Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

О "ВОСПОМИНАНИЯХ" Р.Я.СТАРОВОЙТОВОЙ

О "ВОСПОМИНАНИЯХ" Р.Я.СТАРОВОЙТОВОЙ

Книга Риммы Яковлевны Старовойтовой (Потаповой), матери Галины Старовойтовой, – это подробно-неспешный рассказ о целой эпохе, увиденной сквозь призму жизни одной семьи: история и быт Челябинска 30-х годов, военные будни, послевоенный Ленинград, детство и взросление героини, рождение дочерей и их взросление… Всё, о чем пишет автор, благодаря простоте и живописной силе языка, кажется удивительно достоверным, словно только что случившимся, словно это безвозвратно ушедшее еще не закончилось, длится, живет… Такова магия цельной души, цельной натуры – в скупых строках воспоминаний она словно бы сохраняет  самое время.

 

Фрагменты книги:

«…Бабушка Александра соберет, бывало, «вагон» ребятишек с нашей улицы (ул. Коммуны, д. 109, напротив «дроболитейки»), сложит нехитрый скарб на двухколесную высокую тележку, туда же два пустых мешка и интересный чайник – самовар с трубой, и с шумом-гамом отправляемся в бор за сосновыми шишками. Бабушка прерывающимся голосом поет песню об ивушке : «Ивушка, ивушка, зеленая была… Что же ты, ивушка, невесела стоишь?..» И это всякий раз. Видно, она ее любила. Мы, дети, набираем два мешка сосновых шишек для растопки самовара дома, бабушка их утрясает, перевязывает, взваливает на тележку, едем дальше. Бабушка находит светлый ручей, ключевой родничок, набирает воды в чайник-самовар, растапливает шишками его, заваривает травами, раскладывает вокруг «стола» шаньги картофельные, сметанные, с творогом, баранки, просто хлеб или несдобный калач (кому что дали родители с собой) – ах, вкусно, сладко, ароматно в лесу, на родниковой водичке, с бабушкой, с друзьями-соседями с одной улицы… Бабушка знает много сказок, шуток-прибауток, уральских и еще волжских «из-под Нижнява»... С собой у нее всякие веревочки, бечевочки, мочалочки – для перевязывания букетов из лесных цветов, которые мы собираем по пути и несем домой. Вдоль родникового ручья растут желтые душистые купавки с резными листьями (под Ленинградом росли у меня на грядке на даче, наделяла ими соседей, но с боле слабым ароматом, хотя и хороши). Идем, идем по лесу – и вдруг просека – сплошь покрыта крупными яркими (ярко-голубыми) ароматными незабудками, ветер колышет их – впечатление голубой волны...

...Дом был напитан доброжелательством, шутками, трудами. Как сейчас, помню большой круглый стол с откидными крыльями, сработанный моим дедом по линии отца, накрытый вязанной скатертью из приданого матери. На столе двухведерный самовар типа толстовского из Ясной Поляны, «поет», жаром пышет, в нем, я знаю, положены под крышку свежие яйца, из которых самовар сделает классические яйца всмятку. На самоваре расписной заварной чайник, на столе фарфоровые чашки с блюдцами, а на блюде домашняя выпечка – шаньги нескольких сортов. Самовар ставится утром и вечером. Это завтрак и ужин. Обед будет из «вареной» пищи, что бог пошлет. В какой-то раз – нет шанежек, а есть гороховый кисель с растительным маслом (возможно, пост). Я его не люблю, не хочу.

– Ты что не ешь? Губы надула.

– Не хочу...

– Не хочешь – не надо. Выходи из-за стола. Надула губы толще, брюхо будет тоньше.

Думаю, что это голос мамы. Вопрос исчерпан.

Бывало и так: «Идите спать. Нет на ужин ничего». Мы укладываемся. Я хнычу (тогда младшая в семье, дошкольница). Вдруг мама: «Ой, ребята, я вспомнила, у меня ведь горошница есть (гороховая каша)!» Я выползаю к столу, канючу – ну вот – горошница, горошница... Братья долго меня дразнили «горошницей».

Итак, круглый стол посередине комнаты, вокруг семья: мама, отец, бабушка, четверо детей – два старших брата, две младшие сестры. Здесь дают все наставления, здесь отчитываемся обо всех делах в школе. Здесь же в Пасху раздают куличи – каждому отдельный, празднично украшеный, и один общий, низкий, широкий для общей еды за столом. Помню: вкусно, красиво. К Пасхе мама готовила еще большую горку (как положено по христианскому обычаю) – на круглом подносе горкой земля, на ней мама заранее высаживала овес, к Пасхе он вовсю зеленел, и в зелень раскладывалис ь крашеные вареные яйца - разноцветные, но красные полагалось иметь обязательно!

…После смерти отца и ухода братьев в армию случилась с нами целая история. Пришли из Водоканал-треста и сказали, что им квартира нужна для нового главбуха, а нам дадут равноценную за городом, на подстанци. Мать ходила в обком – доказывала: два сына в армии; писала потом в Верховный Совет СССР – что же семью выселяют? Плевалась потом, что только деньги на марки истратила, а правды нет нигде. И мы не возражали. Но 31 августа (видимо, 1939 г.) – последний возможный день выселения, а дальше, с 1 сентября, осень – выселять уже нельзя, подогнали к дому грузовик, собрали наш скарб и вывезли нас в барак, за город, в район областной больницы: мама, бабушка, я и Ритка. Окна вровень с землей, барак засыпной, но никогда не засыпался, углы промерзали насквозь, в умывальнике вода застывала льдом. Утром, чтобы умыться, я пробивала лед молотком, закалялась... Просыпаешься утром, ноги в ледяные валенки  умываешься ледяной водой. Бабушка ставит самовар, что ели – не помню. Кур держали в подполе, и для них там горел свет. Куры неслись и «ростились». Приехал с нами и белоснежный пушистый сибирский кот Маркиз, обслуживал всю округу. «Удобства», полгода замерзающие льдом, на свежем воздухе…»

вокруг проекта

О воспоминаниях Р.Я.Старовойтовой: "Нам, челябинцам, эта книга, пожалуй, ближе, интереснее, чем ленинградцам, ведь речь в ней почти о полувеке жизни большой челябинской семьи".

Книгу под названием «Дневник рекламиста» открываешь с робостью: ждешь советов по грамотному маркетингу, решения проблем типа «как оказывать влияние на людей», мастер-классов по рекламным кампаниям и...

Элементы проекта

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

Здесь можно скачать книгу

"...мне всё равно, где быть искренним - в стихотворении, колонке или дневниковой записи..."

"Зачем люди пишут? Дух просится наружу. Дух – простое и непостижимое торжество света, которое только и есть истинный человек, – тревожит и просится в убогую тень земную..."

Книга Риммы Яковлевны Старовойтовой (Потаповой), матери Галины Старовойтовой, – это подробно-неспешный рассказ о целой эпохе, увиденной сквозь призму жизни одной семьи...

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".