Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

На границе со Степью

На границе со Степью
КИРИЛЛ ШИШОВ
Писатель, краевед

 

Мы начинаем публиковать серию очерков К.А. Шишова о судьбах Южного Урала, написанных для пятитомного издания «Челябинская область в фотографиях», выпущенного издательством "Каменный пояс" около десяти лет назад.

Являясь, с одной стороны, комментариями к богатому визуальному ряду этих фотоальбомов, эти тексты, с другой стороны, имеют вполне самостоятельное значение. В них была предпринята (едва ли не впервые) попытка увидеть еще относительно недавнюю историю нашего края с геополитической точки зрения, осмыслить историю области в контексте истории общероссийской.

Все очерки из первого тома пятитомника «Челябинская область в фотографиях: 1900-1920» можно найти здесь.

 

Расположенная между Челябинском и Оренбургом степная зона с черноземными почвами и жарким летним солнцем – благодатная территория России, освоенная усилиями тысяч безымянных хлебопашцев. Яркими стратегами организованного заселения этих земель были Иван Кириллов, Алексей Тевкелев, Василий Татищев, Иван Неплюев. Все они приложили массу усилий, чтобы от конфронтации и вражды перейти к дружеским торгово-экономическим связям с казахами и бухарцами, хивинцами и кокандцами, обеспечить развитие промышленности и земледелия в новоосвоенных землях между Башкирией и Казахстаном.

Опорой в этом великом деле стали степные города, преобразованные из крепостей в ярмарочно-культурные поселения. Окружены они были многочисленными казачьими станицами, где жили люди, не знавшие крепостного права и владевшие громадными наделами общинной земли…

Привилегии, не раз подкрепленные указами императоров, формировали в этих местах особый уклад жизни, энергичное, деятельное население, способное быстро улавливать потребности рынка.

 

Троицк – пограничный в пору своего возникновения, пограничный и сейчас, после распада СССР, город России. Заложен он был И.И. Неплюевым в 1743 году на реке Уй. К началу XXвека Троицк стал крупным уездным центром с населением свыше 25 тысяч человек. Находился он на важном транзитном пути из России в Среднюю Азию. Его достопримечательностями были уникальный меновый двор, где металл, шерсть, бумажные изделия, сахар и кожевенные товары Урала, Поволжья, центра обменивались на хлопок, шелк, шерсть, кожи, фрукты, лошадей, крупный рогатый скот. Обороты обмена достигали десятков миллионов рублей. Троицкие купцы Яушевы и Валеевы вели торговлю на огромном пространстве – от Алма-Аты до Казани. Впечатлял (даже европейцев) и размах строительства. Город имел две гимназии, из которых вышли множество ярких личностей, например, легендарный юрист, адвокат Ф.Н. Плевако или исследователь тунгусского метеорита Л.А. Кулик. Мусульманское благотворительное общество славилось своими питомцами, блестяще владеющими восточными языками – арабским, персидским, хинди и санскритом.

Другой степной город, Верхнеуральск, долгие годы играл роль своеобразной столицы казачьего региона. В XVIIIвеке отсюда и по реке Урал, и по специально проложенному из Екатеринбурга тракту шло снабжение Оренбурга хлебным и воинским припасом. В XIXвеке он формировал казачьи полки, покрывшие себя славой в наполеоновских походах и труднейших экспедициях в Среднюю Азию и на Памир.

Город освоил производство оренбургских платков – тончайших уникальных по красоте и ажурности плетений из козьей шерсти.

Первоначально пограничным укладом жизни отличался и Миасс, расположенный у подножия Ильменского хребта и окруженный созвездием разнообразных озер, то степных, камышовых и горько-соленых, то горных, глубоких и чистых…

Но судьба этого города резко изменилась после открытия месторождения меди и золота. Свыше 50 пудов драгоценного металла ежегодно получала отсюда казна, а число вольных старателей, промывавших пески горных рек вокруг города, исчислялось несколькими тысячами.

Миасс был центром золотопромышленности громадного региона – от Оренбурга до Самары. В нем находились многие конторы частных предпринимателей (в большинстве – анонимных!), которые занимались скупкой драгоценных металлов и поделочных камней (гранатов, топазов, аквамаринов и др.). В начале XXвека проживали в нем свыше 16 тысяч человек. Миасс имел вполне городской характер застройки, отличавшийся, впрочем, своеобразием сочетания дерева и камня, кузнечной ковки и ажурного кирпича в бесчисленных особняках, конторах, складах и заводских строениях, мельницах и амбарах. Совмещая торговлю хлебом с добычей золота, город отправлял свой товар по Самаро-Златоустовской железной дороге, идя вполне в ногу со временем…

 

Степные города, располагаясь в зоне контакта этносов и географических зон, постепенно выработали каждый свой облик и свой уклад, завоевав свою «нишу» в сложной структуре Российского государства, обращенного одновременно на Запад и на Восток. Яркий евразийский характер степных городов Южноуралья (а сюда относились и Оренбург, и Орск, и Курган, и Шадринск) – неповторимая по богатству и своеобразию страница истории Отечества. Осмысление их судеб в глубинном контексте эволюции цивилизации – задача будущих поколений историков России.

 

Редакция сайта Zenon74.ru выражает признательность издательству "Каменный пояс" за любезно предоставленные для публикации материалы.

 

Вокруг

Работал он увлеченно, творчески, не считаясь с личным временем, находил новые факты, делал краеведческие открытия. Им издавались новые статьи, газеты и буклеты о городе и музее. Он встречался с верхнеуральскими учителями, библиотекарями, краеведами, проводил с ними семинары. Михаил Самуилович буквально объездил и облазил весь район, и искренне полюбил его.

Обзорный очерк

"Говоря о развитии челябинской школы в XVIII – нач. XX вв., мы  хотели бы отметить, что она, как и российская школа в целом, ориентировалась на общественные потребности.  Утилитарность даваемых ею  знаний изначально доминировала над их мировоззренческим содержанием".

"Грязеклассическую хлебную площадь обыкновенно заливает от разлива реки, лавчонки превращаются в плавучие острова, и тогда Челяба бывает жалости достойна. За реку можно попасть только на лодках, и сердце обывателя может успокоиться только тем, что управой уже приняты "меры".

Интервью с поэтом К.А.Шишовым

Российские мыслители были, есть и будут пионерами глобального освоения всего цивилизационного пространства. В их творчестве мы находим единство нравственного, этического и исследовательского, научного подходов. Этого не дают в школе, чему можно лишь удивляться. Но я читаю этот курс своим студентам. И читаю так, как читал бы поэзию...

Интервью с К.А.Шишовым

Мне исключительно повезло: живя в одном городе, видя судьбы, я вижу возмездие неправедности, я вижу удивительную роль судьбы и провидения... И мне не важно, какая рядом со мной литература – пользующаяся большим успехом или меньшим. Для меня литература – это способ изучения наличной реальности.

В круге

Как ни странно, о кунашакском метеоритном дожде никто не вспомнил, а он был «тяжелее» челябинского. Тогда не было таких средств связи, которые способны за считанные минуты разнести новость по белу свету. И потому «скромный» кунашакский дождь не имел шансов на такую раскрутку, как «шумный» челябинский. Хотя и был «весомее».

"Он жил при Пушкине, и был на два года его старше. У них были общие знакомые, и очень возможно, что Александр Сергеевич кое-что читал «из Кудряшева» в «Отечественных записках». Он жил через 50 лет после Пугачевской войны, но Пугачев был ему остро интересен. При нем шла Отечественная война: в 1812 году ему было 15 лет. На все, про все Кудряшеву было отведено 30 лет жизни".

Кирилл Шишов - о Леониде Оболенском и его эпохе

Воспоминания и размышления К.А.Шишова о Леониде Оболенском возникли как следствие тридцатилетнего общения и многочисленных бесед. Представляя собой рассказ о жизни Оболенского, они одновременно являются замечательной попыткой осмысления опыта эпохи, увиденной сквозь призму одной судьбы, одной души - души "последнего князя" страны Советов.

"Жизнь и судьба Рудольфа Чапцова – путь из физиков в лирики, уникальный пример ученого-технаря, ставшего философом космического масштаба. Простота и ироничность, неизменное чувство юмора и границы порядочности в каждом поступке – вот что он нес с собой".

Кто-то мне рассказывал, как однажды (вскоре после войны) он был поражен видением, подобным наваждению: в лесу, на берегу одного из каслинских озер, вдруг возникли странные люди в нездешних одеяниях, изъяснявшиеся на немецком языке... Десант немецких ученых на Сунгуле тогда, в 1947 году, и верно, весьма напоминал инопланетный.

Беседа с археологом Г.Х. Самигуловым о раскопках на Ярославской площади

"Мы будем говорить  об истории Челябинска. И, может быть, самое интересное и интригующее, самое неуловимое в этой теме – та грань, когда Челябинска еще не было, но перед самим его появлением.  Если на эту точку посмотреть с какой-то высоты, например, в 1736 году, – как всё выглядело? Что было и чего не было?.."

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".