Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Свидетель эпохи

Александр Городницкий. Фото Александра Кондратюка
АЛЕКСАНДР ГОРОДНИЦКИЙ
Поэт, бард, ученый
Текст: Олеся Горюк

 

Он очень любит шутить о своем возрасте. «Милые дамы, кто хочет сфотографироваться с чучелом барда, милости прошу на сцену». Аккомпаниатор Городницкого, 28-летний Михаил Гантман, рад каждому дню, проведенному в обществе мэтра: «Никогда не знаешь, чего от него ждать. Он такие байки и анекдоты рассказывает, что их записываешь – и потом в любой компании ты король с этими историями».

 

Кот Матроскин – это я

- Хотите чай со сливками? – спросил меня Александр Моисеевич, но, присмотревшись к пакетику, разочарованно сказал: – а, это простокваша.

- Да нет, это сливки марки «Простоквашино».

- А вы знаете, что кот Матроскин – это дружеская пародия Эдуарда Успенского на меня? Бабушка знаменитого кота плавала, как и я, на Крузенштерне. А песенка Матроскина «Я все чаще замечаю…» – пародия на авторскую песню в целом.

- Матроскин, когда поет эту песенку, аккомпанирует себе на гитаре. А вы – едва ли не единственный бард, который вообще не берет в руки инструмент.

- В молодости я работал на Крайнем Севере, где никаких гитар не было, они бы там замерзли и лопнули. А в зрелом возрасте учиться оказалось очень трудно, поскольку я к тому времени уже был избалован хорошими аккомпаниаторами, от Сергея Никитина и Евгения Клячкина, до Александра Костромина или Михаила Кане. Худшего класса не хочется, а лучше я не научусь, поэтому всю жизнь выступаю с гитаристами. А вообще мне тут показали кое-какие аккорды. (Наигрывает песню «Перекаты».) Ну вот, когда подопрет, играю.

- Знаю, что молодых исполнителей вы не очень-то жалуете.

- Исполнителей до фига, хороших, интересных, каких раньше не было. С авторами вопрос сложный. Есть много талантливых ребят – рыжая девушка из Рязани Ольга Чикина и еще всякие разные. Они другие. Шестидесятники, к которым я принадлежу, все до одного были литераторами – Булат Окуджава, мой друг Михаил Анчаров, Юрий Визбор, гениальный поэт Владимир Высоцкий. А сейчас в лучшем случае текстовики. У них прекрасная гитара, прекрасное исполнение… А общий уровень поэзии в нынешней авторской песне нулевой.

- Вы часто бываете на фестивалях авторской песни за границей. Они отличаются от наших?

- Все как у нас на Грушинском: если рядом проходит один фестиваль, обязательно эти идиоты будут проводить в те же дни рядом другой. Каждый год проходят два фестиваля в Израиле, три в Германии, четыре или пять в Америке. За рубежом авторская песня ценится гораздо больше, чем у нас, потому что там она является основным инструментом сохранения русского языка. Дети, в отличие от взрослых, быстро входят в иноязычную среду и начинают стесняться своих родителей, плохо знающих английский, иврит или немецкий.

А в тех семьях, где поют, ребята вдруг понимают, что все не так просто, что за их родителями стоит огромный культурный пласт. Они начинают петь, читать русские сказки и сохраняют русский язык. Мы говорим, как дышим, а когда дышим, не думаем о кислороде. А я вот думал о каждом вздохе, когда погружался на подводном аппарате. Вот так и за границей с русским языком, авторская песня – как глоток кислорода.

 

Хелло, Джуди!

- Александр Моисеевич, с удовольствием смотрела «Атланты. В поисках истины» на телеканале «Культура». Будут ли новые серии?

- Я подал заявку на 10 фильмов, потому что есть еще много интересных научных проблем. Например, как влияют природные катаклизмы на исторические события? Кому принадлежит Северный полюс и окружающее дно, которым богата нефть? Надеюсь, скоро начнутся съемки.

- Знаю, что вышедшие в эфир серии имели очень большой резонанс: командованию тихоокеанского флота запретили взрывать списанные боезапасы в районе Курильской дуги. А на фундаментальную науку, на ваш институт океанологии обратили внимание?

- На фундаментальную науку в нашей стране плюют, а вместо этого делают потемкинские деревни типа Сколково. Это делается не для науки, а для того, чтобы отмывать черный нал и чтобы было что показывать иностранцам. Помните, когда все колхозы были в упадке, на Кубани сделали один колхоз-миллионер и возили туда иностранных журналистов? Вот такую штуку хотят сделать со Сколковым. Это не только не улучшит, а ухудшит положение русской науки. В течение многих десятилетий с большим трудом строились настоящие наукограды. Они нищие, они дохнут, а мы вместо того, чтобы их поддержать, будем создавать эту показушную вещь.

- Вы закончили работу над автобиографическим сериалом «Атланты держат небо». Когда и где мы сможем его увидеть?

- Пока этот фильм не купил ни один телеканал. Мы его выпустили на DVD с тем, чтобы погасить часть чудовищных долгов, в которые мы влезли. Коллектив работал бесплатно. Мы в бедственном положении, но фильм снят – это главное.

- Вы такой тщеславный, что снимаете 34-серийный фильм о себе?

- Нет, я не тщеславный, и фильм совсем не про меня. Я просто даю показания как свидетель об эпохе. Инициатива шла от телеканала «Культура». После успеха научного сериала они заказали автобиографический сериал по моей книге «След в океане». Заместитель главного редактора телеканала «Культура» посмотрела первые четыре серии фильма и сказала, что канал не будет его финансировать и показывать, потому что там слишком много евреев. А убрать евреев, то есть себя самого и своих родителей, я не мог и не хотел.

- Наверняка этот сериал дал вам возможность встретиться с теми, кого не видели много лет.

- Самая яркая встреча – с новозеландкой Джуди, я про нее снял целую серию. В 1974 году наше судно «Персей» зашло в столицу Новой Зеландии Веллингтон. Произошла поломка, и мы две недели ждали, пока прибудет запчасть из Германии. Над нами взяли шефство члены новозеландской компартии, среди которых была красивая дама лет этак 29-ти Джуди Холлоуэй, коммунистка крайне левого толка. В своей машине она возила нас по стране. Перед отплытием был вечер, Джуди сняла туфли и плясала со мной босиком. Когда к ней подходили другие мужчины, отвечала «Алекс онли».

Она обещала меня проводить, но судно ушло, а она так и не появилась на пирсе. Я был уверен, что мы с ней никогда не встретимся. Но вот прошло 37 лет и меня пригласили в новозеландский клуб авторской песни. Эмигранты в Австралии и Новой Зеландии – это русские ученые, уехавшие по работе, половина Академгородка сидит там. Я попросил их найти Джуди, зная лишь, что она была членом компартии, которую в Новой Зеландии давно ликвидировали. Джуди нашли по старому списку членских взносов.

Когда мы встретились, она рассказала историю, от которой встали дыбом остатки волос на моей седой голове. Оказалось, что накануне отплытия она появилась на судне и принесла для меня любовное письмо, в котором предлагала руку и сердце. В письмо было вложено золотое колечко в знак нашего обручения. Я в это время был в увольнении, и Джуди долго искала того, кто бы мне это письмо передал. Она вручила его замполиту нашей экспедиции, который, к счастью, оказался порядочным человеком. Кольцо он, правда, взял себе, но письму не дал ход и в политдонесении (в конце каждого рейса замполиты писали донесения в политотделы) меня не выдал.

У него лежала большая пачка портретов Ленина, один из них он вручил Джуди со словами: «Это в знак любви от Александра». С этим портретом она и пришла меня встречать в аэропорт. Тридцать семь лет назад Джуди была скромной учительницей, а за годы нашей разлуки стала известной детской писательницей, ведущей телепрограмм. После встречи со мной она тут же написала роман. В этом романе у нее остался от меня сын, и он едет в Россию искать папу. А я написал песню «Хелло, Джуди».

 

Этнологический вывих

- У вас есть фильм «В поисках идиша», два года назад занявший первое место на международном фестивале документального кино в Нью-Йорке.

- Я родился в Ленинграде, а мои родители – в Могилеве. Их родным языком был идиш, они говорили на нем, когда не хотели, чтобы я понимал их. Каждый год мы ездили к бабушкам и дедушкам в Могилев, а в 41-м году не поехали: отцу не выдали вовремя зарплату. Это нас спасло. Всех моих родственников – огромную семью – фашисты уложили в несколько ям.

И вдруг мне что-то в задницу стрельнуло: жить осталось два понедельника, а я ничего не знаю ни о предках, ни о языке, на котором они говорили. Я еду в Могилев на свою историческую родину искать останки и ничего не нахожу, кроме разоренных могил. Там евреев нет, а белорусы говорят на идише. Здоровые белокурые ребята составляют словари, изучают мертвый язык. А народа нет, народ уничтожен.

- В книге воспоминаний «След в океане» вы ни слова не пишете о своих детях. А в одном из ваших последних по времени стихотворений «Определение места» – «две внучки в Израиле».

- Три внучки. Мой сын от первого брака впал в чудовищную религиозность. Мой дедушка, который жил в Могилеве, был старостой синагоги. И круг замкнулся. Сын, врач по профессии, ударился в религию и в 1987 году уехал в Израиль, женился, у него три дочери. Они вышли замуж за религиозных ребят и конвейер пошел работать дальше. Теперь у меня четыре правнучки, один правнук, и еще не вечер. Живы, здоровы, счастливы.

А я, конечно, этнологический вывих в своем семействе. Атеист, агностик, потому что занимаюсь наукой всю жизнь. Папа был партийный, поэтому мне даже, пардон, обрезания не сделали никакого. Являюсь автором нескольких русских народных песен, а вот написать еврейскую народную я не могу. Во мне другой ген, а жалко.

- Александр Моисеевич, 78 вам, конечно, не дашь. Есть ли у вас эксклюзивные рецепты, как оставаться в форме?

- Я окончил технический вуз и хорошо знаю, что такое гироскопический эффект. Вращающийся механизм очень устойчив. Почему корабль становится носом на волну? Если судно идет, оно может противодействовать волнам, а если судно легло в дрейф, гаси лампу. То же и с человеком. Надо работать, двигаться, иметь цель и тогда не будешь думать о болезнях.

 

Автор благодарит клуб «Семь вечеров» (Миасс) и продюсерский центр «Мир шоу» (Челябинск) за помощь в организации материала.

 

Источник: mediazavod.ru

 

16.11.2012

Визит в Челябинск Великой княгини Марии Владимировны Романовой начался с экскурсии по Кировке. Затем она побывала в краеведческом музее, в саду камней, галерее «Каменный пояс» и на торжественном обеде у губернатора. Программу первого дня визита завершала встреча в ЮУрГУ.

Интервью с поэтом и ученым Александром Городницким
25.10.2012

"Я вижу единственную модель конца света – это переполюсовка магнитных полюсов Земли – смена знаков магнитного поля, природы которого мы не знаем. Но мы совершенно точно знаем, что в течение 780 миллионов лет, в которые на Земле существует жизнь, магнитные полюса менялись местами несколько раз".

Композитор Григорий Гладков - о детях, совках и творчестве
26.04.2012

"Жизнь человека – в его поступках. В прохождении от тьмы к свету, от зла – к добру. Человек важен в динамике. Проблемы были, есть и будут. Важно, как ты их решаешь. Грусть, ошибка, печаль для меня повод написать веселую песню". 

О "Днях высокой музыки" и финансировании культуры на Урале
29.02.2012

"На какие же культурные проекты выделяется финансирование? Очень многие из них как-то связаны с авторитетными столичными культурными организациями или знаменитостями. Это оправдано. А что же местные таланты? Наши культуртрегеры, какими бы замечательными и квалифицированными ни были, мало интересуют распорядителей кредитов".

Интервью с Юрием Бобковым
21.11.2011

"То, что делают сегодня с «Манекеном», – это чума, убийство, а пировать во время чумы – грех. Я хотел сделать антиюбилей с горящими бочками перед театром, с полевой кухней. С пожарными не договорились. А банкетировать не буду – неприлично".

Интервью с писателем Павлом Басинским
20.10.2011

"Неприятие насилия – это, конечно, хорошо. Но где грань между насилием и разболтанностью? Толстой-то ведь сам себя ограничивал. Он не принимал внешнего насилия, но над собой он такое насилие производил!"

Интервью с Александром Пантыкиным
23.09.2011

"Я считаю, что каждый человек талантлив и каждому человеку дан некий дар. Некоторые этот дар распознают, развивают и употребляют по назначению, а другие его закапывают, в результате чего получают массу проблем".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".