Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"В моей школе не хватало предмета под названием «Жизнь»"

"В моей школе не хватало предмета под названием «Жизнь»"
ТОНИ КЕЙ
Кинорежиссер

 

Режиссер Тони Кей рассказал «Газете.Ru» о своем фильме «Учитель на замену», в котором Эдриен Броуди преподает уроки литературы и жизни гопникам, депрессивной толстушке и малолетней проститутке. 

Тони Кей снимал в 1990-е клипы и телевизионную рекламу и прославился двумя произведениями. Первое — видео на песню группы Soul Asylum «Runaway Train», в котором сбежавшие из домов дети попадали в неприятные ситуации: в финале шли фотографии реальных пропавших, многих из которых удалось в результате найти. Второе — фильм «Американская история Икс» про возвращение в семью исправившегося неонациста: от картины режиссер отрекся в результате конфликта с продюсерами и монтировал ее, по слухам, исполнитель главной роли Эдвард Нортон.

После столь драматичного дебюта в полном метре Кей не брался за кино лет десять (в 2006-м вышло документальное «Озеро огня» про аборты), снял в 2009-м криминальную драму про Новый Орлеан после урагана «Black Water Transit» (фильм пока не вышел на экраны). А теперь возвращается в полный метр камерной драмой про учителя, который берется пару месяцев обсуждать литературу с классом, в котором могут и по голове стукнуть.

Временного учителя играет Эдриен Броуди: его меланхоличный герой не боится юных гангстеров, читает классу Эдгара По и неожиданно для себя дает приют юной проститутке из автобуса (многообещающее явление 15-летней актрисы Сэми Гэйл). В школе же помимо учеников приходится иметь дело с теряющей позиции директрисой (Марша Гей Харден), учителем-циником (Джеймс Каан), учителем-красоткой (Кристина Хендрикс), школьным психологом на грани нервного срыва (Люси Лю) и другими членами не слишком бодрого коллектива. Корреспондент «Газеты.Ru» поговорил с режиссером про разницу между средней школой и школой жизни, про то, как пропадают дети, и про родительскую безответственность, про то, как Эдриен Броуди потеснил всех.

— В американских школах и правда все так плохо, как в фильме показано?

— Честно говоря, я ничего не знаю об американских школах, хотя живу в Лос-Анджелесе сейчас и являюсь отцом четырех дочерей, но две из них уже переросли школу, а две еще слишком малы. Я, знаете ли, не снимал кино про учителя и думаю, что фильм в результате получился не про преподавателей, и не про школу, и не про состояние образовательной системы в США, а про человека и решения, которые он принимает. В то же время автор сценария Карл Ланд как раз работал в свое время учителем на замену, и с ним разное происходило. Так что я, конечно же, обращался к тому, что он написал, чтобы снять свой фильм. При этом мне приходилось выбирать, о чем рассказать, что опустить — это же камерный фильм с очень небольшим бюджетом, снятый за 20 дней. И продюсеры, опять же, чего-то своего хотели, так что я не был свободен в том, чтобы сделать любую картину, какую пожелаю.

— За свободу вы лет десять боролись с New Line Cinema после «Американской истории Икс» — поэтому десять лет не брались за второй фильм?

— Ну, у меня был еще в 2006 году документальный фильм «Озеро огня», который претендовал на «Оскара», но битва со студией, конечно, выдалась эпическая и принесла мне море проблем — с Голливудом, с самим собой, со всем сразу. Я сотворил монстра, и это, пожалуй, была самая широко освещавшаяся в прессе баталия режиссера со студией — уверен, не самая большая и значительная, но самая медийная. Так что долгое время никто не отвечал на мои телефонные звонки, не хотел со мной работать. «Учитель на замену» оказался в некотором роде ключом, который позволил открыть дверь и вернуться в кино. Теперь появились предложения.

— Так сколько же свободы было у вас в «Учителе»?

— Карл написал сценарий много лет назад, и это был такой, как бы объяснить, импрессионистский текст. И не об одном учителе, а о нескольких, но потом они с продюсером Грегом Шапиро поработали над историей и сфокусировались на Генри Барте. Когда же я добрался до сюжета, я взял Генри Барта и практически избавился от остального. Но не потому, что мне материал не нравился, а потому, что у меня был Эдриен Броуди и с таким фантастическим актером трудно кого-то поставить рядом. Кстати, его отец преподавал в школе 30 лет, так что Эдриен мог транслировать родственный опыт. И еще он сыграл важную роль в том, как прошел съемочный процесс и вообще в появлении фильма. А с Карлом я общался в процессе подготовки, так что если и не использовал что-то из сценария, то точно использовал самого Карла, ведь и Генри Барт — это Карл.

— Как удалось заполучить Броуди в камерный фильм?

— Ему очень понравился сценарий, и он выступил сопродюсером, что очень помогло в процессе. В каком-то смысле Эдриен стал соавтором фильма: я его привлек и к монтажу, плюс он защищал меня от других продюсеров. Я, конечно, уже во всех смыслах не молодой режиссер, но в Америке с режиссерами особо не считаются, зато актеры могут диктовать свою волю, особенно звезды. Продюсеры только и думают о том, как сделать звезду счастливой — ведь она потом будет «продавать» их фильм. Так что, если в тебя как в режиссера верит актер, он может оказать неоценимую поддержку. А я считаю, что в кино есть три главные вещи: кто находится в кадре, кто находится в кадре и кто находится в кадре. И если у тебя в кадре Эдриен Броуди, с которым удается найти полное взаимопонимание, то все прекрасно.

— Но в фильме и помимо Броуди состав очень сильный: Джеймс Каан, Люси Лю, Кристина Хендрикс, Брайан Кренстон... Трудно было собрать такую команду, особенно на не слишком большие роли?

— Всех собрал сценарий Карла, так уж он хорош. Сложно же было мне: на монтаже по ряду причин сократились многие и без того, как вы заметили, не слишком большие роли. Вы перечислили большие имена в кино и на телевидении, а тут они появляются перед камерой и исчезают. Особенно пострадала роль Брайана Кренстона (известен по сериалу «Во все тяжкие» и сыграл владельца автомастерской в «Драйве» Николаса Виндинга Рефна. — «Газета.Ru»), которая превратилась в камео. Я снял больше материала с этими героями, чем вошло в итоге в фильм, где все внимание оказалось приковано к герою Эдриена. Но он невероятно хорош, держит на себе картину, и это справедливо.

— Фильм не получил широкого проката в Штатах?

— Нет, американцы в большинстве своем его не увидят, но многие критики его посмотрели, и некоторым он нравится, некоторым нравится с оговорками, а большому числу не нравится вовсе. Мне кажется, это связано с тематикой фильма. Не будь это снятый в Америке фильм про американскую школу, была бы другая реакция. Америка — самое безумное место в мире, но нельзя об этом говорить с широкого экрана. Можно жить в этой реальности, но не снимать в кино. Я люблю Америку, мне нравится здесь жить, я обожаю солнечный свет и людей в Лос-Анджелесе, но мои восточноевропейские корни и британское происхождение делают меня человеком иной, чем американская, чувственности и художественной системы. Я не американский режиссер, хоть и снимаю кино про Америку.

— Картина начинается с цитаты про отчуждение из Альбера Камю (в оригинале фильм называется «Detachment» — англ. отчуждение), а мне вспомнилась популярная фраза из «Маленького принца» Антуана де Сента-Экзюпери про то, что каждый «в ответе за тех, кого приручил»...

— Никогда не слышал, отличная фраза! Конечно же, это кино про ответственность, но прежде всего про ответственность за все, что происходит с нами самими. Про то, как мы ведем себя в состоянии стресса. Особенно сейчас, когда не знаю, как в России, но в Штатах, например, экономические условия не слишком благополучные. И судя по тому, что я слышу, так во всем мире.

— А одна из героинь фильма — малолетняя проститутка Эрика — вполне могла бы стать персонажем клипа «Runaway Train», который вы когда-то сняли для группы Soul Asylum: тема потерянных детей для вас имеет особое значение?

— Да, пожалуй, возвращение этой темы можно проследить в моих работах, но это скорее случайность. Хотя с самого начала своей режиссерской карьеры, со съемок рекламы для ТВ и музыкальных клипов, я отдавал себе отчет в том, какой силой обладают на экране дети и животные. Это особый тип воздействия на зрителя реальностью, в которой нет цинизма, но есть непредсказуемость, из-за чего, кстати, так трудно работать с ребенком-актером: никогда не знаешь, что и как он сделает дальше. И я все время пытался использовать эту силу, потому что, когда ты рассказываешь историю, тебе нужно удерживать внимание аудитории. Если потеряешь его на пару минут, понадобятся еще двадцать, чтобы вернуть, а их не будет — зритель уже покинет кинотеатр. Что до клипа «Runaway Train», то это, может быть, самое важное, что я сделал. Не обязательно технически лучшее, но лучшее в другом смысле: когда его начали крутить в эфире, 27 детей вернулись в свои семьи. Следовало ли им на самом деле возвращаться — это уже другой вопрос, но я все же верю, что сделал что-то хорошее. Я и сам был в каком-то смысле потерянным ребенком. Не буквально — мои отец и мать прожили всю жизнь вместе и у нас была вполне нормальная семья — но в том смысле, что слонялся, особо не понимая, что представляет собой моя собственная жизнь. И еще мне нравится использовать флешбэки в детство, чтобы показать, как герой что-то понимает про себя и про свое прошлое. Плюс это интересно с художественной точки зрения: можно использовать оптику того времени или вставлять куски, снятые на любительскую видеокамеру.

— В фильме показаны отношения «учитель — ученик», но выведены за кадр отношения «родитель — ребенок», но зато одну из учениц с ворохом проблем, в том числе домашних, играет ваша собственная дочь: это что-то личное?

— Это была удивительная возможность побыть настоящим отцом, провести время с ребенком, хотя Бетти, конечно, не ребенок уже. Она одна из двух моих старших дочерей, и, когда они были детьми, я был так озабочен собой, что совершенно не справлялся с ролью отца: постоянно работал, никогда не был рядом с ними. Для меня особенно болезненно смотреть фильм про отсутствующих родителей, которых нет в кадре, нет в жизни их детей. Потому что для Бетти и ее сестры Руби я был таким отцом. Мой первый брак распался, потом через какое-то время я женился и получил возможность сделать правильно все, что было сделано не так в первый раз. Но сами события уже не исправить. Так возникает еще одна тема фильма — забота о детях, от которой самоустраняются родители и которую не готова взять на себя школа. Не знаю точно, как сейчас, но в мои годы в школе не хватало предмета под названием «Жизнь» — может быть, если бы он был, удалось бы избежать многих совершенных ошибок. Впрочем, совсем без ошибок тоже нельзя. Это сложная тема. В фильме два ребенка: один из школы жизни и один из школы с партами и учителями. И история складывается так, что девочка из школы жизни справляется с вызовами лучше, чем та, которая имеет дело с более традиционными формами образования.

Источник: zavuch.info

 

Интервью с Иваном Охлобыстиным после премьеры фильма
21.11.2012

"Я вообще считаю, что в игровом кино не должно быть в речи достоверности улиц. Это редко когда уместно. Кино не должно следовать за зрителем, напротив, оно должно подчиняться эстетическому принципу, подающему пример людям".

Естественная типология родителей
9.11.2012

Золотая середина — дело хорошее, но, как известно, на практике труднодостижимое. Поэтому родители будущих первоклассников склонны впадать в крайности. Одни исступлённо занимаются ранним развитием почти с пелёнок, другие же принципиально не желают забивать ребёнку голову до поступления в школу.

Что понял корреспондент «Русского Репортера», пока работал учителем географии
7.10.2012

"Все-таки работа учителем — это настоящее мужское занятие. Я не понимаю, почему у нас процентов восемьдесят педагогов — женщины. Урок можно сравнить с рукопашным боем, с сафари, с корридой. Хочется выйти из него победителем".

Как дизайн класса может повлиять на успеваемость учеников
30.09.2012

Финские дизайнеры, учителя и школьные администраторы полагают, что с помощью архитектуры и дизайна можно сделать захолустную школу центром городской жизни, а классы-трансформеры с подвижными стенами, круглыми столами, диванами и пуфиками повышают успеваемость учеников.

18.09.2012

Уже многие годы в Германии, в центре «славной либеральной» Европы, предмет «Религия» преподается во всех школах. И сомнений в необходимости такого курса там не возникает.

Замминистра образования о новых правилах приема в первый класс
3.07.2012

Приказ Министерства образования за номером 107 постулирует, что до первого августа школы могут принимать только детей, официально зарегистрированных на близлежащих к школе территориях. Эта бумага возмутила родителей, многие из которых годами проживают не по месту своей регистрации.

Победитель конкурса "Педагогический дебют" - о современной школе
11.05.2012

"Современные стандарты ставят задачу получить на выходе гармонично развитую личность. То есть развивать школьника надо по всем направлениям. А ведь везде и всюду можно не успеть. От детей требуют полета мысли, фантазии. Признаемся, каждый ли ребенок способен на это?"

Дамир Тимерханов и Нелли Пащук - об отношениях "ученик - учитель"
14.03.2012

По мнению Дамира Тимерханова, директора 1-й челябинской гимназии, педагоги мучаются оттого, что боятся сами себе признаться: школа должна быть авторитарной и консервативной. Это мостик от отцов к детям.

Мнение
3.02.2012

"Реформа образования - это очень серьёзная вещь. Но здесь, как и везде, «плясать нужно от печки», т.е. подходить к этому вопросу очень вдумчиво, разумно и ответственно. И самое первое, что нужно делать - начать учить учителей..."

Дмитрий Лукин. Главы из книги "Мастера боевых искусств в кино"
29.12.2011

Нортон считает, что в наше время нельзя слепо следовать традициям в боевых искусствах. Конечно, путь новатора намного труднее пути имитатора, но для того, чтобы стать личностью, надо идти своим путем. Для того чтобы раскрыть свой собственный потенциал, каждый должен индивидуализировать свой стиль и свой тренировочный процесс.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".