Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Любовь и расчет

Сестра Кассандра не была большой художницей. Но по ее ученическому эскизу выполнили профессиональную гравюру (на фото), по которой мы только и можем представить, как выглядела Джейн Остин
ДЖЕЙН ОСТИН (1775-1817)
Английская писательница
Текст: Андрей Кульба

Каждый год по всему миру появляются новые фильмы и сериалы по романам Джейн Остин. Чаще всего слишком экзальтированные в сравнении с выверенным, даже суховатым оригиналом. Кинематографисты прекрасно справляются с безумцами, бандитами, роковыми женщинами, но пасуют перед благоразумными девицами, всю жизнь которых составляют соблюдение приличий и остроты по поводу событий деревенского масштаба.

Приходилось ли Джейн Остин кормить свиней?

Джейн Остин занимала самую маленькую комнату в доме своего отца, сельского викария. Обитательница мшистой и болотистой провинции, она тем не менее соединяла в себе дары благовоспитанности и остроумия и прожила на свете сорок два года, почти не ведая особо сильных горестей. По невыясненным причинам романистка так и не вышла замуж, почти не покидала провинции, и круг ее общения был ограничен десятком вполне заурядных семейств. Однако уже к своим тридцати годам она сделалась главным авторитетом для англоязычных девиц в вопросах «охоты за женихами» и остается таковым до сих пор. Только теперь ее влияние превзошло все мыслимые пределы и распространилось на весь земной шар. Ее читают дамы всех возрастов, социалисты, юнгианцы, фаны «Звездных войн», раненые в госпиталях…Что, честно говоря, странно. Проза ее изысканна. Сюжеты незатейливы и рукодельны. Страсти, кипящие в потаенных уголках ее книг, никогда не достигают температуры хотя бы горячего кофейника. Тем не менее каждые несколько лет выходит новая книга о Джейн Остин. Каждый год появляются новые фильмы и сериалы, в основном не выдерживающие сравнения с первоисточником (исключение -- фильм 1995 года «Разум и чувствительность»). Сюжеты в романах первой английской реалистки очень оригинальными не назовешь, куда важнее то, как они рассказаны. Кино же, освобожденное от авторской речи, от мимически выразительной фразы Остин, вынуждено накачивать несложное действие бурными чувствами и подтекстами, взятыми напрокат у более эффектных романистов. Новые экранизации прекрасно вписываются в линейки исторических фильмов и мелодрам, но от остроумия и вкуса великой английской затворницы в них остается мало. Сочувствие вызывают разве что выбранные для фона пейзажи, погода и упорство режиссеров в желании изобразить героинь Остин и ее саму сногсшибательными красотками.

Современники Остин не выделяли романы о провинциальных барышнях, выходившие без подписи автора, из числа прочих модных романов. Никто не озаботился тем, чтобы снарядить профессионального художника в Гэмпшир, где жила сочинительница, запечатлеть ее абрис. Даже родители не заказывали портрет своей младшей дочери, хотя других детей этой чести удостоили. До настоящего времени посетители в разных музеях Остин вынуждены догадываться о том, как она выглядела, по портретам ее сестры и братьев. Еще какое-то представление о внешности Джейн дают любительские эскизы, сделанные старшей сестрой Кассандрой. «Ясно, что она не была красавицей, хотя избежала оспы, которая уродовала многих из ее современников, -- пишет исследовательница Кэрол Шилдс. -- Друг семейства обмолвился об искреннем выражении ее лица, живом и полном юмора». Одна из соседок Остин, уязвленная популярностью ее романов, злонамеренно сравнила ее с кочергой. Другие корреспонденты говорят о миниатюрности ее фигуры, упоминают живость движений, быстроту шага. Темные или светлые были у нее волосы? Имеется широкий разброс мнений по этому пункту, поскольку единственный сохранившийся локон писательницы обесцвечен временем и не может поведать ничего сенсационного.

Детство Джейн Остин подвергают еще более беспощадному анализу. Родилась Джейн в декабре в отдаленной деревне графства Гэмпшир. В деревне жили не больше тридцати семейств. Неизвестно, смущала ли ее отца, священника, микроскопичность прихода. Во всяком случае, размеры собственной семьи позволяли ему полнее реализовать свой пастырский талант. К моменту появления Джейн сыновей у Остинов было уже четверо, а дочь одна -- трехлетняя Кассандра, которая мечтала о сестричке. Так что новорожденной все обрадовались.

Судя по записям местного натуралиста, зима в тот год случилась необычно холодной. Ягнята примерзали к земле, садовые деревья были объедены зайцами, в кухни заглядывали дикие птицы. Никто без особой необходимости носа на улицу не высовывал. При родах обошлись без доктора -- да его в деревне и не было. Сам отец и покрестил новорожденную. Три первых месяца своей жизни девочка провела исключительно на руках у матери. А весной ее впервые вынесли на открытый воздух и… отдали в семью кормилицы. Пока девочка не овладела ложкой, родные ее только навещали.

Многие биографы считают резкое отлучение от материнской груди ключевым событием в однообразной жизни будущей романистки. Этим объясняют и недостаток нежности в ее характере, и тайные мечты ее героинь о собственном доме. Но внимание к этому эпизоду объясняется скорее недостатком более существенных подробностей. Джейн Остин не вела дневников, насколько нам известно. Все автобиографические мотивы в ее литературном и эпистолярном наследии спрятаны, как швы у профессиональной швеи. Детство -- картинка для чайной чашки. Ребенка не отослали в раннем возрасте на фабрику, как это случилось с Диккенсом. Отец не избивал мать, как у другой знаменитой тогда писательницы. Даже в общей школе они с сестрой проучились только год, а все дальнейшее образование получали в родном, весьма шумном доме. Ни приход, ни ферма не давали необходимого дохода, но размеры дома -- семь больших комнат и три чердака -- позволили отцу организовать здесь деревенскую школу и брать платных учеников.

Отец был по должности священником, а по нужде скорее фермером. (Замечательна догадка режиссера последнего фильма о юности Остин, заставившего ее задавать корм свиньям.) Жили Остины просто, гостеприимно, дружно. У одного из старших братьев Джейн сознание с какого-то возраста отказалось взрослеть, он так и остался вечным младенцем. Но родные всю жизнь заботились о нем. «Утешение в том, что этот ребенок не способен быть плохим или злым», -- говорил о нем отец. Об этом брате известно еще меньше, чем о Джейн. Но интересно, что в одном из своих взрослых писем она обмолвилась, что владеет языком глухонемых. Уж не в играх ли с братом и не в уходе ли за ним овладела Джейн азбукой жестов?

 В доме было полно лестниц, и для спуска вниз мальчики пользовались только перилами. А поскольку ковров семейство Остин не покупало, можно представить, насколько повседневный тарарам подходил для сосредоточенной работы мысли. Тем не менее с одиннадцати лет Джейн тайно от всех писала романы. Не позволяла смазывать петли у двери в свою комнатку, чтобы иметь возможность, услышав скрип, тут же прикрыть рукопись. Специально писала на клочках бумаги, которые умещались под любой книжкой.

Когда ей был двадцать один, она закончила первый вариант своего лучшего романа (тогда он еще назывался «Первые впечатления»). Пастор Остин отвез труд своей любимицы издателю, но тот, узнав о возрасте автора, читать произведение отказался. Семь лет отвергнутый роман лежал в ящике стола. Волей-неволей девушка продолжала обдумывать его, а когда в конце концов переписала, литература получила не просто милую вещицу, а «миниатюру на слоновой кости» -- «Гордость и предубеждение»:

«Все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену. Как бы мало ни были известны намерения и взгляды такого человека после того, как он поселился на новом месте, эта истина настолько прочно овладевает умами неподалеку живущих семейств, что на него тут же начинают смотреть как на законную добычу той или другой соседской дочки…»

Сказка о Золушке с экономическим уклоном

Горизонт комфортабельного мира Остин омывался океаном. Почему-то эта затворница прекрасно описывала гавани. Ясно, что, будь у английской девушки хоть малейшая возможность попасть в одну из английских морских экспедиций, Джейн наверняка бы обогатила науку этнографическим описанием алеутов или хотя бы новой идеей происхождения видов. Но женщин на парусники не брали. Ничего не осталось, как описывать англичан -- добряков-помещиков, мамаш, раскладывающих пасьянс из окрестных молодых жуиров, и тетушек, выгадывающих лишнюю серебряную ложку при дележе наследства...

Теперь мы знаем, что жизнь в английской провинции своей размеренностью напоминала распорядок тюрьмы. Как узник радуется любой весточке с воли и все упования связывает только с часовыми прогулками, так английские девицы жили письмами друг другу и сельскими балами. Из-за наследования по мужской линии все девушки были «бездомны». Замужество было столь же грандиозным и трудноосуществимым проектом, как побег для пожизненного заключенного. «Героини Остин впечатляют тем, что в социально-экономической системе, ставящей их в невыгодное положение, пользуются реальной властью, -- пишет наша современница Кэрол Шилдс. -- Читая романы Джейн Остин, мы видим, что ее женщины не просто знают, чего хотят, -- они выработали четкую стратегию, как этого добиться». Похожим образом пишут, наверное, в учебниках для военных училищ и в руководствах по современному менеджменту.

На самом деле те, кто примутся искать в романах Остин прямого руководства к действию, будут разочарованы. Несмотря на практичность главных героинь Остин, вынужденных соизмерять силу своих чувств к избраннику с размером его годового дохода, они не используют какие-то хитрости. Если разобраться, они, наоборот, совершенно немеркантильны, и богатство в придачу к любви им просто преподносит великодушный автор. Перед этим, правда, героям приходится открыть несколько простых истин -- из числа тех, которые родители безуспешно пытаются передать своим детям.

Истории Остин всегда о судьбе ребенка. Молодые люди с состоянием используются ею как разной силы пружины для развития сюжета. Ежегодная рента обеспечивает внимание читателей и все им, казалось бы, объясняет. На самом деле это не более чем дымовая завеса, потому как главные героини не придают богатству решающего значения. И Элизабет Беннет («Гордость и предубеждение») и тем более Фанни Прайс («Мэнсфилд-парк») от своих избранников ожидают благородства и нефальшивой внутренней серьезности. Ну чтоб не только солонку умел передать и на коне скакать. Чтобы все честно, красиво и раз и навсегда. А уж потом пусть к этому будет и фамильное поместье.

Остин иногда пытаются представить ядовитой старой девой, зацикленной на соблюдении приличий. Но не будь в ней искренней любви к обыкновенным людям, разве смогла бы она заметить в них столько интересного? Под пером Остин повседневность -- это полная приключений ежедневная драма, в которой каждый жест имеет значение, как в азбуке глухонемых. Талант особой моральной чувствительности позволял ей видеть, что самый заурядный сельский бал или коллективная прогулка куда интересней пьес Шекспира. Вот эту миниатюрность мира, эту поэзию такта и благоразумия редко могут уловить современные деятели киноискусств с их высокотехнологичными студиями и бюджетами, сравнимыми с бюджетом всей Британии конца XVIII века. Единственная безусловная удача -- фильм «Разум и чувствительность», получивший «Оскара» за сценарий. Хотелось бы верить, что сценарист, когда получал награду, прихватил на сцену и показал присутствующим книгу, из которой он выстриг свою работу.

Все романы Остин кончаются счастливо, но загадка ее собственной судьбы превращает ее произведения в шараду с открытым концом. «Гордость и предубеждение», прочитанные в отрочестве, в молодости и в зрелом возрасте, -- это три совершенно разные книги. Да и моральная чувствительность для большинства современных читателей -- материя совершенно таинственная. Может быть, в нашем воспитании просто не хватало сельских балов?

Чего нет в письмах?

Всего Джейн Остин оставила шесть оконченных романов. Кроме того, сохранилось сто шестьдесят ее писем. Остальные эпистолярные сокровища были уничтожены Кассандрой после смерти сестры. Кассандра не сожгла только самые пустячные послания, какими, думала она, уважающие себя исследователи должны пренебречь. Но исследователи набросились на эти обрывки и сражаются с ними до сих пор, точно котята -- с бумажными бантиками.

Получается, что жизнь Джейн заслонена Кассандрой, спрятана за ней, как за маской. Мы практически не знаем, что за человек была Джейн Остин, не слышим ее собственного голоса. В романах она всегда острит, в письмах всегда отцензурирована сестрой. Только раз в дошедших до нас словах Джейн Остин проявляется неподдельная человеческая интонация. Незадолго до смерти она произнесла: «Господи, дай мне терпения. Молитесь за меня!»

Источник: Нескучный сад

 

14.11.2014

"Насмешка судьбы: он написал «Остров сокровищ» и мог бы написать новых «Трёх мушкетёров», но ему это было неинтересно".

Борис Акунин - о своем творчестве, своих альтер-эго и своих коллегах
4.05.2012

"Беллетристика – вещь архитектурная, она требует знаний, чувства меры и дисциплины. Все 15 лет я живу с очень четким пониманием этого, хотя были моменты, когда чувствовал, будто бы упираюсь головой в стену, которую не пробить, и тогда приходилось прибегать к сильным средствам..."

О Петре Кудряшеве (1797-1927), удивительном человеке и незаурядном литераторе
18.04.2012

Кудряшев знал башкирский, киргизский (казахский), татарский и калмыцкий языки. Он был одним из первых южноуральских краеведов, который изучал жизнь и традиции многонационального края. Занимаясь литературным творчеством, Кудряшев одновременно возглавлял в Оренбурге тайное общество, целью которого были захват власти в городе и поднятие "народного бунта".

Дина Рубина - о своей книге "Окна", о своем любимом окне и своей жизни
17.04.2012

"Это профессия такая: создавать миры. Иные миры, понимаете? Иные, чем реальность. Это такая параллельная реальность, только более яркая, чем та, которая нас окружает".

13.04.2012

Вдохновение ранит, потому что открывает ветхость земной жизни, и одновременно врачует, потому что приоткрывает перед человеком замысел, который выше его. Это неожиданный выход из жизненного тупика, брезжущий свет на границе мира, оживотворение молчащих камней.

Интервью с писателем Владимиром Шаровым
11.04.2012

Он сочетает историю, мистику и философию так, что реальность обретает новые грани понимания. У нас есть писатель, в своих книгах отсекающий суету от истины.

Рекомендации родителям от Анастасии Отрощенко
13.11.2011

"Составлять списки книг на определенный возраст – занятие неблагодарное. И все же попробую восстановить в памяти, что было интересно моим детям в 6-7 лет".

О встрече премьер-министра с российскими писателями
2.10.2011

На днях премьер-министр Владимир Путин встретился с российскими писателями. Чтение стенограммы встречи доставляет эстетическое наслаждение, сопоставимое с восприятием чеховского «Вишневого сада». Тот же эффект разобщенного диалога, когда каждый говорит исключительно о своем, не слыша собеседника.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".