Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Синтез искусств Николая Шумакова

Синтез искусств Николая Шумакова
НИКОЛАЙ ШУМАКОВ
Главный архитектор института «Метрогипротранс»
Текст: Лидия Садчикова

 

Николай Шумаков из всех нынешних лауреатов митяевской народной премии «Светлое прошлое» вроде бы менее всего известен южноуральцам. Он не столь медийное лицо, как актер Ян Цапник, писатель-сатирик Анатолий Трушкин, музыкант Валерий Ярушин. Не появляется ежедневно на телеэкранах, как официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин и не совершал громких подвигов, подобно пилоту Евгению Новоселову.

По профессии он в основном связан с подземельем, точнее – подземкой. Шумаков – главный архитектор института «Метрогипротранс».

Однако охватывает гордость за земляка, когда читаешь строки его биографии. Не буду перечислять многочисленные награды, российские и международные. Лучше назову, за что он их удостоен. Николай Иванович – автор многих станций столичного метрополитена и значительных объектов подземной архитектуры. Под его руководством запроектированы и построены первые в России монорельсовая транспортная система, линии легкого метрополитена и мини-метро, первый в Москве вантовый, то есть висячий мост со встроенным рестораном и крупнейший в Европе аэровокзальный комплекс «Внуково-1», первая линия метро в столице Бирмы – Мьянме и многое другое.

В числе его работ – первая линия Челябинского метрополитена, о судьбе которого невозможно было не спросить.

- Я был абсолютно воодушевлен, когда «Метрогипротранс» три года назад выиграл тендер на проектирование линии, которая строилась уже 18 лет, – рассказал Николай Иванович. – По сути, мы единственная компания, которая умеет проектировать метро. В течение полутора лет строительство шло, и в это ваше светлое будущее верилось. Но потом деньги опять кончились. Московские строители уехали в Сочи. Мы, проектировщики, спроектировали первый участок первой линии, которая идет от ЧТЗ на северо-запад. Станция «Тракторозаводская» есть, ее, наверное, переименуют в «ЧТЗ». А первый участок идет от депо на Комсомольскую площадь, потом на площадь Революции, к Торговому центру и оттуда к проспекту Победы. Но заказчик проект в экспертизу не сдал: на экспертизу требуются приличные суммы, а финансирование кончилось. Процесс завис.

Правда, в прошлом году начались подвижки. Поскольку в Челябинске пройдет чемпионат мира по дзюдо, на который приедет Путин, надо было открыть проспект Ленина в районе Комсомольской площади. Губернатор Юревич велел станцию достроить и сверху все аккуратно заасфальтировать. Тут же нашлись деньги. Поэтому две станции – «Комсомольская площадь» и «Торговый центр» – стоят в конструкции, и это радует.

- Интересно, есть еще случаи подобных долгостроев?

- Москва – «хороший» пример. Когда в столицу пришел господин Ельцин, он объявил вначале о 45 километрах в пятилетку, потом «одумался» и заявил новую цифру: 55 километров за такой же срок. Развернулся широкий фронт по всему метростроению в Москве. В результате закончилось, как у вас. Все площадки были заморожены и лет 18-20 простояли. Это Люблинская линия, второй выход станции «Маяковская», станции «Митино» и «Строгино». А содержать подземные объекты в недострое – дорогое удовольствие. Их надо эксплуатировать, вентилировать, постоянно осушать, следить за конструкцией, что по затратам сопоставимо с эксплуатацией.

- И с нашим метро то же происходит?

- Конечно. Если определенная служба, скорее всего заказчик, не будет вести постоянные мониторинги и эксплуатацию объекта, вы получите разрушающийся, ломающийся, проваливающийся объект. И с его наземной поверхностью случится то же самое.

- А в Москве чем история с долгостроем завершилась?

- Пришел Собянин, и программа метростроения как серьезный политический момент стала еще более масштабной: построить 78 км до 2015 года и 120 км – до 2020 года. По крайней мере, мы проектируем. В очень краткие сроки сдаем проект за проектом в экспертизу, и строители тут же начинают реализацию.

Кстати, у «Метрогипротранса» было в свое время 16 филиалов. По сути, это все стройки метро в СССР. Правда, Челябинск сначала вели не мы, а Санкт-Петербург.

- Николай Иванович, почему именно с метро вы связали свою карьеру?

- Прежде всего, я архитектор. Из Челябинска уехал в 1971 году, поступил в Московский архитектурный институт, так что в этой профессии уже 40 лет. А что касается метро, я же продукт советской системы, и после вуза по распределению попал в «Метрогипротранс».

- За это на советскую систему не в обиде? Хорошо, что в Москве остались?

- Ну, как можно обижаться на свое светлое прошлое. К тому же московские девки ужасно цепкие. Одна из них так в меня вцепилась, что я стал отцом. Родилась дочь, потом еще одна. Чему был очень рад. Сейчас у нас два внука, понимаешь, что к этому жизнь-то и шла. Все остальное – ерунда.

У нас клановость. Жена тоже архитектор, мы в одной группе учились, и обе дочери архитекторы. Двум внукам деваться некуда – тоже будут архитекторами. Они в свои два и три года определенно идут в этом направлении.

- В младенческом-то возрасте?

- В нашем доме только об архитектуре говорят, мы же ничего другого не знаем.

- А это денежная профессия?

- Кто востребован, тот достаточно хорошо живет. В этом плане у меня все в порядке. А если не можешь проектировать (архитекторов много, а проектировать могут единицы), то извини – будешь перебиваться с хлеба на… хлеб.

- Вы же еще и картины пишете. Это увлечение или они вас тоже кормят?

- По моему статусу академика Российской академии художеств мои картины очень дорого стоят. Даже боюсь вас расстроить этой информацией. Огромные суммы.

Но я изначально решил для себя: картины не продавать. Иначе получится, что я изменю архитектуре, а она, наверное, обидчивая дама. Ею невозможно от случая к случаю заниматься, она полностью тебя поглощает. Поэтому решил не зарабатывать на картинах, а дарить их.

Даже в музеи не продаю, а оставляю в дар. Так заведено. В Челябинском музее искусств, кажется, восемь картин после своей выставки оставил. В Российской академии художеств с десяток картин, в Брюсселе с пяток. Пять авторских выставок провел.

На «Светлом прошлом» в Челябинске я договорился со Жванецким и Митяевым, чтобы они пришли ко мне в мастерскую. Хочу написать их портреты. Если получится хорошо, подарю им, если не очень – включу в очередную выставку.

Хочется, чтобы был мощный выставочный зал. Как-то предлагали устроить в Париже, но по линии метрополитена – в парижском метро. Там на 14-й линии они сделали станции в духе московского метро. Нам так и говорили: дескать, мы для них пример. Там пространство залов, объемы, есть даже подземный зимний сад: дебри, пальмы, баобабы. Было бы интересно выставиться.

Еще в библиотеке Миттерана очень хороший зал. Посмотрим, инициативу я не проявляю. Брюссель пригласил – я поехал. Самому проситься глупо. Скажут «нет», и всем будет неудобно. Пригласит Челябинск – приеду к вам. Раньше я писал очень много. Сейчас то ли рука ослабла, то ли лень стало. А надо показывать не менее 50 картин. Через год, наверное, наберется, буду думать: устраивать выставку или нет.

- По количеству картин вы, наверное, своего коллегу Церетели не переплюнете.

- Зураба никто не переплюнет. Он мой хороший приятель. Но сравнивать невозможно. Я своими руками делаю, а на него полсотни людей работает. У него фабрика, поток. Графикой и частично живописью он занимается сам, все остальное – цеха. Цеха витражей, цеха скульптуры, цеха малых форм.

- Вне профессии вы с кем-то общаетесь?

- Метро – это исторический синтез искусств. Не только архитектура, но и скульптура, живопись, мозаики. Как пришел в архитектуру, стал общаться с собратьями по кисти. А их очень много, их море. А как у нас в России все делается? По дружбе, по блату. Я, естественно, приглашаю на объекты своих близких друзей. Может, этот человек не самый крутой в профессии, но лучше я помогу ему, чем чужому.

- На малой родине удается бывать?

- И нередко. После того, как два года назад умерла моя мама, в Челябинске остались сестра и племянник.

- Вы ведь выпускник 31-й школы. Туда забегаете?

- Нет.

- А там о вас знают?

- Откуда? Да это, наверное, и не нужно никому. Вы напомнили мне об одной печальной встрече. На ту, трехлетней давности выставку я решил пригласить своих однокашников. Нашел десятерых из них. Класс-то физико-математический, девочек почти не было. Пришли они, и у меня сердце защемило. Узнал, что не сложилась у одноклассников жизнь. Кто-то спился, кто-то умер. В свое время это были люди с большим потенциалом, все же в элитной школе учились. Все пятерочники – других там не держали. И я был отличником, мама-то у меня в школе № 1 преподавала, не мог я ее подвести. Все сразу поступили в основном в ЧПИ, кто-то, как я, уехал в Москву. А на встречу со мной пришли опустившиеся люди. Я прослезился, понял, что лучше не видеться. Ох… Не могу больше на эту тему говорить. Это судьба всей России.

К сожалению, люди в нашей стране вообще не учитываются. Живут и живут. Вот вроде бы Челябинск достаточно гармонично устроен для жизни людей, но только в центре. А на окраинах стоят ободранные, невзрачные, почти непригодные для жизни дома. Как и по всей России.

- Сами-то, наверное, на Рублевке живете в элитном коттедже?

- На Ходынке, в квартире. 15 лет назад успел за умеренную сумму купить дом в деревне за 162 километра от Москвы. Жена Таня преподает в Строгановке на полставки, это совсем крохи. Так что материальное обеспечение на мне. Но я не жалуюсь. Все у нас в семье хорошо. Главное – внуки растут. Наше светлое будущее…

Источник: mediazavod.ru

 

В круге

Интервью с легендарным джазистом Леонидом Чижиком

"Без моего мира, мира моментального творчества, я себя не представляю. Моя философия заключается в том, что есть правда момента. Нужно иметь огромное уважение к этой йоте времени, мельчайшему дроблению его".

Интервью с Ростиславом Геппом (2008)

"Что касается дня рождения "Ариэля", то мы восстановили историческую справедливость. Ярушин авторитарно вел отсчет с 1971 года, когда он возглавил группу. Это неправильно. Первое выступление "Ариэля" как коллектива состоялось на праздничном вечере в ночь с 1967 на 1968 год".

Интервью с Александром Пороховщиковым. Челябинск, январь 2004

"Перед женщинами я готов стоять на коленях... Я всегда страдаю: ну почему мне не дано рожать? Будете смеяться, но я с природой не согласен: в области интимных отношений надо было людей от животных отделить. Поцеловались бы мужчина и женщина, а от поцелуя ребенок родился. Я целовался бы через каждую минуту..."

Интервью с Зурабом Церетели

"Я не обижаюсь на критику... Не считаю себя великим. Я не гений, а прораб. А камертоном моих произведений станет время".

О своем искусстве рассказывают представители династии Багдасаровых

"Почему людям кажется, что в цирке мучают животных? Вы бы знали, сколько мы вкладываем здоровья, сил, энергии, чтобы звериных детенышей, от которых в зоопарках отказываются матери, поставить на четыре лапки и сделать из них артистов".

Интервью с Александром Розенбаумом

"Мое дело – сцена, песни. Вот моя политика, нравится это кому-то или нет..."

Интервью с Анной Бутаковой

– Когда налаживается контакт, тогда и начинается портрет.

– Тяжелая работа?

– Для меня – самая главная в жизни, и самое большое наслаждение. Рассветы еще будут, и цветы заново зацветут, а люди уходят...

Беседа с Сергеем Семянниковым

"Талант – размытое понятие. Критериев четких нет. Но по-моему «талант» сродни совести. Есть талант – должна быть совесть".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".