Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Не только о синусах и логарифмах... Письмо шестое

Не только о синусах и логарифмах... Письмо шестое
DOCTOR G.
Наш человек у них

 

Вернемся на третий этаж главного корпуса нашей Большой Школы. Пройдем по этой длинной степи ранним утром, пока никого еще в школе нет. В конце мы увидим класс #333, это моя классная комната. В ней два больших учительских стола, 20 индивидуальных столиков для учеников и доски, белые и черные – сколько, вы думаете? Досок столько, что на них легко можно разместить доказательства всех основных теорем американского "курса евклидовой геометрии".

Класс украшен портретами математиков. На одной стене Фибоначчи и Лобачевский.

Фибоначчи глядит весело: 800 лет назад он придумал числовую последовательность 1,1,2,3,5,8, ... (первые два числа равны единице, а каждое следующее, начиная с третьего, – сумме двух предыдущих), которая оказалась настолько богатой, что и сегодня будоражит умы знатоков и любителей.

Лобачевский мрачен. Почти 200 лет назад он открыл новую геометрию, которая перевернула наше представление о пространстве. Открытие эпохального характера многими даже из математиков было воспринято вначале как курьёз. Сегодня без геометрии Лобачевского (или неевклидовой, или гиперболической геометрии) математику невозможно себе представить, как невозможно представить и современную физику. Но для "широкой публики" даже первоначальные понятия неевклидовой геометрии по-прежнему за семью замками, и сегодня в ответ на вопрос: "Что такое неевклидова геометрия?" – чаще всего можно услышать: "Это когда параллельные прямые сходятся" – что верно, если знать, что такое параллельные прямые в плоскости Лобачевского. Есть отчего впасть в уныние автору гениального открытия.

На противоположной стене – портреты еще трех знаменитостей: Ферма, Гаусса и Галуа.

Но Гаусса вы бы не узнали: это не пожилой господин в академической шапочке, каким мы привыкли видеть его на портретах, а бравый молодой человек наполеоновских времен. Так же шаржированно и лихо выглядят на ярких цветных портретах Ферма и Галуа. Они как будто слегка подсмеиваются над Дядей Сэмом, который присутствует в классе собственной персоной. С красочного плаката он взывает: "Ребята! Готовьте себя для карьеры в области физики и математики!" Слово "карьера", кстати, в английском языке не имеет того отрицательного смысла (карьерист!), который оно обрело в языке советском.

Но тут мы должны прерваться. Неожиданно дверь с шумом открывается, на пороге Симон Ружье. Лицо его сияет – не черное, а скорее синее. Как говорят, иссиня-черное. Он бросается ко мне с объятиями – так здесь приветствуют друг друга однополые или даже разнополые друзья и знакомые. "Доктор Джи! Я вас всё утро поджидаю! Я решил, что расскажу сегодня своим студентам, что такое мощность множества! Как вы считаете, стоит попробовать?" Боже мой, ведь вчера только я пытался втолковать ему, работающему первый год, что понятие мощности, хотя и не требует предварительных знаний, слишком абстрактно и будет с недоумением встречено даже лучшими студентами.

Но ведь это его мечта – рассказать на уроке что-то такое, эдакое, что прогонит ежедневную скуку синусов и логарифмов и откроет студентам красоту и стройность математики. Я опять пытаюсь разубедить его, найди, мол, что-нибудь попроще, ну, например, магический квадрат или геометрические иллюзии. Но романтика разве переубедишь? Он чувствует, насколько богаче и краше, а главное, загадочнее понятие мощности, чем все эти прибаутки, вместе взятые. Он понимает, что именно здесь возникает интеллектуальное напряжение, которое заставляет некоторые умы броситься в омут бесконечности и там обрести неожиданную ясность: оказывается, бесконечности не все одинаковы, оказывается, их можно сравнивать так же, как мы сравниваем "обычные" числа, скажем, 10 и 20...

Симон проработал в школе всего один год. Говорили, что он с трудом справлялся с классом, что дисциплина у него хромала и прочее. Но мне кажется, проведи он в школе несколько лет, и многое наладилось бы. У него бы, возможно, поубавилось энтузиазма, но знания и любовь к предмету никуда бы не пропали. И он нашел бы не одну менее трудную, чем мощность множества, но не менее интригующую тему, которая могла бы разбудить и поддерживать интерес к математике. Симон исчез, я слышал, он работал в административном отделе университета, а потом потерял его след.

Черный Симон был белой-белой вороной в школе, где формализовано всё, начиная с правил поведения (для учащихся) и заканчивая программой по математике. Тот же мистер Браун, завкафедрой математики Большой Школы, как-то сказал за моей спиной, но так, чтобы не только его коллега, но и я мог услышать: "Do what you suppose to do!.." – "Делай, что положено!.." Очевидно, он прослышал, что на своих уроках я решаю иногда и нестандартные задачи. Конечно, Симон был на его кафедре не ко двору.

Мой рассказ ничего не утверждает, он скорее опровергает существующее мнение о том, что, мол, "все учителя математики в Америке малограмотны, скучны и не дают прочных знаний и навыков". Нет, не все. Но многие. Об этом – в следующем письме.

 

Всего наилучшего.

Dr. G.

 

Doctor G. Письма с другого берега
6.10.2013

"...Я и раньше замечал отсутствие остроты в устной и письменной речи американцев, с которыми мне приходилось иметь дело. А уж о сарказме и речи нет, его просто не понимают - или игнорируют..."

Директор 31 лицея А.Е.Попов - с новой задачей
9.01.2012

Мама одного из наших выпускников перед Новым годом заходит ко мне с большой коробкой «Рафаэлло» от себя и задачкой от сына. В этот раз задача  выглядела так: «Есть четыре таблетки, их не различить ни по вкусу, ни по размеру, ни по цвету. Две аскорбинки, две от кашля. Одну аскорбинку следует выпить утром, одну вечером, одну от кашля утром, одну вечером. Как это сделать?»

12.09.2011

Так что главное в образовании? Всё главное. Но самое главное, по-моему, - сначала отделить образование от воспитания. Задача школы – образовывать, а если воспитывать, то косвенно. Воспитание нужно вернуть туда, где оно было всегда: в семью и церковь.

Doctor G. Письма с другого берега
31.07.2011

"...Отсутствие слов "математическая культура" в языке – это симптом. Ученики ею не овладевают, учителя не владеют, и это, по-моему, одна из коренных причин общего упадка математического образования".

Doctor G. Письма с другого берега
3.07.2011

"Элементарная математика является частью математической науки. Увы, в Америке так не считают..."

Doctor G. Письма с другого берега
5.06.2011

"Я действительно считаю, что память и ум американских учеников недостаточно натренированы, и одна из причин - игнорирование поэзии в школьной программе..."

Doctor G. Письма с другого берега
2.06.2011

Представьте себе раннее утро, широкий школьный коридор, плохо освещенный и, как сказал бы Бабель, длинный, как степь. Вы ступаете на его каменный пол. Прямо перед вами

Doctor G. Письма с другого берега
25.05.2011

При поступлении в американские школы и вузы расовая принадлежность абитуриента определенно учитывается. При прочих равных (а зачастую и неравных) – у афро-американца или латинос больше шансов оказаться студентом даже очень престижного вуза, чем у "белого человека".

Doctor G. Письма с другого берега
18.05.2011

В Америке невыгодно быть нечестным. Раз подмочив свою репутацию, ты можешь сгубить всю свою карьеру: как когда-то в Союзе, при поступлении на службу у тебя попросят характеристику с прежнего места работы.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".