Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

«Премиями вдохновение не заманишь»

«Премиями вдохновение не заманишь»
ВЛАДИМИР ШАРОВ
Писатель
Текст: Михаил Шабашов

 

Он сочетает историю, мистику и философию так, что реальность обретает новые грани понимания. У нас есть писатель, в своих книгах отсекающий суету от истины. «…Мы от рождения до смерти только и делаем, что своей жизнью, своей судьбой… Библию комментируем». Одной этой цитаты из «Воскрешения Лазаря» (а всего у Шарова вышло шесть романов, последний — «Будьте как дети») достаточно, чтобы искать книги Владимира Шарова, которые читаются на одном дыхании. «Будьте как дети» уже получил премию «Книга года», а в 2008-м номинировался на «Большую книгу».

— По поводу лауреатов «Большой книги» возникают некоторые размышления. Смотрите: Людмила Улицкая, Дина Рубина, теперь Владимир Маканин… Это и так известные писатели со своим кругом читателей. А тут еще и премия…

— Я придерживаюсь другой точки зрения. Эти авторы — ориентиры в мире современной литературы. Они мастера своего дела. И хорошо, что их отмечают.

Сейчас книг стало — невероятное количество. Я, например, в большие книжные магазины не хожу. Там такое огромное количество наименований, вывесок, стеллажей, что я не в состоянии найти то, что мне нужно.

— А что вы сами читаете?

— Я люблю всё хорошее — прозу, стихи, сказки. Много читаю мемуаров и воспоминаний, написанных не профессиональными литераторами, а простыми людьми. Как они жили, воспитывали детей, как бежали, возвращались, сидели в лагерях, выходили оттуда, как любили, как понимали и свою, и общую судьбу.

Это и есть свидетельства истории, которую без таких воспоминаний мы бы вообще не знали. К сожалению, в России люди боялись всё это хранить. Письма, дневники уничтожались… ХХ век оставил много пролитой крови и очень мало описаний того, как проходила жизнь...

Что касается художественной литературы, мне нравятся Андрей Битов, Саша Соколов, Миша Шишкин, Анатолий Королев. Сейчас много разнообразной интересной литературы. Могло бы быть существенно хуже…

— В романе «Будьте как дети» много исторических фактов, от чтения которых расширяются зрачки. Историки не взвились кострами недоумения, например, после точных дат писем Крупской, приведенных в романе?!

— Нет. Мне уже и не только это научились прощать. Есть очень много такого, без чего наша история никогда понята не будет.

В ХХ веке среди важнейших для нас событий — революция, Гражданская война и всё, что было дальше, — человеку и обществу свойственно выстраивать простую, понятную историю, не вызывающую лишних вопросов и сомнений.

Я же стараюсь писать в рамках той правды, которая адекватна реалиям и сложностям описываемого времени. Иногда это мало напоминает то, что излагается в учебниках истории.

Подобное неизбежно. Приходит другое время, другие люди. И на вопросы, которые они задают, в старых учебниках нет ответов.

Я пытаюсь вернуть огромный пласт жизни или даже чаще просто помянуть миллионы людей, которые жили, рожали детей, воевали и много о чем думали.

Большинство из них погибло. Но у них была своя правда, и, какие бы ошметки, ничтожные обрывки от нее ни остались, восстанавливать эту правду необходимо. Иначе мы ничего не поймем в нашей общей судьбе.

Мир так устроен, что и при жизни человека, и после его смерти здесь, на земле, справедливости немного. От кого-то, например белых и красных, сохранилось огромное количество документов, а от других, чья роль в русском ХХ веке была не меньшей, — почти ничего.

Тысячи и тысячи проповедников, странников были бесписьменными, они передавали свои знания из уст в уста. И найти то, во что они веровали, чего ждали и на что надеялись, непросто. В любом случае я пытаюсь это понять.

В то же время, конечно, роман — это художественное произведение. И «Будьте как дети» для меня в первую очередь — это печальная притча о страшном времени.

— В одной рецензии написано: «Для героев Владимира Шарова чрезвычайно важно знать как можно больше о своих предках». А лично для вас? Вы родились в семье писателя-сказочника… А дальше?

— Я застал только одну бабушку, но и она отсидела в лагерях пять лет. Все остальные погибли.

Бабушки и дедушки, тетки и дядья, у которых были собственные деды и бабки, — всё это живые свидетели почти полутора веков жизни, к которым они так или иначе причастны. Это то, что я называю «теплой» историей. Не та, что из учебников, а совершенно конкретная, согретая радостями и печалями твоих близких людей.

С 1958 года у нас была квартира в писательском кооперативе. В то время возвращались люди из лагерей, и многие друзья отца приходили в гости, а некоторые просто у нас жили.

Рассказывали то, что видели, через что прошли. Я сидел за столом до часу ночи и слушал — меня было трудно загнать в постель. Благодаря этим людям я довольно рано много стал понимать.

Эти люди и были моими университетами, другой частью «теплой» истории. Мне кажется, что для всех нас очень важно восстановить связь времен и событий.

Возможно, вы слышали, что первыми, кто у нас почти целиком пошел под нож, были краеведы. Самобытность, непохожесть друг на друга тех или иных областей, городов, сел и семей власть выпалывала подчистую.

Теперь надо заново сажать и растить генеалогическое древо и древо отношений твоей семьи с другими семьями и вообще с окружающим миром. ХХ век у нас почти стерт. Остались сущие крупицы, однако и их разыскать в архивах нелегко.

Главное — нам надо хранить воспоминания родных. Но люди уходят, и забывать об этом нельзя.

— В одной из статей, посвященных вашему творчеству, есть такие слова: «Романы «След в след», «Воскрешение Лазаря», «Репетиция» наводят на мысль о стремлении автора в меру сил и возможностей устроиться и обрести покой среди хаоса и смуты». Это верная мысль?

— Какие-то моменты видны только со стороны. Возможно, что это так и есть.

В любом случае я благодарен за это наблюдение, потому что любому литератору — и когда он работает, и когда работа уже закончена — выйти за ее пределы трудно. Особенно если рукопись пишется не один год (а «Будьте как дети» заняли у меня почти семь лет).

Вообще же я пишу, конечно, о том, что не дает мне покоя. Но появляется ли он у меня после того, как поставлена последняя точка, сказать не могу. Скорее, просто накапливается усталость.

Лет сорок назад, еще в школе, я узнал про крестовый поход детей. В начале XIII века многие тысячи детей из Германии и Франции (большинство историков считает, что их было не меньше 25 тысяч) собрались в войско и пошли в Иерусалим отвоевывать Гроб Господень.

Они верили, что взрослые крестовые походы завершались неудачно, потому что вели их грешники. А они — дети, невинные души. И с помощью Господа освободят от сарацин Святую землю.

Стены каждого города, которые они видели на горизонте, принимали за Иерусалим и ликовали, что дошли. По пути их убивали, они умирали от болезней, голода и холода.

Несчастных захватывали и продавали в рабство, девочки попадали в гаремы. В общем, до Святой земли никто не дошел, и домой вернулись тоже немногие…

За сорок лет к походу детей много чего подверсталось, пока однажды я не стал думать, что и в попытке нашей страны спастись и построить рай на земле есть немало отголосков тех давних событий. Во всяком случае, в той части революции, которая была самой низовой и бесписьменной…

Конечно, всё, что я пишу, — это попытка разобраться в окружающем нас мире, во всей этой бесконечной крови.

— Когда рукопись сдана в издательство, как быстро вы принимаетесь за новую работу?

— После финала я вычерпнут до дна, и никакими премиями тут мне не поможешь. Это, конечно, тяжелый период. Потом, как вода в колодце, что-то постепенно начинает скапливаться. Из детства я вынес несколько очень ярких впечатлений. Вокруг них всё и собирается…

Источник: chaskor.ru

 

14.11.2014

"Насмешка судьбы: он написал «Остров сокровищ» и мог бы написать новых «Трёх мушкетёров», но ему это было неинтересно".

О Джейн Остин, ее творчестве и ее судьбе
4.03.2013

Талант особой моральной чувствительности позволял ей видеть, что самый заурядный сельский бал или коллективная прогулка куда интересней пьес Шекспира. Вот эту миниатюрность мира, эту поэзию такта и благоразумия редко могут уловить современные деятели киноискусств с их высокотехнологичными студиями и бюджетами, сравнимыми с бюджетом всей Британии конца XVIII века.

Борис Акунин - о своем творчестве, своих альтер-эго и своих коллегах
4.05.2012

"Беллетристика – вещь архитектурная, она требует знаний, чувства меры и дисциплины. Все 15 лет я живу с очень четким пониманием этого, хотя были моменты, когда чувствовал, будто бы упираюсь головой в стену, которую не пробить, и тогда приходилось прибегать к сильным средствам..."

О Петре Кудряшеве (1797-1927), удивительном человеке и незаурядном литераторе
18.04.2012

Кудряшев знал башкирский, киргизский (казахский), татарский и калмыцкий языки. Он был одним из первых южноуральских краеведов, который изучал жизнь и традиции многонационального края. Занимаясь литературным творчеством, Кудряшев одновременно возглавлял в Оренбурге тайное общество, целью которого были захват власти в городе и поднятие "народного бунта".

Дина Рубина - о своей книге "Окна", о своем любимом окне и своей жизни
17.04.2012

"Это профессия такая: создавать миры. Иные миры, понимаете? Иные, чем реальность. Это такая параллельная реальность, только более яркая, чем та, которая нас окружает".

Рекомендации родителям от Анастасии Отрощенко
13.11.2011

"Составлять списки книг на определенный возраст – занятие неблагодарное. И все же попробую восстановить в памяти, что было интересно моим детям в 6-7 лет".

О встрече премьер-министра с российскими писателями
2.10.2011

На днях премьер-министр Владимир Путин встретился с российскими писателями. Чтение стенограммы встречи доставляет эстетическое наслаждение, сопоставимое с восприятием чеховского «Вишневого сада». Тот же эффект разобщенного диалога, когда каждый говорит исключительно о своем, не слыша собеседника.

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".