Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Из рода первопоселенцев

Из рода первопоселенцев
ТАМАРА ИСХАКОВА
Текст: Татьяна Строганова

 

Челябинка Тамара Исхакова предъявила, по сути, краеведческую сенсацию. Будучи членом Челябинского регионального отделения межрегиональной Ассоциации генеалогов-любителей, она заглянула в глубь веков на 275 (!) лет. Разыскала в крепости Челяба своих предков-первопоселенцев и проследила за жизнью их потомков вплоть до нашего времени. Причем не просто проследила, издала книгу о своих корнях - «Уралом связанные судьбы», в которой описала истории казачьих родов Оренбургского войска.

Удивительное совпадение! Пращуры Тамары Георгиевны со стороны отца и матери в далеком 1736 году, когда была основана крепость Челяба, записались в казачье сословие. Возможно, эти первопоселенцы даже знали друг друга. С тех пор роды Плотниковых и Уржумцевых жили на Южном Урале своими параллельными жизнями. Лишь в 1940 году их потомки встретились и создали семью, в результате чего на свет появилась Тамара Исхакова. Впрочем, обо всем по порядку.

 

Неслыханное злодеяние

- Все мои пращуры – оренбургские казаки. Удалось разыскать два рода предков-первопоселенцев. Отцовский род – Плотниковы, материнский – Уржумцевы. Мой далекий предок по линии матери первопоселенец Леонтий Уржумцев был дворцовый крестьянин. Мариец, и фамилия тоже марийского происхождения, в переводе означает «вижу белку», – рассказывает Тамара Георгиевна. – Родом он был из Вятской губернии. В Челябу вместе с семьей «сошел оттуда от хлебной скудости»… Эту дословную цитату сохранила переписная книга 1740 года. К тому времени Леонтию было уже 54 года. С тремя старшими сыновьями записался в казаки. С тех пор род Уржумцевых жил в наших краях, и многие потомки до сих пор живут в Челябинске и области.

Когда началась крестьянская война, Михаил Леонтьевич Уржумцев был атаманом челябинской крепости. Пугачевцы заняли Челябу. Казаки под предводительством атамана перешли на сторону повстанцев.

Из Сибири подтянулись войска генерала де Колонга, два месяца крепость была в осаде. Де Колонгу удалось занять Челябинск. И теперь уже в осаду город взяли казаки, поддерживающие Пугачева. Под предводительством Уржумцева казаки вновь планировали захватить город. Летописи сообщают: воеводу Веревкина связали, били смертным боем, изорвали платье… Это происходило в воскресенье, когда основное население было в церкви. Однако подпоручик Пушкарев со своим отрядом воеводу у казаков отбил. Михаила Уржумцева схватили, 17 часов пытали, после чего он умер. Но перед смертью подтвердил, что был в согласии с Пугачевым, принимал от него посла, и казаки решили поддержать царя Петра III, как представлялся Пугачев.

Вместе с атаманом арестовали 63 казака. После разбирательств 50 человек освободили, 13 оставили в заключении. Трое из них были племянниками Уржумцева, четвертый – его сын Федор. 13 этих казаков подвергли жесточайшей экзекуции. На центральной площади выжгли на лбу и щеках каждому три буквы «ВОР» и приговорили к ссылке. Ссылали тогда в основном на русско-турецкую войну, однако сделать это не успели. Пугачевские войска вновь подтягивались к крепости. Де Колонг побоялся здесь оставаться и вместе со своим войском с боем ушел в сторону Шадринска. Но прежде было совершено неслыханное злодеяние: повесили 180 (!) человек. В их числе были и 13 плененных казаков. Везти пленников с собой в Шадринск было слишком обременительно.

 

В монастырь – со всем имуществом

Потомки оставшихся в живых представителей рода Уржумцевых расселились со временем по Челябинской области: Бутаки, деревни Сычево, Щербаково, Есаульская. В этом роду появился еще один атаман челябинской станицы. Были и мещане Уржумцевы, те, которые вышли из казачьего сословия. Казачья служба была тяжелой. Многие гибли на полях сражений, на жизнь приходилось зарабатывать крестьянским трудом. Поэтому по возможности своих детей родители старались определить в другое сословие. Так, в середине ХIX века двое моих предков – братья Иван и Алексей Уржумцевы – стали коллежскими асессорами.

Когда Иван Максимович в 1859 году скоропостижно умер от горячки, Любовь Сергеевна Уржумцева в 26 лет осталась вдовой. Через 45 дней умерла от чахотки ее мать, а отца – титулярного советника – от горя разбил паралич. Четыре года дочь за ним ухаживала. А после похорон ушла в Челябинский Одигитриевский женский монастырь.

Ему подарила все имущество, а люди они были небедные. Начинала послушницей, потом стала казначеем, монахиней, а с 1872 года – игуменьей. За семь лет своего пребывания в этой должности уплатила монастырские долги, собрала деньги на строительство каменной ограды по периметру монастыря (он занимал территорию квартала, создаваемого улицами Цвиллинга, Коммуны, Советская и проспектом Ленина. – Авт.). В возрасте 45 лет игуменья умерла, была погребена на территории монастыря.

 

Истребить как класс!

Когда в Челябинске стали преобладать купцы, торговцы и рабочие, казаков начали притеснять. Им было предложено выехать в другие поселения, для привлечения давали землю. Потомки первопоселенцев Плотниковых уехали в Миасскую станицу. С тех пор этот род прослеживается там.

Когда завоевывали Среднюю Азию, казак Василий Плотников участвовал во взятии Ташкента. Причем он был в должности адъютанта в сотне Савина и проявил себя героически. Сотня Савина вошла потом в состав Ташкентского гарнизона. Больше об этом предке не нашла информации. Вероятно, погиб где-то на дорогах войны, ведь потом еще и Ферганскую долину, и Коканд, и Наманган завоевывали – все территории вплоть до Памира.
В революции 1905-07 г.г. казаки нашего рода, всю жизнь служившие царю и Отечеству верой и правдой, тоже активно себя проявили. Максим Уржумцев из деревни Калачево участвовал в карательных операциях. После революции 17-го года, когда начались раскулачивания-расказачивания, опасался, что ему это припомнят. Но, слава богу, остался жив и невредим.
Первая мировая война. Оренбургское войско из семи казачьих войск российской империи по численности было третьим, после Донского и Кубанского. Многие представители наших родов тогда погибли. А Степан Уржумцев вернулся, правда, с сильно подорванным здоровьем. Потом началась гражданская.

В эту войну все наши казаки били призваны под знамена оренбургского атамана Александра Дутова. Численный перевес казаков под его предводительством был большой по сравнению с численностью солдат Красной Армии, которой руководил Блюхер.

Но по ходу продвижения по Уралу многих красные брали в плен, некоторые казаки дезертировали, и в конечном итоге победили революционеры. Плененным оказался и Степан Уржумцев. Он попал в миасский концлагерь. Органы ОГПУ тщательно проверяли рядовых казаков. Если компромата не находили, как правило, приводили к присяге и отправляли в Красную Армию. Таким образом, там оказались четыре человека из нашего рода. Степан тоже ни в чем не был замешан, но воевать не мог из-за подорванного здоровья. Однако домой не отпустили. Красный комиссар отправил военнопленного в село Черновское (ныне территория Миасса. – Авт.) Пока комиссар воевал, Степан работал в его подсобном хозяйстве. А тем временем его жена в Калачево одна надрывалась, чтобы прокормить семью. Только в 1921 году, когда стало очевидно, что надвигается голод, Степану вернули документы, и он смог воссоединиться с семьей.
Раскулачивание в большей степени коснулось именно казачьих районов, казаки истреблялись как класс. Мой дед – отец матери – был поселковым атаманом, середняком. Однажды, когда родители уехали в Челябинск и дома оставались только трое маленьких детей (моя мать была самая младшая), пришли из правления и конфисковали все имущество, зерно, увели скотину.

Дед очень любил музыку, играл на балалайке, и граммофон у него был, который вся деревня приходила слушать. Забрали все подчистую! Старшая сестра сообразила на малышку повязать большую теплую шаль и велела сидеть. Только так удалось единственную добротную вещь сохранить. Из хорошего дома их выселили в дом бедняцкий, а бедняков переселили в жилище Уржумцевых. Родители мои потом всю жизнь скрывали свое происхождение. Мать писала в соответствующей графе «из крестьян», а отец – «из рабочих». Хотя и он, и она из потомственных казачьих родов.

Во время Великой Отечественной все мужчины обоих родов ушли на фронт. Из девяти человек вернулись трое…

 

Королевский прием

Тамара Исхакова получила техническое образование, всю жизнь работала инженером, уже давно на пенсии. Ну никак с книгоиздательством она не была связана! Могла ли когда-то подумать, что напишет книжку? Да такую, что удивляться можно бесконечно, листая страницы. Сколько же кропотливого исследовательского труда за этим?

- Про книжку я, конечно, не думала, – улыбается моя героиня, – но семейные легенды меня всегда интересовали. Со слов дедушки с бабушкой в свое время что-то записывала. А когда пошла на пенсию, решила найти метрические книги. Мне повезло. Корни-то все наши здесь, в Челябинске. Областной архив – кладезь! Все ведь сохранилось, войны-то не было на Урале. В Еткульской станице в церкви Святого Богоявления нашла метрические книги Калачевки. Там все четко, три раздела: рождение, брак, умершие. Три зимы ходила по архивам. Каждый день, как на работу. Искала фамилии своего рода, все выписывала, составляла поколенные росписи наших родов. Когда собрала материалы, книгу не планировала издавать. А потом подумала: так много добыто любопытных фактов, подтверждающих семейные легенды!.. И решились вместе с сестрой Верой Менихес на издание. Все постигали с нуля, спрашивали специалистов, смотрели литературу…

Теперь вот книга издана, но я продолжаю работу. Жизнь-то идет. Старые умирают, молодые женятся, рожают детей.

Корни наши через Урал протянулись в Ростовскую область, Санкт-Петербург, Италию, Болгарию, Грецию, Германию, Канаду.

Это все молодое поколение. Книгу я завершила описанием жизни своих родителей. Но, возможно, выйдет и вторая – уже о ныне живущих. Молодежь нашего рода в основном выбирает технические профессии. Но есть и журналистка, выпускница ЧелГУ Анна Медведева. Есть даже балетная прима! Анастасия Чумакова окончила Пермское хореографическое училище. Танцевала в Челябинском театре оперы и балета, в Красноярске, в Москве. Сейчас получила литовское гражданство, солирует в вильнюсском театре (с гордостью показывает фотографию примы на приеме у королевы Испании во время гастролей. – Авт.). Всех потомков нашего рода объединяет гордость за воинские подвиги предков. И чувство собственного достоинства всем присуще.

- Тамара Георгиевна, неожиданный вопрос напоследок. Как вы считаете, имели честь ваши предки, которые поддержали Пугачева?..

- Он ведь выдавал себя за царя, и люди искренне верили. Пугачев многое обещал: казакам – волю, крестьянам – земли и помещичье добро. Его указы были написаны образным, понятным языком. И люди шли за бунтарем. А иногда это случалось и по принуждению…

История – сложная штука. К ней нельзя подходить с сегодняшними мерками. Там нет черного и белого. Все гораздо сложнее. В каждый конкретный момент свои мотивы. Каждое поколение проживает свои жизни в своем времени. Чем привлек Пугачев атамана Уржумцева? Кто теперь скажет? Оценивать и судить предков, тем более таких далеких, сложно. Да и, наверное, не нужно.

Источник: mediazavod.ru

 

Игорь Сибиряков, заведующий кафедрой истории России ЮУрГУ
5.04.2014

"Когда человек заявляет свою позицию, оставаясь в абсолютном меньшинстве, то это, конечно, мощное основание для формирования подлинной гражданственности. К сожалению, этот процесс осложнен двумя высказываниями президента – о пятой колонне и национал-предателях. Такого рода конструкции создают атмосферу страха, которой зарождающееся гражданское чувство может быть просто подавлено".

29.07.2012

"Люди вообще очень похожи. Они только думают, что сильно отличаются. Именно иллюзии тормозят карьеру. Если бы не они, все были бы уже давно сказочно богаты и известны".

Александр Ефремов - о ремесле фотографа и экстриме
1.06.2012

"Шедевр – это когда картинка начинает цеплять не только взгляд, но и душу. Хотя «открытки» – тоже дело нужное. Для путеводителей, к примеру. По большому счету, все мы фотографируем сами себя, свое отношение к миру, к действительности".

О Петре Кудряшеве (1797-1927), удивительном человеке и незаурядном литераторе
18.04.2012

Кудряшев знал башкирский, киргизский (казахский), татарский и калмыцкий языки. Он был одним из первых южноуральских краеведов, который изучал жизнь и традиции многонационального края. Занимаясь литературным творчеством, Кудряшев одновременно возглавлял в Оренбурге тайное общество, целью которого были захват власти в городе и поднятие "народного бунта".

12.04.2012

«Златоуст за один день» – увлекательный автобусный маршрут. Он сочетает элементы промышленного, культурно-познавательного и экологического туризма.

Об озере Иткуль и коренных иткульцах
22.02.2012

Место между отрогами Уральских гор приглянулось кочующим народам. 7000 лет назад их привлекла сюда огромная, полная рыбы, чистейшая чаша озера и густые, населенные зверьем леса. А еще - залегающие едва ли не на поверхности земли богатейшие запасы медных и железных руд.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".