07.2011

"...Отсутствие слов "математическая культура" в языке – это симптом. Ученики ею не овладевают, учителя не владеют, и это, по-моему, одна из коренных причин общего упадка математического образования".

Doctor G. Письма с другого берега
3.07.2011

"Элементарная математика является частью математической науки. Увы, в Америке так не считают..."

Doctor G. Письма с другого берега
12.06.2011

"Фибоначчи смотрит весело... Лобачевский мрачен..."

Doctor G. Письма с другого берега
2.06.2011

Представьте себе раннее утро, широкий школьный коридор, плохо освещенный и, как сказал бы Бабель, длинный, как степь. Вы ступаете на его каменный пол. Прямо перед вами

Doctor G. Письма с другого берега
25.05.2011

При поступлении в американские школы и вузы расовая принадлежность абитуриента определенно учитывается. При прочих равных (а зачастую и неравных) – у афро-американца или латинос больше шансов оказаться студентом даже очень престижного вуза, чем у "белого человека".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".