Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Я работаю писателем..."

"Я работаю писателем..."
ДИНА РУБИНА
Писатель
Текст: Алена Бондарева

 

Дина Рубина – один из самых ярких прозаиков, не просто хорошо известных читающей публике, но давно ею любимых. В марте Дина Ильинична прилетала в Москву на свой творческий вечер, где и представила новую необычную книгу. Дело в том, что сборник «Окна» – это своего рода работа в соавторстве. Рубиной принадлежит текст, а ее мужу, художнику Борису Карафёлову – иллюстрации. Новеллы о детстве, знакомых и, конечно, окнах всех мастей, размеров измерений и смыслов…

– В «Окна» вошли 54 картины и 9 новелл, получился своеобразный синтез искусств. Но Вы почти всегда работаете на пересечении живописи и слова. Хотя есть в Ваших текстах и музыкальность, однако, как мне кажется, живописности в них больше… Чем Вас привлекает именно такое сочетание?

– Так ведь одно из качеств настоящей прозы – это ее зримость, вещественность мира, который писатель создает. Вот музыку, определенную мелодию передать на бумаге невозможно. Передать цвет, фактуру вещей – писателю проще. В этом он ближе к художнику, чем к музыканту. Однако в тексте можно передать и музыку, но своими приемами: как говорил мне когда-то замечательный стилист русской прозы Юрий Коваль: «Дина, пластика фразы, пластика фразы!» – и поднимал вверх указательный палец…

– Книга получилась невероятно органичной. Совпадает все: цветовая гамма, настроение, даже стиль. Отсюда вопрос: рисовал ли Ваш муж какие-то из полотен специально как иллюстрации?

– Кое-какие. Хотя основной корпус картин был создан не к книге, а некоторые даже много лет назад. Понимаете, я не стремилась к тому, чтобы картинами были проиллюстрированы новеллы. Мне нужна была широта горизонта, дополнительный цвет и много воздуха. А скрупулезное следование сюжетам новелл сильно сужало бы пространство прозы. К книге он писал несколько венецианских картин и две критские. Я попросила побольше «синевы». Мой отец, художник, любит рассказывать об одном своем знакомом, который, просыпаясь ночью, будил жену и говорил: «Клава, желтенького хочется, желтенького…». Вот так и я чувствовала, что книга должна быть сине-лазурной, зеленоватой, с красными всполохами.

– В одной из новелл Вы говорите: «О, эти художники! Всюду, куда ни кинь, – художники в истории моей семьи»… Что Вы имели в виду (кроме очевидного момента, конечно)?

– Вот как раз этот очевидный момент и имела в виду: отец – художник, муж – художник, близкие друзья – художники… И даже моя несостоявшаяся судьба скульптора – все это обнимает душу, составляет ту атмосферу ее бытования, которая, собственно, и сообщает стилю писателя индивидуальность.

– «Окна», как и прочие Ваши книги, пестрят яркими, выпуклыми персонажами. Действительно ли люди из Вашей жизни такие невероятно приметные (или же Вы как художник изрядно приукрашиваете)?

– Я не приукрашиваю, а работаю писателем. Это профессия такая: создавать миры. Иные миры, понимаете? Иные, чем реальность. Это такая параллельная реальность, только более яркая, чем та, которая нас окружает. Хотя и в жизни встречаются ослепительные типы, и очень яркие моменты. Редко, но случаются. И тогда я беру что-то целиком – с диалогами, мудаковатыми рожами, идиотскими жестами… Словом, это большая радость.

– Как относитесь к гиперреализму? Близки ли Вам его принципы?

– Нет, это не мое искусство. Фотография, особенно хорошая фотография, может достичь большего эффекта. И зачем мне считать волоски на лысине некоего персонажа в картине, когда они мне противны даже и в жизни? Искусство – это нечто иное.

– Вы упоминаете разные окна Венеции, Амстердама, Ташкента, окна реальные и метафизические. А какое окно Ваше самое любимое?

– Самое любимое – огромное полукруглое окно в моей бывшей квартире. Оно выходило на Масличную гору, на Гефсиманский сад… К окну был придвинут стул, на который вскакивал наш пес Кондрат и стоял так часами, крутил хвостом и смотрел на один из самых величественных и содержательных видов в истории человечества. Наверное, когда буду умирать, перед моим мысленным взором всплывет это окно, где мой покойный пес меня ждет-ждет… И когда-нибудь дождется.

 

Биографическая справка

Дина Ильинична Рубина – прозаик, автор множества романов, рассказов и повестей. Среди них сборники «Цыганка», «…Их бин нервосо!», «Весна в Провансе», «На солнечной стороне улицы», «Подчерк Леонардо», «Белая голубка Кордовы», «Синдром Петрушки» и многие другие.

Родилась Рубина в 1953 году в Ташкенте, там же окончила консерваторию (1977). Некоторое время преподавала в местном Институте культуры, собирала узбекский фольклор (за что даже была награждена премией Министерства культуры Узбекской ССР). Однако, по многократным признаниям Дины Ильиничны, писать прозу начала давно. Ранние тексты печатались в толстом журнале «Юность» (1971). А в 1980-х была опубликована первая книга.

С тех пор популярность Дины Ильиничны только растет. Ведь ее проза выдержала более 70 изданий.

В 1984 году она перебралась в Москву, а в 1990 вместе с семьей – в Израиль. Где по сей день ее называют «израильским писателем, пишущим по-русски», но, кажется, сама Дина Ильинична подобные разговоры всерьез не воспринимает.

Дина Рубина – лауреат двух израильских литературных премий и русской премии «Большая книга» за 2007 год, а также многих других. 

По книгам Дины Ильиничны поставлено несколько фильмов и спектаклей.

Источник: Читаем вместе

 

14.11.2014

"Насмешка судьбы: он написал «Остров сокровищ» и мог бы написать новых «Трёх мушкетёров», но ему это было неинтересно".

Дина Рубина - о новой книге и о тайнах писательства
22.04.2014

"Писатель создает иллюзию владения темой. Талант и мастерство в том и заключаются, чтобы у читателя создалось впечатление, будто перед ним абсолютно достоверная информация. А вот как только у него появляются сомнения – это для писателя прокол".

О Джейн Остин, ее творчестве и ее судьбе
4.03.2013

Талант особой моральной чувствительности позволял ей видеть, что самый заурядный сельский бал или коллективная прогулка куда интересней пьес Шекспира. Вот эту миниатюрность мира, эту поэзию такта и благоразумия редко могут уловить современные деятели киноискусств с их высокотехнологичными студиями и бюджетами, сравнимыми с бюджетом всей Британии конца XVIII века.

О книге, воспитании и детском чтении
18.07.2012

"Если в семье есть культ чтения, если в процессе повседневной жизни родители, просто за столом на кухне, в присутствии ребенка обсуждают интересные им книги, то ребенок обязательно почувствует тот эмоциональный фон, который царит в семье".

Борис Акунин - о своем творчестве, своих альтер-эго и своих коллегах
4.05.2012

"Беллетристика – вещь архитектурная, она требует знаний, чувства меры и дисциплины. Все 15 лет я живу с очень четким пониманием этого, хотя были моменты, когда чувствовал, будто бы упираюсь головой в стену, которую не пробить, и тогда приходилось прибегать к сильным средствам..."

О Петре Кудряшеве (1797-1927), удивительном человеке и незаурядном литераторе
18.04.2012

Кудряшев знал башкирский, киргизский (казахский), татарский и калмыцкий языки. Он был одним из первых южноуральских краеведов, который изучал жизнь и традиции многонационального края. Занимаясь литературным творчеством, Кудряшев одновременно возглавлял в Оренбурге тайное общество, целью которого были захват власти в городе и поднятие "народного бунта".

Интервью с писателем Владимиром Шаровым
11.04.2012

Он сочетает историю, мистику и философию так, что реальность обретает новые грани понимания. У нас есть писатель, в своих книгах отсекающий суету от истины.

Рекомендации родителям от Анастасии Отрощенко
13.11.2011

"Составлять списки книг на определенный возраст – занятие неблагодарное. И все же попробую восстановить в памяти, что было интересно моим детям в 6-7 лет".

О встрече премьер-министра с российскими писателями
2.10.2011

На днях премьер-министр Владимир Путин встретился с российскими писателями. Чтение стенограммы встречи доставляет эстетическое наслаждение, сопоставимое с восприятием чеховского «Вишневого сада». Тот же эффект разобщенного диалога, когда каждый говорит исключительно о своем, не слыша собеседника.

В мире книг с Екатериной Боже
9.09.2011

Рубина мастерски владеет словом. Ей под силу создание любого образа, любой ситуации... Как кукольник ведет свою марионетку, так Рубина захватывает и ведет внимание читателя в ярком, карнавальном потоке своего романа с говорящим названием "Синдром Петрушки".

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".