Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Слово о полку Игореве

Слово о полку Игореве
Перевод В.В. Поздеева


Этот перевод «Слова» завершен в 1994, опубликован в сборнике «Духовная связь времен» (Альманах. Выпуск второй. Челябинск, 2003), а также в сборнике «Урал в диалоге культур и эпох» (Сборник материалов Третьего Славянского научного собора. Челябинск, 2005). Несущественные изменения внесены в конце 2008.

 

 

 

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ

 

По многим книгам собирал сладость слов и смысл их.

Даниил Заточник

 

ПО ДРЕВУ

1

Не красиво ли песни, братия,

Про поход и Игореву рать
Древними былинами украсить

И словами старыми начать?

 

Начнем по событиям нашего времени?
А не вещего Бояна замышлению?

 

2

Боян-то мудрый, если песнь творил,
То по древу белкой растекался,
И по полю серым волком мчался,
Да в небесах орлом сизым парил.

 

Вспоминал седую старину,

Воспевал князей

И их  вражду.

 

3

Песни-лебеди звенели.

Десять соколов их пели.

 

Петь же песни зачинал

Тот,

Который

Побеждал.

 

4

Пел он песни Ярославу;

Славу - храброму Мстиславу;

Как сразил он Редедю
У касогов на виду.

Красному Роману Славу
Соколы пели по праву.

 

5

О бояны-певуны,
Скоморохи, плясуны,
Обереги старины

На живые струны
Персты воскладали.

Славу сами струны
Князем рокотали,

Славу сами струны
Князьям рокотали.

 

6

Начнем же, братия,

Песни ратные,

От Владимира старого

До Игоря удалого.

Конец зачина.

 

 

 

 

ПОВЕСТЬ ПЕРВАЯ

 

«А ЛЮБО ИСПИТИ»

I. ДА ПОЗРИМЪ СИНЕГО ДОНУ

 

1

И поборол же разум упрямством своим.

И мужеством же сердце свое изострил.

И наполнился, братия,
Игорь-князь духа ратного.

И повел Игорь храбрую рать.
Землю русскую, Русь защищать.

И вдали от дома

На просторах Дона
Славу добывать.

 

2

Солнце свет-светлое той порою
Притуманилось над головою.

И увидел князь Игорь тьмою
Покрытых дружину и вои.

 

3

И сказал Игорь слова златые:

«Дружина моя, братья родные!

Лучше уж убитым быть,

Чем в плену плененным жить!

Оседлаем, и быстрые кони

Донесут нас да синего Дона».

 

* * *

Прихоть разум князю спалила.


* * *

А жалость знаменьем его упредупредила.

 

4

«Хочу ведь Дона великого испить

В степи половецкой дикой!

У половецкое грани

Хочу, русичи, с вами

И копьем поломать,

И себя показать!

С вами, русичи, хочу

Голову сложить свою!

Или же Дона

Испить шеломом!»

 

Конец 1-й песни.

 

 

2. ПЂСНЬ ИГОРЕВИ, ТОГО ВНУКУ

 

1

О Боян, соловей седой старины!
О, кабы ты ущекотал те полки!

Проникая, соловушка, в древо родословное,
Летая, оберега, под облака умом и словом.

Свивая Славу давних дней

С худою нашей, соловей!

Рыща по обычаю времен Трояна

Через поля, леса на горы, Бояне,

Песни Игоря, песни Олега
Спел потомку бы ты, оберега!

 

2

Не буря соколов занесла

Во чужие степные поля -

Это скопом галки летят

На просторах Дона шумят.

 

* * *

Спел бы это, друг,
Вещий баюн,
Мудрый певун,
И Велеса внук.

 

Конец 2-й песни.

 

 

3. СЂДЛАЙ, БРАТЕ

 

1

Кони за Сулою ржут...

В Киеве славу поют...

 

В Нов-граде трубы трубят,
Стяги в Путивле стоят.

 

2

Игорь ждет брата
В степи необъятной.

И молвил ему,

Князю Игорю,
Всеволод Велик и Могуч:

«Один, брат, света светлый луч!

Святослава мы
Славные сыны.

 

И седлай-ка, брат, своих
Борзых коней боевых.

А куряне же мои

На конях давно в пути.

 

3

А мои-то куряне

Воины бывалые

Подняты под трубами,
Рощены под шеломами,
С конца копья вскормлены.

 

4

Пути ими изведаны,

Овраги им знакомы.

Луки у них тугие,

Колчаны отворены,

А сабли изострены.
По дикому полю, волками рыщут
Честь себе и князю славу ищут!»

 

* * *

По Дикополыо волками рыщут
Честь себе и князю славу ищут.

 

Конец 3-й песни.

 

 

4. И ПОЂХА

 

1

Тогда сел князь Игорь на коня;
Заступил в златые стремена;

И поехал в чистые поля.
Заступало солнце путь ночною мглой...
Ночь ему стонала сильною грозой...

Птиц ночных крик
Стих в один миг.

Звери волновались,
В стаи собирались.

 

2

А с вершины дерева добрый Див кричит
И послушать земли неведомы велит:

И вблизи, и по Сулу,

Сурожу и Корсуню;

И Поморья степные дали
До идола Тьмутаракани.

 

3

А половцы степью безликою
Спешат к Дону великому.

Ночью тяжелые телеги скрипят -
Словно лебеди напуганы кричат.

Распуганные лебеди кричат.

 

* * *

Игорь к Дону полки ведет.

 

4

Игорь к Дону полки ведет.
Беда его впереди ждет:

Над оврагами птицы

Кругом кружат круг –

Красные тряпицы
Рати стерегут.

И орлы клекотом в гости
Зовут зверей на кости.

Лисицы лают
На щиты алые.

 

* * *
О мать Русская земля!
Далеко холмов гряда.

 

5

Долго день ночь клонила...
Заря свет уронила...
Мгла поля покрыла...
Соловья затихли трели...
Говорливые присмирели...

Русичи в Великой Степи
Сомкнули алые щиты.

 

* * *

По дикополью волками рыщут...
Честь себе, князю славу ищут.

 

Конец 4-й песни.

 

 

5. И РАССУШАСЬ...

 

1

Рань.

Пятница.

Потоптали
Полки половцев поганых.

И рассыпались стрелами по полю...

И…

И помчали девок половецких красных в неволю...

И злато, и холсты расписные...
И бархаты, и каменья дорогие...

 

2

Кафтанами, япончами, узорчем
И другим половецким добром

Начали мосты мостить потом.

По болотам

И топям.

 

3

Алый стяг,

Ханский знак.

Родоплеменной лик,

Серебряная пика

Достались по праву

Сыну Святослава.

 

4

В поле половецком на ночлеге
Дремлет храброе гнездо Олега.

 

* * *

Залетели же далече.

 

* * *

Не было оно

Урону рождено

Ни соколу,

Ни кречету,

Ни тебе,
Черный ворон,
Половчанин с Дона.

 

5

Серым волком бежит Гзак...
След ему торил Кончак..

К Дону великому...
 Степью безликою...

 

Конец 5-й песни.

 

 

6. БЫТИ ГРОМУ…

 

I

А утром рано
Другого дня
Свет предвещала
Кровавая заря.

Идут с моря черные тучи -
Идти дождю могучему.

Солнышко хотят прикрыть -
Четырех князей убить.

А в них трепещут синих молний блики –

Быть грому с Дона великого.

 

* * *

Быть погрому с Дона великого.


2

Тут копьям поломаться,
Тут саблям постучаться

О половецкие шеломы

У великого Дона

На реке

Каяле.

 

* * *

О Мать! Русская земля!

Уже не холмов гряда.

 

3

То не внуки Стрибога милого

Веют стрелами с моря синего

На храбрые полки Игоревы.

Реки мутно текут -
Это половцы идут.

Пыль и поросли поля покрыли -
Русичам пути на Русь закрыли.

Все силы собрал Дон:

Идут со всех сторон.

 

4

Стяги реют,
Земля гудит -
Русская рать

В кольце

Стоит.

 

* * *

Дети бесовы неистово

Перегородили поля свистом.

 

5

А русичей рать

Сомкнула ряды.

На солнце горят

Алые щиты.

 

Конец 6-й песни.

 

 

7. СТОИШИ НА БОРОНИ...

 

1

Ярый тур Всеволод!
Вдали от донских вод

Стоишь во главе обороны.

И

Прыщешь
Стрелы каленые

На половецких воинов.

Могучий!
Гремишь о шеломы
Мечами воронеными!

 

2

Когда, Могуч, скачешь, своим

Сверкая шеломом золотым,
Головы слетают

Половцев поганых.

Разрублены аварские шеломы
Саблею каленою,

Тобою,

Ярый, могучий Всеволод,

Вдали от донских вод.

 

* * *

О, раны какие,

Братия дорогие!

 

3

Во кровавом во бою

За жизнь и за честь свою

Забыл жену милую
Глебовну красивую.

 

И отчий престол златой,

И Чернигов, град родной.

 

* * *

И свычаи,

И обычаи.

 

Конец 7-й песни.

 

 

8. ДОСПЕЛИ НА БРАНЬ...

 

1

Минули года Ярослава…

Были века Триглава...

И были походы Олега Горислава...

 

***

Вещего Олега была походов Слава...

 

* * *

Сей Олег мечами и стрелами

По весям Руси

Крамолу

Сеял.

Вступал в Тмутаракани в златые стремена...

И наступили на Руси худые времена.

Зазвенела тогда лихая слава

О Всеволоде, сыне Ярослава.

А Владимир по утрам в уши засов

Закладывал во Чернигове

От врагов.

 

* * *

Уши

Закладывал

Каждое утро от врагов.

 

3

Бориса же, сына Вячеслава,

За урон Олегу Гориславу.

Привела на суд худая слава.

Тогда звану и зелену паполому

Постелили князю храброму и молодому.

 

4

Святополк-князь отца на перевоз

Иноходцами угорскими привез

От скалистой Каялы той порой

В Киев-град

Ко Софии

Святой.

Тогда, при Олеге Гориславе,

Разрослась усобицы слава.

Усекали и губили в те годы

И добро, и жизнь внуков Даждибога-

В княжеских крамолах

И раздорах

Сокращали веку

Человеку.

 

Тогда на Руси редко «пахари пахали»,

Но часто «вороны» кричали,

Трупы деля -

Тогда на Руси редко витязи жили,

Но часто Вороны кружили,

На уделы Русь деля.

 

7

А галичи свою речь говорят -
Отделиться, улететь хотят.

 

* * *

В тех сечах, походах друг друга тузили,
А старые сечи и походы забыли.

 

Коней 8-й песни.

 

 

9. БИШАСЯ ДЕНЬ...

 

1

От рассвета

И до света:

Летят стрелы каленые.

 

Гремят сабли о шеломы.

Трещат копья вороненые

В поле незнакомом

Во Степи у Дона.

 

2

Черна земля под копытами;

И костями она покрыта;

И кровью обильно полита.

 

* * *

О Мать-Русь, русская земля!

Печаль пришла

В твои

Поля.

 

3

Что мне

Шумели те?

Что мне

Звенели те?

Недавно...

Под утро...

На заре...

 

* * *

Игорь возвращает дрогнувшую рать…

А жаль ему Всеволода, милого брата.

 

4

Бились день...

Бились другой...

Рати русские с ордой.

В полдень,

В день третий...

Завершилась сеча.

 

5

Тут братьев и разлучили

На бреге быстрой Каялы.

 

Тут кровавого вина не допили.

Тут храбрые русичи пир завершили.

И сами полегли...
И сватов попоили...

Во славу русской матери-земли.

 

* * *

Поникла тогда от жалости трава...
А у древа к земле склонилась глава.

 

Конец 9-й песни

 

 

10. ВСТУПИЛЪ ДЂВОЮ...

 

1

Уже, ведь, братия, тогда
Невеселые наступали года.

Невеселое время вступило,
Уже безлюдие силу прикрыло.

 

И урон-обида заступила

У потомков Даждибога в силы.

 

2

Девицею на землю Триглава вступала,
Лебедиными руками рукоплескала.

За синим морем, у Дона, торжествовали.

 

* * *

Уснули святости времена,

Уснули богатства времена.

 

А усобицы среди князей –

Гибель от поганых людей.

 

Конец 10-й песни.

 

 

II. СЕ МОЄ

 

1

Рокочут же «брат» «брату» пригоже:

«Это мое, а то - мое тоже».

 

И начали «малое» «великим» объявлять

А сами на себя крамолу ковать.

 

А поганые идут со всех сторон

На земли русскую несут урон.

 

* * *

О, сокол! Далече залетел - за море птиц бить!

 

* * *

А Игоря храброго полки не воскресить.

 

* * *

А Игоря храброго походы не возобновить.

 

2

За ними Карна и Жля крича

Понеслись на Русь по дорогам;

Смагу-дым меча –

Ладана дым меча

Во пламенном

Роге.

 

3

Жены

Русские

Громко голосят:

 

«Милых лад нам не видать...

И мыслить о них не сметь...

И в думах их не иметь...

И очами на них не глядеть»...

 

* * *

А «злата» и «серебра»

Много повергли

Того тогда.

 

4

И застонал же Киев, братия, от гнета-ига...
От несчастья, от напасти застонал Чернигов…

По русской земле текла тоска-грусть -
Печаль святости залила всю Русь.

 

* * *

А князья сами крамолу ковали, куют,

 

А поганые сами победно рыскают

По Руси, русской земле зло творя.

 

* * *

Дань берут по беле со двора.

 

Конец 11-й песни.

 

 

12. ИЖЕ ПОГРУЗИ ЖИРЪ
 

1

А эти же два Святославовича лихие,
Игорь и Всеволод, уж зло-то «усыпили».

Которое краше

Святослав грозный великий

Князь Киевский

Грозою усмирил:

 

Поверг своими сильными полками,

Да «украсил» булатными мечами;

 

На землю Половецкую наступил,

 

Овраги и холмы ногами поприбил,

Источники в Степи помутил;

 

Потоки и болота осушил.


2

А Собаку-Кобяку от азовских берегов,


От великих и железных половецких полков,

 

Словно вихорь, Святослав подхватил

И в темнице Киевской поместил.

 

3

Тут в Германии и Венеции,

Тут в Моравии и Греции

Славу Святославу поют

Князя Игоря кают.

 

* * *

И ведь святость погрузил:

 

На дне Каялы-реки

Во половецкой степи

«Злато» русское утопил.

 

4

Тут Игоря из седла златого в рабское пересадили.

 

* * *

Веселие поникло.

И забралы градов

Унылы.

 

Конец 12-й песни.

 

 

13. СИНЕЄ ВИНО

 

1

Мутный сон видел Святослав...

В граде Киеве на горах...

«Этой ночью с вечера

Одевали меня, - рече,-

Черной паполомой

На кровати тесовой...

 

2

Черпали мне синее вино...
С трутом было смешано оно...

Сыпали пустыми колчанами

Моих «союзников» поганых

На тело крупный жемчуг...

И все меня нежили...


3

Уже крыша без обереги-конька

У моего златоверхого теремка...

 

Всю ночь с вечера вороны сивые

Граяли у переката в низине...

 

Лучше у дебри Кислой,
Среди ив повислых...

 

Всю ночь вороны сивые галдели...
И к морю синему не улетели...»

 

Конец 13-й песни.

 

 

14. ТЬМА СВЂТЪ ПОКРЫЛА


1

И бояре князю приговорили:

«Уже, княже, гнетом ум полонили.

 

Это же слетели два сокола...

С отчего золотого престола...

Город Тмутаракань добыть...

Да шеломами Дон испить...

Уже крылья подрезали молодецкие
Язычники саблями половецкими...»

 

* * *

И самих опутали

Железными путами.

 

2

«И темно же было в день третий –

Это два сокола померкли...

 

***

Оба багряные столпа погасли -
Олег и Святослав, два месяца ясные...

Тьмой покрылись

И во мрак опустились».

 

* * *

На реке Каяле тьма свет покрыла -
На русскую землю путь половцам открыла.

 

* * *

Как гнездо свое скроили

И во мраке погрузили.

И великое буйство Востоку открыли:

Уже Слава Хулой покрылась;

Уже Воля Бессилию покорилась;

Уже вражьего Дива на землю впустили.


3

Теперь же готские красные девицы-красавицы

На берегу моря синего поют другую здравицу.

Звоня златом русским

Поют время бусое.

Лелеют мести за Шерканя.

 

* * *

А мы же. друзья, веселия желаем.

 

Конец 14-й песни.

 

 

15. ЗЛАТО СЛОВО

 

1

Тогда великий Святослав злато слово изронил,
Со слезами смешанное, произнес, проговорил:

«О, мои сыночки, Игорь и Всеволод, рано встали

И мечами землю Половецкую шевелить начали...

А себе славу искали...»

 

* * *

Но нечестно мечами шевелили...
Нечестно же кровь язычников пролили...

 

2

«Ваши храбрые сердца, как крепкий булат, сварили…

И в воинском мужестве сковали и закалили...

Что же сотворили мне,

Голове моей в серебре...

 

3

И не вижу уже

Власти сильной нигде...

И богатого...

И «брата»...

Брата Ярослава моего...

 

И бояр черниговских его...
И могут, и татран, и шельбер...
И топчак, и ревуг, и ольбер...
Те же без щитов с засапожными ножами
И со свистокриком полки побеждали...
Славу прадедов звоня укрепляли.

 

4

Но рокочут же мужи мне:

«А мы сами при своем уме...

Прошлую славу мы не забудем...
Новую славу сами добудем..."

 

* * *

Разве можно опять,

Братия, молодыми стать?

 

* * *

Если сокол в линьке побывает -
Высоко в небе птиц сбивает,
Хорошо кров родной защищает.

 

5

А это, князья, зло

Добра не принесло.

 

* * *

Не вернутся прожитые годы,
Как весенние бурные воды.

 

* * *

«Под саблями половецкими кричат теперь у Рима,

И печаль, и гнет от ран у Владимира,

Глебова сына».

 

Конец 15-й песни.

 

Конец повести первой «А любо испити».

 

 

 

 

ПОВЕСТЬ ВТОРАЯ

"ЗА РАНЫ ИГОРЕВЫ"

 

16. НЕ МЫСЛІЮ ТИ ПРЕЛЕТЂТИ ИЗДАЛЕЧА…

 

1

Брат Всеволод, князь великий!

Не думаешь ты прилететь издали...

Отцов престол золотой поблюсти...
Ты же Волгу можешь веслами  раскропити!

А Дон же великий
Шеломами выпить!

 

2

Если ты в походе был бы брата,
То невольница была бы по ногате.

А раб был бы на майдане

Всего лишь по резане.

Ты же можешь угли огненные и живые

Стрелять сынами Глеба удалыми!

 

3

Ты, Рюрик смелый,

И Давид умелый!

Не ваши ли дружины боевые

В крови ходили по шеломы золотые?

 

Словно туры, рыщут...

Честь и славу ищут...

 

Саблями ранены калеными...

В поле незнакомом.

 

4

Вступайте, господа.
В златые стремена,
В худые времена!

За землю русскую!
За раны игоревы!

Смелого Святославича.

 

Конец 16-й песни.

 

 

17. ОТВОРЯЄШИ КІЄВУ ВРАТА...

 

1
Галицкий князь Ярослав!

Высоко сидишь, Восьмиглав,

На престоле своем

Златокованом –

Угорские

Подпер

Горы.

 

2

Твои железные полки

Закрыли короля пути.

 

Затворил Дунайские ворота!

Простер власть высоко, за облака -

Судишь суды...

 

До Дунай-реки...

 

3

А грозы твои

За край потекли
 Русской земли!

 

Киеву ворота отворяешь...

А за морем салтанов стреляешь.

Далеко, вдали

От русской земли.

 

4

Стреляй, могучий, Кончака,

Язычника

И

Вьючника!

За землю русскую!

За раны Игоревы!

Смелого Святославича.

 

Конец 17-й песни.

 

 

18. УТРЪПЂ СОЛНЦЮ СВЂТЪ…


1

А ты, Роман смелый,

И Мстислав умелый!

 

В ваших головах лишь мысли о смелости!

Высоко ходите на подвиг в доблести!

 

Словно соколы на ветрах ширяете –

На лету с буйством птиц сбиваете.

Ваши железные латы

Шеломам латинским

Под стать.

 

2

Потрясли же вы ранее:

 

Хинови-Востока страны.

Литва и ятвяги, дермелы...

И половцы копья повергли

И головы свои склонили

Под ваши мечи боевые.

 

* * *

Но уже князю Игорю солнца свет прикрыли,

И древо не от добра листву сронило -
По Роси и по Сулу города поделили.

 

* * *

А Игоря храброго полки не воскресить,
А Игоря храброго походы не возобновить.

 

Дон-то тебя зовет, княже,

И зовет всех князей на борьбу с вражиной,

Ольговичи, храбрые князья-славяне!

Готовы для битвы?

 

* * *
Готовы для

Брани?

 

4

Ингварь и Всеволод, и все три Мстиславича!

Шестикрылого гнезда многославичи.

Не в бою, по случаю
Власть свою

Добыли

Вы.

 

К чему Ваши шеломы златые?

И копья польские боевые?

И щиты?

Загородите Полю ворота, смелые,

Своими острыми

Стрелами!

За землю русскую!
За раны Игоревы!

Смелого Святославича.

 

Конец 18-й песни.

 

 

19. ПОНИЧЕ ВЕСЕЛІЄ


1

Сула, у Переяславля протекая,

Серебром уже на солнце не играет.

И Двина по болотам под крики поганых
Мутной течет к этим грозным полотчанам.

 

2

И лишь один Изяслав, Василия сын,

Своими острыми мечами позвонил

О шеломы литовские...

Мечами острыми ...

Позвонил...

Один...

 

* * *

И поверг былую Славу

Деда своего Всеслава.

 

3

А самого в жестоком бою

Повергли на кровавую траву...

Под алыми щитами

Литовскими

Мечами.

 

4

Исходя

Юной кровью

Произнес ты и молвил:

«Дружинники твои крылатыми стали...
А «звери» в жестоком бою

Кровь свою

Полизали".

 

5

Не было на поле битвы и славы

Братьев Всеволода и Брячеслава

 

Один изронил жемчужную душу, смелый,

Чрез златое ожерелье.

Из храброго

Тела.

 

* * *

И веселие поникло.

Трубы трубят принародно

Уныло и грустно

В Городно.

 

Конец 19-й песни.

 

 

20. КОТОРОЄ БО БЂШЕ НАСИЛЇЄ

 

1

Все внуки Ярослава!

Все внуки Всеслава!

Знамена свои к земле приклоните!
И мечи враждующие вонзите!

Уже лишились предков

Славы!

 

2

Вы же из-за своих крамол

В походах своих за престол

Поганых стали приводить

И жизнь Руси, и Русь губить!

 

* * *

И все  «славили»…

Во имя

Славы.

Которое же насилие краше

От земли половецкой
Земле нашей?

 

Конец 20-й песни.

 

 

21. ВЪ КЫЄВЂ ЗВОНЪ СЛЫША

 

1

На седьмом веке Триглава

Ворожили жребий Всеславу

О любимой ему девице, -

С градом Киевом землице.

 

* * *

Ты коварно опираясь о кони

Захватил в Киеве престол –

Дотянулся копьем

До престола

Златого.

 

2

А от киевлян лютым волком скакал –

Из Бела-града среди ночи бежал.

 

* * *

Погорел же пламенем синим.

 

* * *

И раньше поднимал секиры:

Ново-граду ворота отворил -

Ярославу славу

Разбил.

 

* * *

С Дудуток серым волком скакал,

На Немиге битву проиграл.

 

3

На Немиге снопы стелют головами,

Молотят воронеными цепами;

На току жизнь кладут –

Богу душу отдают.

 

* * *

А Немига жe река –

Кровавые берега:

Шумят посеяны не добром среди лесов –

Посеяны они костями русских сынов.

 

4

Всеслав князь людей «судил»...

Князьям города «рядил».

А сам во смуте-ночи

Волком рыскал

По Руси.

 

* * *

Из Киева до гор Тмуторокани доскакал –

В захолустье, в Полоцк убежал.

Великому Хорсу-богу,
Волком перерыскивал дорогу -

До всего святого на Руси

Дотянулись

его мечи.

Ему

Заутреню

Утром рано звонили

Лишь в Полоцке колокола Святой Софии.

А и в Киеве он

Слышал только «звон».

 

* * *

Хотя

И мудрая душа

В смелом теле жила.
Но часто бедами страдала.

 

6

О таком
Мудрый Боян
Древнюю поговорку

Со смыслом молвил и сказал:

«Ни хитрецу,

Ни мудрецу,

Ни птице верткой

Суда божьего не миновать –

Смерти не избежать».

 

Конец 21-й песни.

 

 

22. ПОМЯНУВШЕ ПРЪВУЮ ГОДИНУ


1

О, стонать тебе, Русская земля,
Вспоминая начальные времена.

И первых князей –

Витязей

Иного

Мира.

Того

Старого

Владимира

Нельзя пригвоздить,

Гвоздями прибить

На горах в Киеве –

С его же ныне

Стали стяги Рюриковы.

 

* * *

А «друзья» стали Давыдовы.


2

Но розни неся, им концы стяга машут.

Копья на Дунае-Руси звенят и «пашут».

 

Конец 22-й песни.

 

Конец повести второй «За раны Игоревы».

 

 

 

ПОВЕСТЬ ТРЕТЬЯ

ЯРОСЛАВНЫНЪ ГЛАСЪ СЯ СЛЫШИТЪ

 

1. ГЛАС ЗЕМЛЕ

 

Во Путивле Ярославны плачи слышат -
Вестницей неведомою утром кычет;

«Вестницей,- говорит,- по Дунай-Руси полечу...
Рукава оживления в Каяле-реке омочу...

Утру князю кровавые его раны
На могучем его теле
Израненном».

 

Конец гимна Земле.

 

2. ГЛАС ВЕТРУ

 

Ярославна утром рано плачет,

В Путивле на забрале голосит:

«О Ветер-ветерочек!
Зачем, могучий,
Неладно

Веешь?

Зачем мечешь хиновские стрелки

На своих легких крылья

На воинов моего
Лады?

Мало ли тебе украшать горы?

Под облаками веять?

Корабли лелеять

На синем

Море?

Зачем, могучий,

Мое веселие

По ковылю

Развеял?»

 

Конец гимна Ветру.

 

3. ГЛАС BОДЕ

 

Ярославна утром рано плачет,

К Путивлю на забрале голосит:

«О Днепро Славутич!

Ты пробил каменные горы

В половецких просторах.

Ты лелеял носады Святослава на себе,
До стана Кобякова на волне.

Взлелей, господин могучий, мою ладу ко мне!
Чтоб не слала к нему

Море слез

На заре».

 

Конец гимна Воде.

 

4. ГЛАС ОГНЮ

 

Ярославна утром рано плачет,
К Путивлю на забрале голосит:

«О светлое,
Светло-светло-светлое Солнце!
Всем тепло!
И красно!

Зачем, могучее, простерло
Горячие свои лучи
На милого
Полки?

Во

Степи
Без воды
Жаждою им луки согнуло?
Тугою им колчаны заткнуло?»

 

Конец гимна Огню.

 

Конец повести третьей «Ярославнынъ гласъ ся слышитъ .

 

 

 

ПОВЕСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

«КНЯЗЬ ВЪ РУСКОЙ ЗЕМЛИ»

 

27. КЪ ОТНЮ ЗЛАТУ СТОЛУ

 

1

Плещет море в полночи волной...

Завертелись смерчи черной мглой -

Игорю Бог кажет путь домой

Из земли половецкой чужой

На земле русскую, в край родной.

И ко престолу
Отцов златому.

 

2

Погасла к вечеру заря...
Игорь спит...
Игорь бдит...

Игорь в мыслях меряет поля
От великого Дона

До Малого Донца.

 

3

Коней полночною порою
Овлур свистнул за рекою.

Велит князю разуметь -
Князю в вежах не сидеть.

 

4

Крикнул криком молодецким.

Земля загудела...
Трава зашумела...

Проявились вежи половецкие.

 

5

А Игорь-князь поскакал

Горностаем к тростникам…

И белым гоголем

На воду...

 

6

И опустился на коня лучшего

И соскочил с коня...

И серым волком по полям

Мчится к донской

Излучине

Лесной.

 

7

И летит соколом в тумане...

И гусей, и лебедей сбивает

К завтраку, к обеду, ужину

Половину дюжины.

 

8

Если Игорь соколом летит.

То Овлур серым волком бежит...

Холодную росу с себя труся –

Загнали ж они быстрого коня.

 

Конец 27-й песни.

 

 

28. КНЯЖЕ ИГОРЮ

 

1

Донец приветливо встречает:

 

«Много, князь, величия тебе...

Кончаку - нелюбия, печали...

А веселия - Русской земле."

 

2

И ответил Игорь: «О Донче!
Много величия от меня тебе.

Ты, Донец, лелеял князя на волнах...

Устилал постель зеленою травою
На своих на серебряных берегах...

Укрывал его туманом-темной мглою
 Под сенью деревьев в зеленых лесах».

 

3

Стерег его везде:

Гоголем - на воде,
Чибисом - на струях,

Чернедыо - на ветрах.


4

Имея слабую струю в истоке.
Приняв ручьи чужие и потоки,

Трехструйная река Стугна
Кончает бег свой у Днепра.

 

* * *

Князя Ростислава унесла река -
Затворил Днепро темные берега.

А Ростислава мать плачет над рекой

О сыне, обливаясь горькою слезой.

 

* * *

Цветы и деревья с тоской

К земле приклонились родной.

 

Конец 28-й песни.

 

 

29. СВЂТЪ ПОВЂДАЮТЪ

 

1

Не сороки стрекочут утром и днем -
По следу Игоря едут Гзак с Кончаком.

Тогда вороны не граяли,

И галки замолкли.

Сороки не стрекотали.

Поползни ползали

Только.

Только дятлы стуком дорогу к реке отворяют.
Соловьи веселыми песнями рассвет предвещают.

 

2

Кончаку хан Гзак говорит:

«Коли сокол ко гнезду летит,

Расстреляем соколича смелого
Своими золочеными стрелами».

 

3

В ответ Кончак Гзе говорит:

«Раз сокол ко гнезду летит,

Тогда соколича ясного
Опутаем девицей красной».

 

4

И сказал тогда Гзак
Хану Кончаку так:

«Если мы будем стремиться

Опутать соколика девицей,

То не будет ни сокола-птицы,

Ни красной девицы.

Да начнут нас бить вскоре

Соколы в половецком поле».

 

Конец 29-й песни.

 

 

30. РЕКЪ БОЯНЪ

И сказал Певец и Ходок Святослава,

Песнотворец старый, времен Ярослава.
Олега дитя милое, мудрую речь:

«Ox, тяжко жить, голове без плеч!
Плохо, тело, без головы тебе -

Без Игоря плохо Русской земле!»

 

Конец 30-й песни.

 

 

31. СТРАНЫ РАДИ

 

1

Солнце светит в голубой высоте -
Игорь, князь-витязь, на Русской земле.
Девицы поют на Руси-Дунае,
Вьются голоса,
Через моря,
Через леса,

через поля,

До Киева

Долетая.

 

2

По Боричеву идет Игорь удалой

К Пирогощей, к Богородице

Ко Святой.

 

* * *

И веси

Веселы.

И грады

Рады.

 

Конец 31-й песни

 

Конец повести четвертой
«Князь на русской земле».

 

 

32. АМИНЬ

 

Спели песни князьям старых времен.

А потом молодым князьям поем:

Игорю Святославичу - слава,
Буй Туру Всеволоду - слава.
Владимиру Игоревичу - слава.

Здравы, здравы, здравы
Князья и дружина славян,
Боровшаяся за христиан

С полками поганых

В Степи.

 

* * *

Князьям - слава,
 А дружине - аминь.

 

* * *

Каждый князь – «молодец»,
А единству – конец.

 

Конец эпилога

 

Конец повестям о походе Игоревой рати.

 

Скачать книгу в форматах .doc (Microsoft Word) или .pdf (Adobe Reader): 

Вокруг

Владимир Боже - памяти В.В.Поздеева

"Это был спокойный, трудолюбивый,  чуждый  всякой позы человек. Он не претендовал на внимание людей, не любил говорить речей. Всякое общение с ним было неформальным. В наш железный век это дорогого стоит".

Юлия Поздеева. Памяти отца

«А здорово я их всех, должно быть, удивил!» - с победоносным видом сказал папа, когда этим летом на финишную прямую вышли сразу две его книги – перевод «Слова о полку Игореве» с комментариями и «Ступени наследия. Челябинск в прошлом».

Страницы жизни

Постепенно к нему приходило понимание, что уральские топонимы много древнее тех языков, которые сменяли здесь друг друга еще до прихода русских. Сегодня Поздеев убежден: финно-угорские племена жили гораздо севернее, а наши южноуральские топонимы в огромной массе своей - наследие ариев.

В круге

У юго-восточной окраины Ленинского района города Челябинска плещутся волны озера Смолино. Озеро огромное, настоящее маленькое море; его так раньше и называли: Челябинское морце. Челябинцы гордились курортным уголком под боком у города.

Краткий очерк истории города

Многие думают, что название города Копейска происходит от слова «копейка», но это не так. Каждый, кто хоть раз бывал в городе-спутнике Челябинска, мог заметить, что история Копейска неразрывно связана с добычей угля.

Топонимическое исследование

 

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".