Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Челябинец в первом поколении

Челябинец в первом поколении
ВЛАДИМИР ПОЗДЕЕВ
Топонимист, краевед
Текст: В.А. Рождественский

 

Есть такое выражение: "на роду написано". К В.В. Поздееву это относится в буквальном смысле. Появился он на свет в деревне Ильинка Красноармейского района 28 июля 1936 г. Родился слабым, не верили, что выживет, поэтому оформлять свидетельство о рождении стали только в августе. Регистраторы ЗАГСа нашли в книге записей свободную строчку - и с тех пор официально считается, что родился Поздеев в Челябинске 8 июля. И еще одна "запись на роду": отца призвали на фронт в 1942 г., а потом сообщили, что он пропал без вести в 1941-м… Надо ли удивляться тому, что известный челябинский краевед Поздеев проверяет и перепроверяет самые, казалось бы, общеизвестные исторические свидетельства?

Взять хотя бы название нашего областного центра. Челяба - "яма" или мифический Селебей? Владимир Васильевич выстраивает цепочку: челе, шеле, селе - географические названия с подобными зачинами. И выясняется - большинство таких названий связано с дорогами - где перевал, где брод, где ущелье… Там, где Челябка впадала в Миасс, было много песчаных наносов. Стало быть - броды, "проход речной". И все это подтверждает настольная книга Владимира Васильевича - "Пуштунско-русский словарь". Такая основательность подхода уже в первых газетных публикациях Поздеева в 1980-е гг. привлекла внимание легендарного челябинского краеведа И.В. Дегтярева. Его В.В. Поздеев считает своим учителем. Иван Васильевич познакомился с ним, признал Владимира Васильевича "серьезным человеком", впоследствии доверял ему читать свои краеведческие тетрадки. Такой чести удостаивался не всякий "остепененный" историк, а Поздеев был по образованию инженер.

В Челябинский энергетический техникум он поступил после окончания в 1952 г. восьмого класса копейской школы №13: хотел до армии получить специальность. В техникуме было много преподавателей из числа репрессированных. У самого Владимира Васильевича семью не обошли репрессии, оттого родители уехали из Поздеевой заимки в Челябинск, где легче было затеряться в тревожные 1930-е гг. Когда служил на Тихоокеанском флоте в радиотехнической лаборатории морской авиации (1956-1958), пришло время разоблачения культа личности. После армии вернулся в Челябинск, поступил в Челябинский политехнический институт, после третьего курса бросил. Многие годы проработал в Челябинском управлении треста "Востокэнергочермет".

К сорока годам окончательно понял, в чем его настоящее призвание, хотя интерес к топонимике, к исконному смыслу древних названий возник еще в детстве. Читать начал с четырех лет, в те же годы услышал, как родственница-школьница учит "Плач Ярославны". Запало это словесное волшебство в душу… В языке его уральской родни уцелело множество древних речений, и "Слово о полку Игореве" ему понятнее, чем исследователям, далеким от народной речевой стихии. В.В. Поздеев сделал собственный перевод поэмы. С Лихачевым и Заболоцким конкурировать не берется - просто его точка зрения совпала с мнением Белинского: "Слово" даже переводить не нужно, достаточно заменить обветшалые слова.

Еще школьником пытался понять значение и происхождение местных географических названий. И чем старше становился, тем менее убедительными казались тюркские и финно-угорские толкования. Слово "арии" было под запретом… Но постепенно приходило понимание, что уральские топонимы много древнее тех языков, которые сменяли здесь друг друга еще до прихода русских. Сегодня Поздеев убежден: финно-угорские племена жили гораздо севернее, а наши южноуральские топонимы в огромной массе своей - наследие ариев. Вот почему, несмотря на позднейшие тюркские искажения, их смысл так проясняет пуштунский словарь. Даже в тексте "Махабхараты" Владимир Васильевич нашел упоминание Багаряка (в связи с месторождением медных руд), отыскал и описание печей, подобных обнаруженным в Аркаиме.

Будь Владимир Васильевич подвержен модному поветрию выискивать аристократические корни своего генеалогического древа - наверняка доказал бы родство с новгородскими князьями Поздеевыми, которых истребили московские завоеватели. Но ему достаточно знания о Поздееве Антоне, Никифоровом сыне, который родился в 1669 г. в деревне Демьянцево подле Тотьмы, на Вологодчине. В 1719 г. государственный крестьянин Антон Поздеев поселился в Теченской слободе, записался в казаки Миасской крепости, в 1748 г. считался "знатным казаком". Вот от него ведет свой род челябинец в первом поколении В.В. Поздеев.

Человек разносторонних интересов, Владимир Васильевич везде выходит за рамки намеченного. Стал когда-то собирать марки, посвященные Эрмитажу. Теперь в его коллекции на первом месте Русский музей. Значки с гербом Челябинска соседствуют сегодня с гербами других уральских городов… Но годы заставляют сосредоточиться на главном. В его картотеке, созданной в результате многолетней работы в архивах, музеях, библиотеках Урала и страны, примерно 15 тысяч топонимов - вот основа подготовки историко-топонимических справочников по Челябинской области и г. Челябинску. Только для областной энциклопедии написано уже более пятисот статей…

Владимир Васильевич многое еще успеет сделать - в роду Поздеевых долгожители: его отец застал прапрадеда Афанасия, родившегося в начале ХIХ в.

 

Вокруг

"Не будучи уроженцем Челябинска, он имел с этим городом глубокую внутреннюю связь и оставил заметный след в его истории... Разбирая архивы, Чернавский работал не формально, не механически. Просматривая дела, он за короткое время стал истинным знатоком местной истории, которая очень скоро стала предметом его научного интереса".

Владимир Боже - памяти В.В.Поздеева

"Это был спокойный, трудолюбивый,  чуждый  всякой позы человек. Он не претендовал на внимание людей, не любил говорить речей. Всякое общение с ним было неформальным. В наш железный век это дорогого стоит".

Страницы жизни

И.В.Дегтярев - автор  основополагающих статей о начальных страницах истории города, о процессе русского проникновения на Урал в XVIII столетии. Он сделал необыкновенно много для познания жителями Челябинска своих корней.

Юлия Поздеева. Памяти отца

«А здорово я их всех, должно быть, удивил!» - с победоносным видом сказал папа, когда этим летом на финишную прямую вышли сразу две его книги – перевод «Слова о полку Игореве» с комментариями и «Ступени наследия. Челябинск в прошлом».

В круге

Интервью с А.П.Моисеевым

Александр Павлович Моисеев - человек другого времени, как бы другого мира. В этом интервью 2011 года - весь он, писатель, человек, смеющийся мальчишка, умудренный сединами старец...

У юго-восточной окраины Ленинского района города Челябинска плещутся волны озера Смолино. Озеро огромное, настоящее маленькое море; его так раньше и называли: Челябинское морце. Челябинцы гордились курортным уголком под боком у города.

Краткий очерк истории города

Многие думают, что название города Копейска происходит от слова «копейка», но это не так. Каждый, кто хоть раз бывал в городе-спутнике Челябинска, мог заметить, что история Копейска неразрывно связана с добычей угля.

Топонимическое исследование

 

Представлен перевод древнего текста, отражающий концепцию В.В. Поздеева о том, что новгородская особенность речи конца XII века проясняет все испорченные места в памятнике Древней Руси и тем самым подтверждает время рождения произведения, место его рождения и косвенно авторство с новгородскими корнями.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".