Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Время индейцев амондава

«Человек при своем рождении нежен и слаб, а при наступлении смерти тверд и крепок. Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердость и крепость – спутники смерти, нежность и гибкость – спутники жизни» («Дао дэ цзин»).
АНДРЕЙ ЯНШИН
Попытка диссидентских размышлений

 

Что такое время? Есть ли что-то реальное за этим словом? Спросите об этом у не обремененного излишними интеллектуальными штудиями «труженика потребительского тыла», и что вы получите в ответ? Правильно, вас пошлют, вежливо или не очень… проводить это самое «время» где-нибудь в другом месте. И это вполне понятно. Потому что есть базовые вещи, есть фундамент, на котором зиждется самое мышление, а задумываться о фундаменте – ну, это уже попахивает диссидентством.
И тем не менее задуматься стоит. Тем более что даже наша столь устоявшаяся жизнь в социальном муравейнике нет-нет да и дает к тому основания. Вчера, например, в новостных лентах прошла любопытная информация об отношениях со временем некоего живущего в джунглях Амазонки племени, позволяющая нам отстраниться от привычных воззрений, увидеть ВРЕМЯ несколько иначе. Процитируем фрагмент материала с сайта newsru.com:

"В джунглях Амазонки нашли племя, которое не имеет понятия о времени - соответствующие слова просто отсутствуют в языке индейцев амондава. Язык индейцев амондава может описать события, происходящие во времени, но бессилен описать само время как отдельное понятие, объясняет BBC…
"Мы бы не сказали, что это "люди без времени" или "за пределами времени". Амондава, как и любые другие, могут говорить о событиях в их последовательности", - пояснил профессор психологии языка Университета Портсмута Крис Синха.
"Но чего мы не находим, так это понятия времени, которое бы не зависело от происходящих событий", - сказал он. Например, если в языках подавляющего большинства других народов есть представление о событиях, происходящих с течением времени, то у амондава представления об этом "течении времени", которое продолжается вне зависимости от этих событий, как раз и нет.
В языке амондава нет слова "время", а также обозначений таких периодов времени, как "месяц" и "год". Люди амондава не упоминают своих возрастов. Просто, переходя из одного периода своей жизни в другой, или меняя свой статус в племени, индеец амондава меняет имя.
Но самым интригующим представляется отсутствие в языке амондава отображения течения времени пространственными средствами. Проще говоря, носители многих языков мира употребляют такие выражения, как "это событие осталось позади" или "перед этим" (именно во временном значении, то есть в значении "до этого"). Но в языке амондава подобные конструкции отсутствуют.
"Это не значит, что такое отображение - за пределами познавательных способностей людей. Это лишь означает, что в их повседневной жизни им не приходится этим пользоваться", - пояснил профессор Синха. Тем более что все больше индейцев амондава изучают португальский язык, принятый в Бразилии. И осваивают применяемые в нем понятия пространства и времени без особенных затруднений".

Прекрасно! Оказывается, время, столь привычно отмеряемое для нас секундной стрелкой, разграниченное всевозможными календарями, разбитое на всевозможные циклы, от дневного до солнечного, может видеться совершенно иначе. Более того – оно может не видеться вовсе! Что же видит индеец? Реальный поток изменений, внутри и вместе с которыми меняется он сам. «Просто, переходя из одного периода своей жизни в другой, или меняя свой статус в племени, индеец амондава меняет имя». Т.е. – индеец не сжат тисками времени (что такое наше имя, получаемое при рождении и окольцовывающее до самого последнего вздоха, как не капкан, в который ловит нас наш синтаксис, наш образ мышления, наше восприятие мира), индеец не чувствует себя раз и навсегда данным себе, раз и навсегда определенным. Индеец течет, как река, в берегах своей жизни, и разве это не верно? Разве не создан человек подобным реке, разной в разных местах своего течения, даже по-разному называемой теми, кто обитает на ее берегах? Человек-река – какой замечательный образ. Это напоминает Изначальность даосов, Дао, вечно изменчивое, вечно текучее, и в этой своей изменчивости – неизменное, вбирающее в себя всё, что есть.
«Человек при своем рождении нежен и слаб, а при наступлении смерти тверд и крепок. Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердость и крепость – спутники смерти, нежность и гибкость – спутники жизни» («Дао дэ цзин»).
Может быть, будет интересно посмотреть с точки зрения древнего даосского мудреца, коему принадлежит эта сентенция, на современный мир. Что мы увидим? Высоко вознесся человек над миром, всю землю опоясал своими путами – железные дороги, коммуникации, города-гиганты и т.д. Глубоко в вещество проник человек, овладел силами ядерного распада, технологиями рождения белковой жизни и т.д. Велик и крепок человек, могуч человек, но… твердость и крепость – спутники смерти…
Современная цивилизация – это мир смерти, ибо смерть (как ее понимают обычно) есть неспособность изменяться, есть остановка движения. И современное человечество, действительно, не движется. Т.е. оно движется, но это движение – движение мертвой материи, это движение каменного истукана, от грохота шагов которого в страхе и смятении разбегается все живое. Но великан уже не может быть другим, он слишком тверд. Великан, точнее, колосс – слишком оформлен, форма стальным панцирем технологий охватила его торс – не освободиться…
И вот – этот великан натыкается на маленькое племя в джунглях Амазонки, и изумленно рассматривает этих детей природы, и беспомощно разводит руками: «…практическое отсутствие в языке индейцев понятия о времени объясняется отсутствием измерителей времени в их быту: системы календаря, часов. А этот фактор, в свою очередь, объясняется слабо проработанной, как и у других подобных племен, системой нумерации, что вызвано зачаточным представлением о числах...» Без комментариев.
Автору совершенно очевидно, что наше сегодняшнее представление о времени – есть следствие некой давней ошибки, ошибки отнюдь не случайной, неизбежной и даже – необходимой как этап эволюционного развития нашего вида. Но ошибки, которую требуется признать, о которой следует задуматься, которую следует осмыслить. Человечество проделало некий путь, очертило некую петлю и оказалось в точке, из которой наконец-то стало видно начало. И это видение Начала, и видение изначального Замысла о Человеке, и есть то, что делает Непоправимую ошибку, допущенную человечеством, поправимой. Точнее, так: непоправимость остается таковой для допустившего ее, для коллектива, но каждая из частей этого целого сохраняет возможность ее исправить. Как сказал Иосиф Бродский: «Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека – всегда можно…» Или, как сказал за двести лет до него человек много мудрейший: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи…»

Как? Это дело внутреннее. Это плод делания внутреннего. Смысл же его – вновь вернуться во время, перестать воспринимать себя, как нас учат с пеленок, отдельно – от мира, от времени, от других людей. Мы и есть – текущее время, мы и есть – его течение, изменение, мы и есть пластичность и движение жизни. Во всяком случае, об этом говорит нам пример маленького племени индейцев амондава.

 

8.02.2016

С детства и юности, под давлением социума, мы теряем чувство (нам врожденное) Идеи. Чувство Идеи нас самих, Идеи этого мира. Падаем в морок театра теней. И вспоминание, как показывает нам автор книги Марина Борская, есть одна из немногих возможностей вернуть себе это чувство… вернуться – к себе.

Колонка Андрея Яншина
20.03.2013

Макаренко был удивительно сдержанный человек – и удивительно страстный. Внешняя сдержанность помогала ему выливать свою педагогику в чеканные формы, уместные в той эпохе. Но внутренняя страстность, великая страсть, великое его Делание Человека «прожигало» те формы, которые сам он и создавал.

Андрей Яншин. Жизнь под библиотечной сенью...
1.08.2012

"Странно, библиотека – другая, другое помещение, другие книги смотрят на тебя корешками, да и прошло уже столько десятилетий, но запах, аромат – абсолютно тот же… Какой полиграфист объяснит эту метаморфозу, точнее – эдакое волшебное постоянство? Ведь запах – едва ли не самое эфемерное, что есть на свете…"

31.05.2012

День защиты детей – это событие. Ежегодно в этот день звучат торжественные речи и заклинания, взрослые дяди и тети вереницами тянутся в детские дома и детсады, обремененные дарами и улыбками. Не секрет, что для очень многих из них это бремя – на один день, сбросил – и пошел дальше. Социальная ответственность называется.

У каждого поколения есть свой «Гамлет».
25.04.2012

"Достаточно открыть текст трагедии, погрузиться в монологи Гамлета, чтобы понять, как мало изменился человек за прошедшие четыре века. Наше время вполне может быть описано цитатами из «Гамлета», это действительно время Гамлета, надломленная эпоха, время утренней зари".

24.02.2012

Народ, живущий у подножия горы Имбабуро, сумел преодолеть многие испытания: кровавую войну с инками, испанскую колонизацию и разрушительное землетрясение 1868 года. Теперь индейцы отавалос не только живут и здравствуют, но и задают тон на мировом рынке моды.

О сборнике стихов Александра Самойлова «Киргородок»
9.11.2011

Поэтический сборник Александра Самойлова «Киргородок» - это не совсем поэзия. Недаром и завершается он - новеллой. Тогда что это? Прозопоэзия? Поэтическая проза? Не-ет. Это - нечто без претензии...

Андрей Яншин
23.09.2011

Наткнулся на новость – в Челябинск приезжает со своим гала Ульяна Лопаткина. Что-то задело, заглянул в Яндекс-фотки – и понеслось… Вот она – жизнь чувств, вот она – женщина, свободная от навязываемого социумом образа, вот она – красота…

Андрей Яншин
22.08.2011

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Андрей Яншин
3.08.2011

"Талант, самый главный, глубинный, это не просто способность – это способность следовать законам мира. В чем тогда талант человека?.. Как флейта не может звучать, если нет в ней пустого пространства, так человек не может быть подлинно талантлив, если нет в нем этой священной жажды освободиться от груза эго. Впустить в себя бесконечность..."

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".