Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Киргизский пленник (быль Оренбургской линии)

Киргизский пленник  (быль Оренбургской линии)
ПЕТР КУДРЯШЁВ (1797-1827)
Писатель, этнограф, руководитель Оренбургского тайного общества

Ниже мы публикуем один из художественных текстов П.М. Кудряшева, книга сочинений которого увидит свет в ближайшее время в Издательстве Игоря Розина.

Верхнеуральск, составляя пограничную крепость, принадлежит к числу уездных городов Оренбургской губернии; он находится под 53° 52' 40'' северной широты и под 76° 47' 12'' восточной долготы от первого меридиана, через остров Ферро проведенного. Немногие крепости, немногие города могут похвалиться таким прекрасным местоположением, какое играет Верхнеуральск, стоящий на левом, крутом берегу быстрого Урала. Вокруг него возвышаются горы, расположенные в виде неправильного амфитеатра. С одной стороны виден величественный, безлесный Извоз, с глубоким ущельем, которое начинается от самой вершины и оканчивается близ подошвы; с другой – синеется угрюмая, дикая сопка, на коей лежат ужасные камни, издали кажущиеся огромным строением; подле нее зеленеется Мохнатая гора, покрытая молодым березняком. Вдали чернеет цепь гор Рифейского хребта*. Между ними, в большом отдалении, в ясное время видна страшная Иремель-тау, грозный исполин Каменного Пояса**, покрытый вечными снегами и окруженный холодными туманами и сизыми облаками! Быстрый Урал шумит, извивается в тысяче излучинах и, при самом городе, принимает в себя прозрачную Урляду, с которой вблизи соединяются светлые струи тихой Узельги. На правом берегу Урала разлиты многие озера, которые, при солнечном свете, блестят как чистое серебро. В недальнем расстоянии от города протекает игривая речка Ямская. Словом, быстрый взор на каждом шагу встречает предметы самые прелестные, самые восхитительные, самые романические!..

* Рифейские горы – старинное название Уральских гор. Изначально, в античности так называли возвышенности, дающие начало основным рекам Скифии. В греческой мифологии, кроме того, считалось, что на Рифейских горах находилось жилище северного ветра Борея. – Прим. ред.

** Еще одно название Уральских гор. – Прим. ред.

Благословляю, благословляю тебя, незабвенный Верхнеуральск! Ты занимаешь незавидное место на карте Азиатской России; но самое первое – в моей памяти, в моем сердце! Могу ли, могу ли я забыть время, проведенное в тебе, пленительный городок? То бесценное время, в которое меня окружала радость, в которое меня лелеяло счастье. – Увы! Почто минуты радости пролетают быстро? Почто счастье наше бывает непродолжительно? Но что такое радость? Мыльный пузырь! Что такое счастье? Блестящая пыль на крылышках бабочки! Дунь – и мыльный пузырь лопнет! Прикоснись ко крылышкам мотылька – и блестящая пыль исчезнет... Расставшись с тобою, незабвенный Верхнеуральск, я расстался с игривою радостью, расстался с легкокрылым счастьем! Все, что было для меня мило, что было для меня драгоценно – осталось в тебе, незабвенный Верхнеуральск!..

Увы! С тех пор я узнал людей, не имеющих ни сердца, ни чувств, таких людей, которые забыли права человечества и отравили жизнь мою ядом мучительной горести!.. Но судьбы неисповедимы! Может быть, и мне предстоит счастливая будущность; может быть, и я паки* узнаю радости, как Федор, о котором хочу рассказать моим читателям, слышав приключение его от одного почтеннейшего старца, находившегося при заведении Оренбургской линии: оно случилось вскоре по основании Верхнеуральска ст[атским] совет[ником] Кирилловым.

* Опять, снова, вновь (устар). – Прим. ред.

Федор, прекрасный молодой вахмистр, сын бывшего Билярского драгунского полка поручика, по приказанию начальства, вместе с тридцатью драгунами, состоял при пастьбе конского табуна, находившегося на внутренней стороне линии, в пятнадцати верстах от Верхнеуральска, при озере Малом Богадаке. В одну темную ночь табун и находившиеся при оном драгуны были окружены разбойническою шайкою киргизцев, состоявшею из четырехсот человек. Варвары сделали сильный и стремительный натиск; но неустрашимые драгуны встретили их храбро. Началась ужасная битва: засвистели пернатые стрелы; зазвучали булатные копья; зажужжали свинцовые пули; от острых сабель и тяжелых палашей посыпались искры – и горячая кровь обагрила холодную землю!.. Варвары бились, желая корысти; драгуны защищались, исполняя священный долг службы. Сохраним от забвения имена трех героев, в особенности отличившихся во время сей битвы: это были старые, заслуженные драгуны Лобов, Волков и Абалдуев, слыхавшие свист шведских пуль и звуки турецких сабель. Сии драгуны – истинные сыны Отечества, истинные герои – сражались как разъяренные львы, как лютые тигры; они изрубили многих злодеев; а мужественный Лобов сильным ударом тяжелого палаша перенес надвое предводителя разбойнической шайки, киргизского батыря Карагуша... Но что может сделать горсть храбрых противу буйного многолюдства? – Драгуны, все без исключения, были побиты; один только Федор, покрытый двенадцатью ранами и ослабевший от большого истечения крови, взят в плен. Варвары, осмотрев раны несчастного вахмистра, перевязали их по-своему, потом посадили его на лошадь, руки и ноги стянули арканами. После того злодеи поехали к берегам Урала, а некоторые из них погнали конский табун. Во время пути киргизцы, гнавшие лошадей, беспрестанно ударяли огнивами в кремни для того, чтобы разливавшиеся от оных ударов искры освещали им дорогу. Злодеи перегнали табун и переправились через Урал вплавь, близ Красного Яра.

Что могло быть хуже положения, в каком находился несчастный Федор? Связанный, он не мог пошевелиться; а между тем раны причиняли ему жесточайшую боль. Путь разбойников продолжался четверо суток. Каждую ночь варвары, расположившись ночевать, покрывали связанного Федора войлоком и на края оного ложились сами, для того чтобы молодой вахмистр не мог сделать побега. На пятый день киргизцы прибыли в свой аул, расположенный на небольшой речке, близ бора, именуемого Карагач. Федор достался в невольники старому батырю Кутлубаю, который принялся лечить нашего единоземца от полученных им ран. Способ лечения был самый простой, именно: Федора каждодневно обкладывали горячею овчиною, за минуту перед тем с барана снятою. Это простое лечение было очень полезно для нашего вахмистра; он, по прошествии пяти недель, совершенно выпользовался*. По выздоровлении Федора была призвана старая колдунья, называемая Джа-Адугар, которая, по мнению суеверных киргизцев, умела производить то, что каждый пленник, сделавший побег, во время оного заблуждался и снова попадал в неволю. Старуха, вырвав несколько волос из головы Федора и спросив его об имени, поставила бедного невольника среди кибитки, на расчищенном и солью посыпанном месте, на котором раскладывается огонь. После сего колдунья принялась делать заговоры, велела Федору три раза отступать назад, плевать на свои ступни и каждый раз выскакивать из кибитки, потом насыпала ему на язык несколько золы, на которой он стоял, – и колдовство кончилось. После того Кутлубай говорил Федору следующее: «Слушай, невольник! Ты должен мне служить верно; за это я буду кормить тебя, одевать и обувать; но ежели ты сделаешь побег, то знай, что нигде не можешь от меня укрыться – ни на земле, ни в воде, ни в воздухе: я тебя поймаю – и тогда, с жесточайшего наказания, подрежу тебе кожу на подошвах, насыплю туда мелко изрубленных конских волось, и сделаю то, что ты будешь мучиться и раскаиваться целую жизнь!» Такие жестокие угрозы у варваров киргизцев, к несчастью бедных невольников, исполняются на самом деле.

* Здесь: вылечился. – Прим. ред.

Батырь Кутлубай имел трех сыновей, Ак-Кусюка, Ишберду, Юламана, и дочь Баяну. Сыновья Кутлубая были смелые батыри, или лучше сказать – славные воры и разбойники, от которых много терпела Оренбургская линия; но Баяна нисколько не походила на своих братьев: она была прелестная 16-летняя девушка – скромная, невинная, добродушная и очень, очень милая!

Соображаясь с обыкновением земляков своих, варвар Кутлубай обрил молодому невольнику голову и одел его в киргизское платье. Житье Федора было бы довольно сносно, если бы киргизцы кормили его досыта; но злодеи каждодневно давали невольнику своему одни только кости и небольшую чашку молока или растопленного сала. Желудок молодого вахмистра, привыкший к русским щам, круглым пирогам, блинам и оладьям, долго не мог принимать киргизской умеренной пищи, а особливо растопленного сала; но нужда всему научит! Занятие Федора состояло в том, что он, закованный в тяжелые железа, должен был каждодневно пасти киргизских баранов. Как часто несчастный молодой человек, изнуренный голодом и ослабевший от полудневного зноя, повергался на землю! Как часто, в глубокой горести, он вспоминал священные берега Урала, вспоминал отца, мать, братьев и сестер! Как часто умолял Всевышнего о даровании ему золотой свободы! Как часто, приведенный в отчаяние, призывал смерть, чтобы она прекратила его мучения!

Время текло; целый год прошел уже с того дня, как несчастный Федор попал в неволю, – горестный, мучительный год!  Он показался нашему вахмистру целым веком. Шелковая трава, покрывающая киргиз-кайсацкие степи, зеленелась, цветы разливали приятный запах, жаворонок резвился в воздухе, трепетал и громким пением изъявлял свою радость; все веселилось, все восхищалось прелестями живительной весны: один только Федор крушился, один только Федор проливал горькие слезы!..

Однажды несчастный невольник, утомленный дневными трудами, лежал в некотором расстоянии от кибитки своего хозяина, смотрел на голубое небо, усеянное звездами, и мечтал о свободе. Приближалась полночь; но благодетельный сон бежал от глаз несчастливца... Наконец природа вступила в права свои – и Федор начал дремать... Вдруг раздался тихий, приятный голос... Молодой вахмистр раскрыл глаза – и кого же увидел перед собою? Прелестную киргизскую девушку, дочь Кутлубая. «Встань, встань, бедный невольник! – так начала говорить Баяна. – Встань и утоли свою жажду». Федор, удивленный неожиданным приходом девушки, приподнялся, но не знал, что говорить, хотя хорошо уже научился киргизскому языку. «Я тебе принесла кумызу, – продолжала Баяна, – пей его, милый невольник!» Федор принял чашу; девушка села подле него. «Мне жаль тебя, милый невольник, – говорила она, – жаль, очень жаль! Тебя мало кормят, а потому я и принесла кумызу, который утолит твой голод, утолит твою жажду... Даю тебе верное слово: каждую ночь, если будет возможность, я стану приносить тебе кумыз и мясо: только ты должен быть молчалив, чтобы никто не сведал об этом. Знаешь ли, милый невольник, я тебя люблю, очень люблю и со временем, быть может, постараюсь возвратить тебе свободу». Федор, со слезами на глазах, благодарил прекрасную Баяну за ее добродушие, за ее обещание, и уверял, что он благодеяний милой девушки не забудет до самой смерти.

Киргизская девушка устояла в своем слове: она каждую или почти каждую ночь приносила мясо и кумыс, предлагала их молодому невольнику; садилась возле него; говорила ему о любви своей и о том, что она чувствует большое удовольствие, когда видит и слушает его. Федор не мог быть равнодушным к прелестям милой девушки: он полюбил ее – и полюбил нежно, страстно, пламенно!

О первейшее благо жизни нашей, союз двух сердец, всесильная любовь! Ты, как дивная чародейка, творишь чудеса: истребляешь наши горести, уменьшаешь несчастия, прогоняешь тяжкую скуку; ты рассыпаешь вокруг нас радости, умножаешь наше счастье, разливаешь веселие, ты усыпаешь путь наш благовонными розами, ты услаждаешь горестную неволю и облегчаешь тяжесть оков! Федор, узнав силу любви, нашел в ней отраду и утешение в своем несчастии.

В одно время Кутлубай, сыновья его и прочие киргизцы были приглашены в соседственный аул на поминки, отправляемые по одном умершем богаче. В ауле Кутлубая остались одни только женщины и дети. По наступлении ночи прекрасная Баяна явилась к Федору и говорила ему: «Радуйся, милый друг! Ты можешь теперь получить свободу; не теряй времени: вот тебе острая пила; скорее распили свои оковы; лошади и съестные припасы уже готовы; мы можем теперь же ехать... Ведь ты не оставишь меня здесь?» – «Могу ли, могу ли я тебя оставить, прекрасная Баяна! – вскричал Федор, принимаясь пилить железа, – ты моя спасительница, ты мой Ангел! Я скорее соглашусь умереть в неволе, нежели уехать без тебя, несравненная девушка!»

Любовники, не теряя времени, сели на лошадей, хорошо оседланных и обвешенных съестными припасами, и благополучно отправились в путь. Они ехали только по ночам, а во время дней укрывались в оврагах и кустарниках.

По наступлении утра семейство Кутлубая хватилось Баяны и невольника; но, не нашед их, догадалось, что они бежали. Сведение о сем дошло до Кутлубая не прежде, как на другой уже день. Разъяренный киргизец, – произнося ругательства своей дочери и клянясь Магометом, что он изрубит ее в мелкие куски, если догонит, – отправился, вместе с сыновьями своими, вслед за бежавшими; но, к счастью, Федор и Баяна были уже далеко; а потому и преследование не могло иметь никакого успеха.

На седьмой день после своего побега юные любовники прибыли благополучно в Верхнеуральск. Могу ли, должен ли я описывать свидание Федора с отцом, матерью, братьями и сестрами? Нет! Предоставляю воображению читателей составить картину, могущую растрогать сердце самого нечувствительного человека.

Киргизская девушка приняла христианскую веру; при святом крещении она была наречена Ольгою – и сделалась супругою счастливого Федора. Прелестная Ольга очень скоро выучилась говорить по-русски, привыкла к нашим обычаям, к нашему образу жизни и была доброю женой, доброю хозяйкой и доброю матерью своих детей – плодов супружеской любви.

Конец невымышленной повести и конец испытанию терпения моих читателей!

 

Страницы истории Верхнеуральска
29.04.2014

На старинном верхнеуральском кладбище сохранился надгробный памятник с надписью: «Котя Менжулинъ. 1910-1918». Кто такой Котя? Почему он умер так рано?

Страницы биографии Готлиба Михайловича Ронинсона
30.01.2014

В биографии гениального комика, снявшегося в таких фильмах как «Берегись автомобиля», «Зигзаг удачи», «Ирония судьбы, или с легким паром!», «Двенадцать стульев» и т.д., есть строка: «В 1941-1945 годах – старший пионервожатый и воспитатель детского дома в Верхнеуральске». Что за ней скрыто?

23.05.2013

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения и 95 лет со дня трагической гибели Михаила Дмитриевича Громогласова, священника и просветителя, принявшего мученическую смерть от рук большевиков.

Страницы истории Верхнеуральска
22.10.2012

"Лишь летом 1917 года П.С. Полосин перестал быть городским головой. Когда в  1918 году к Верхнеуральску приблизилась гражданская война, старший сын Михаил долго уговаривал отца уехать с ним вместе, но Петр Семенович решил остаться, говоря, что ему ничего сделать не могут, хотя бы уже потому, что кроме добра он никому ничего иного не делал. За эту веру в справедливость людей он заплатил своей жизнью".

28.09.2012

«...приказал я егерским полкам и 3-му баталиону Уфимского полка атаковать штыками, любимым оружием русского солдата. Бой яростный и ужасный не продолжался более получаса: сопротивление встречено отчаянное, возвышение отнято, орудия возвращены, и не было слышно ни одного ружейного выстрела ... пленных не было ни одного, из всей бригады спаслись бегством немногие».

О Петре Кудряшеве (1797-1927), удивительном человеке и незаурядном литераторе
18.04.2012

Кудряшев знал башкирский, киргизский (казахский), татарский и калмыцкий языки. Он был одним из первых южноуральских краеведов, который изучал жизнь и традиции многонационального края. Занимаясь литературным творчеством, Кудряшев одновременно возглавлял в Оренбурге тайное общество, целью которого были захват власти в городе и поднятие "народного бунта".

Интервью 2005 года
31.03.2011

В чем смысл деятельности писателя, историка? Я согласен с Ключевским, который говорил: "В жизни ученого и писателя главные биографические факты - книги, важнейшие события - мысли". Давайте больше не будем говорить о подробностях моей биографии…

Интервью с А.Е.Поповым
11.03.2011
Коллеги о нем отзываются по-разному, например: «Человек неоднозначный, с трудным характером». Ученики запросто, без особой робости заглядывают в кабинет. Сам говорит так: «Бог – всё, что не я».
Хотя из всех людей ближе всех к Богу находится, наверное, поэт. Итак, разрешите представить: Александр Евгеньевич Попов.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".