Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Главное средство, которым я пытаюсь выразить отсутствие времени, – это язык"

"Главное средство, которым я пытаюсь выразить отсутствие времени, – это язык"
ЕВГЕНИЙ ВОДОЛАЗКИН
Писатель, литературовед
Текст: Сергей Прудников

Евгений Водолазкин – автор получившего в прошлом году премию «Большая книга» романа «Лавр». Романа для современной русской литературы уникального, требующего отдельного разговора.

Предлагаем фрагменты беседы Е.Водолазкина с читателями. Беседа состоялась в июне в Санкт-Петербурге, где проходил 9 Международный книжный салон.

 

Об успехе романа «Лавр»:

– Успех книги стал для меня полной неожиданностью. И я, конечно, не думал о премии. Мне казалось, что премии дают мейнстриму. Как сказал мне наш питерский писатель Валерий Попов: «Вы стреляли по невидимой цели, и вы попали!» Вообще, тему ты угадываешь в себе. Ты пишешь о том, чего тебе не хватает в современной жизни. Мне казалось, что сегодня большие проблемы с ценностями, которые всегда определяли нашу жизнь. Происходит какое-то забвение их. И я решил написать об этих фундаментальных вещах – о преданности, о любви, о возможности жертвовать собой ради другого. И, к моей огромной радости, оказалось, что эти вещи очень востребованы в нашем обществе! Просто какие-то время, лет двадцать, об этом не принято было говорить.

О прототипах главного героя романа «Лавр»:

– У главного героя много прототипов. Во-первых, это герои многих русских житий. И, в частности, так называемых кризисных житий – историй, в которых человек совершает великий грех, и потом всю свою жизнь его искупает, и становится святым. Типичным кризисным житием в наше время является фильм «Остров» Павла Лунгина – очень хороший, на мой взгляд, фильм. Кстати, это кино в какой-то степени и помогло мне утвердиться в мысли, что стоит взяться за эту работу – я увидел, что фильм вызвал большое и доброжелательно внимание. Или есть малоизвестное и по-своему страшное северорусское житие Варлаама Керетского – история жизни священника, который в порыве ревности убил свою жену, похоронил её, но потом выкопал тело, положил его в лодку, и плавал с ним по морю, пока оно не разложилось. Преступление он совершил страшное, но то испытание, которое он себе назначил, ещё страшнее, и можно только догадываться, что передумал этот человек, плавая в лодке с мёртвым телом. Были какие-то нежитийные сюжеты. Например, однажды владыка Антоний Сурожский рассказал, как к нему на исповедь пришёл белый офицер, и рассказал, что случайно убил свою собственную жену, которая была с ним рядом во время боя. Офицер сказал, что этот грех ему отпустили, но лучше ему не стало, он многие годы живёт с этим грузом. И тогда владыка Антоний сказал: «Вы на исповеди просили прощения у Бога, но Бога вы не убивали. А вы не пробовали просить прощения у своей жены?» И вот, спустя несколько дней офицер пришёл снова и сказал: «Вы знаете, она меня простила. Теперь мне легче». Вот главные источники романа «Лавр».

О православии:

– Да, безусловно, я верующий, православный. Другое дело, что я не могу назвать себя правильным православным. Есть люди, которые считают, что православные должны как-то по-особенному одеваться, держаться. Я не такой. Я паршивая овца в этом стаде. Для меня вера – это больше внутреннее состояние. То же самое касается и романа «Лавр» – это не авторитарный текст. Он не указывает – как жить. У меня нет такого права, да и желания тоже. Это текст, который ставит вопросы, и для верующих, и для атеистов в равной степени. Он не учит религиозности, он предполагает собеседника.

О «пластиковой бутылке» и времени:

– В описании весеннего леса XV века в романе у меня присутствует пластиковая бутылка. Возникла она потому, что я хотел показать, что времени нет. И это главная идея романа – если есть вечность, то времени нет. Как говорил мой учитель Дмитрий Сергеевич Лихачёв – время дано нам по нашей слабости, мы заперты во времени. Время подобно игле проигрывателя, которая ложится на пластинку и проигрывает события. Пластинка существует одновременно, все эти пупырышки диска на ней уже есть. И поэтому время хулиганит в моём романе. Но главное средство, которым я пытаюсь выразить отсутствие времени – это язык. Он совмещает и церковные славянизмы, и современный русский язык в самых разных его пластах – сленговый, канцелярский.

О пропаганде чтения:

– Человек начинает читать не тогда, когда пропагандируют чтение, а когда он чувствует влечение и потребность в этом. Незабвенный Дмитрий Сергеевич Лихачёв опять же говорил – собирайте библиотеки! Каждый. Даже если не читаете. Находясь среди книг, человек когда-нибудь раскроет одну – его привлечёт обложка, корешок, рисунок. Хороший способ привлечения внимания к чтению – салоны, ярмарки: книги ведь имеют свою энергетику, и там, где они находятся в большом количестве, поверьте, происходят какие-то изменения. Вообще, в России в последние годы наблюдалось стремительное падение продаж книг – 5–10 процентов в год. Но в прошлом году впервые за много лет продажи поднялись на 5 процентов. Это не ахти какая цифра, но мы отталкиваемся от дна и начинаем читать.

О писательском призвании:

– К писательству каждый приходит сам. И сам учится. Как-то я прочитал у одной американки – преподавателя в школе литературного мастерства, что до среднего уровня можно довести даже тупого, но дальше – невозможно! Учёба иногда помогает, но хуже, когда человек, научившись писать складные и причёсанные тексты, думает, что это литература. Я всегда себя спрашиваю – не выходит ли у меня чего-то профессорского? Слова имеют смысл только тогда, когда это не просто слова. Когда происходит то, что Пушкин характеризовал – «Над вымыслом слезами облился». Пока писатель способен обливаться слезами – он писатель.

О современной литературе:

– Мне нравятся многие современные писатели. Леонид Юзефович. Михаил Шишкин. Алексей Варламов. Майя Кучерская. Герман Садулаев. Илья Бояшов. Павел Крусанов. Юрий Буйда. Александр Секацкий. Очень понравился последний романа Захара Прилепина «Обитель». Большой, но самый недооценённый, на мой взгляд, писатель нашего времени – Владимир Шаров. 

Источник: litrossia.ru

 

8.02.2016

С детства и юности, под давлением социума, мы теряем чувство (нам врожденное) Идеи. Чувство Идеи нас самих, Идеи этого мира. Падаем в морок театра теней. И вспоминание, как показывает нам автор книги Марина Борская, есть одна из немногих возможностей вернуть себе это чувство… вернуться – к себе.

Рецензия на книгу
23.07.2015

«Судный день» начинается с описания собственной смерти. Точнее, того, что происходит на следующий день. Довольно жесткая, но абсолютно искренняя для Попова метафора. В сущности, конец света для него тогда и состоялся, но жизнь-то продолжается – как абсурд.

Галина Двуреченская. Фрагменты из книги
13.06.2015

Эта книга - о современной семье, о том, какой она была, скажем, 30-40 лет назад и какой стала теперь. Об отношениях "отцов и детей". Об извечном человеческом одиночестве на миру, казалось бы - в самой гуще жизни. А если говорить вообще - о нашем мире, о человеческом уделе, о быте и бытии...

5.03.2014

"Нас волновала тема радиоэфира, заполненного сигналами, которые подлинная Россия подает откуда-то из небытия, из того пространства, где находится все настоящее: хорошие люди, настоящая экономика, настоящие власти. Ведь где-то все это есть, не может быть, чтобы в такой большой стране этого не было. Нам бы хотелось побудить читателя к тому, чтобы переоткрыть Россию заново".

О книге, воспитании и детском чтении
18.07.2012

"Если в семье есть культ чтения, если в процессе повседневной жизни родители, просто за столом на кухне, в присутствии ребенка обсуждают интересные им книги, то ребенок обязательно почувствует тот эмоциональный фон, который царит в семье".

21.03.2012

Игорь Непеин, безвременно ушедший неистовый и бескомпромиссный уральский историк, вернулся к нам своей уникальнейшей библиотекой. Второй месяц в зале социально-культурной литературы библиотеки ЮУрГУ проходит череда тематических выставок его огромного книжного собрания.

В мире книг с Екатериной Боже
9.09.2011

Рубина мастерски владеет словом. Ей под силу создание любого образа, любой ситуации... Как кукольник ведет свою марионетку, так Рубина захватывает и ведет внимание читателя в ярком, карнавальном потоке своего романа с говорящим названием "Синдром Петрушки".

Интервью с владельцем книжной лавки "Белая лампа"
7.09.2011

В самом центре Челябинска люди, любящие книги, вот уже 16 лет «торгуют искусством». О пользе и преимуществах «живых» книг поведали Олег и Елена Слепых, владельцы книжной лавки «Белая лампа».

19.08.2011

Беседа с одним из книжных флибустьеров Челябинска Андреем Лавровым, который согласился откровенно и честно рассказать, как на рубеже 90-х ему удалось трансформировать любовь к чтению и любительский самиздат в маленькую книгоиздательскую и книготорговую индустрию – дело увлекательное и весьма прибыльное по тем временам.

В мире книг с Екатериной Боже
15.07.2011

Книга и родитель неразделимы, именно родитель открывает ребенку дверь в волшебный мир фантазии и сказки, путешествий и приключений, добрых и злых героев. Но это не может длиться вечно...

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".