Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Интеллигенция и Крым

Интеллигенция и Крым
ИГОРЬ СИБИРЯКОВ
Заведующий кафедрой истории России ЮУрГУ
Текст: Татьяна Строганова

«Крымская тема» полна парадоксов. Удивительным образом она объединила политические силы России. С тем же успехом разъединила многих друзей и родственников, придерживающихся диаметрально противоположных позиций.

Присоединение полуострова – факт свершившийся, но споры и обсуждения не прекращаются. Что думает обо всем этом интеллигенция? В гостях у нас заведующий кафедрой истории России ЮУрГУ, доктор исторических наук, профессор Игорь Сибиряков, которому посчастливилось стать свидетелем грандиозного исторического события.

– 17 марта в 20.00 мне позвонили из администрации Президента РФ с предложением принять участие в мероприятии, которое вошло в историю как обращение к Федеральному Собранию и представителям гражданского общества.

В Москве надо было быть 18 марта в 13.00. Временной фактор оказался очень жестким, но решил поехать, потому что событие историческое и мне профессионально было очень важно окунуться в атмосферу происходящего. Важно было ощутить детали, интонацию, эмоции. Телевидение передает эти нюансы не всегда точно, тем более что в последнее время многие трансляции далеко не безупречны.

Скажем, в момент выступления президента внимание камер было сосредоточено только на нем. А в зале было на что посмотреть. Достаточно странное сочетание людей, не совсем типичное для такого рода мероприятий…

Что вызвало у вас наибольший интерес или, может, поразило?

– Интересно было наблюдать, как ряды присутствующих пополняют представители творческой интеллигенции, которые вели себя совершенно по-разному. Более всего, конечно, очаровал Олег Табаков, который зашел в зал тихо, спокойно, сел на свободное кресло и, никак себя не афишируя, сосредоточился на каких-то своих делах. Он находился в неком уединении, никого не тревожил и никто не тревожил его.

Прямая противоположность – Александр Проханов, который сразу же прошел в центр зала, принял на себя все возможные информационные и энергетические потоки, давал многочисленные интервью по телефону – буквально демонстрировал всем свое активное участие в происходящем. Эти разные модели поведения двух представителей интеллигенции в Большом Кремлевском дворце оказались очень характерны для российской интеллигенции в условиях крымского кризиса.

Вы имеете в виду раскол в рядах?

– Раскол очевиден. Понятно, что части (а таких частей даже не две и не три, а намного больше) не равны. Понятно, что определить проценты невозможно. Сейчас мы можем говорить лишь об ощущениях.

У нас нет никакой статистической базы, да и источников для анализа позиции интеллигенции не много. Есть два письма, которые немножко «потрясли» наше интеллектуальное сообщество. Одно в поддержку позиции Путина, другое – пусть не прямое, но все-таки осуждение. Однако это весьма условный ориентир в отношении людей, занимающих разные позиции.

Но больше-то «наших»?

– Это очевидно. Между тем меня поразили реакция зала на многие высказывания Путина и реакция кулуарная, которая была обозначена еще до начала мероприятия.

Тон задали депутаты Государственной Думы, которые появились с георгиевскими ленточками на лацканах и поздравляли друг друга с победой. Победа над кем? В чем? Над «фашистами»? Над «бандеровцами»? Они вошли в Крым? Они могли войти в Крым? Для меня эти вопросы остались без ответа. В крымской истории как-то все странно.

Я, может быть, выражу позицию третьей группы интеллигенции, которая пока никак не может понять, что происходит. При обилии информации с той и с другой стороны степень недоверия людей к этой информации фантастическая! В этом смысле Первый канал и «Россия 1» сыграли, на мой взгляд, очень мрачную роль. Они окончательно убедили многих людей в невозможности верить тому, о чем говорит телевидение. Удивительно, но не сработал и эффект личных связей. Здесь все тоже противоречиво. Люди из Киева описывают ситуацию по-разному: от восторгов по поводу Майдана до ужасов, связанных с Майданом.

Кстати, есть мнение, что восторги куплены…

– Знаете, в интернет-пространстве и радиоэфирах я допускаю такую возможность. Но когда речь идет о семейных связях, живых эмоциях людей, с которыми мы связаны родственными узами…

Эти люди политически не ангажированы, они просто там живут. Словом, ситуация более сложная, чем ее представляет нам Первый канал. И интеллигенция в ней запуталась. Выбор мучительный.

Для интеллигенции всё всегда мучительно, не так ли?

– Конечно, но таково свойство этой группы, которая все-таки привносит в любой процесс – экономический, социальный, политический – большую долю эмоций, сомнений. Иначе бы интеллигенция превратилась в интеллектуальную элиту. Поэтому я не вижу оснований для осуждения интеллигенции за это. Она живет яркой эмоциональной жизнью.

Кстати, еще одно яркое впечатление от посещения Кремля – это возраст тех, кто присутствовал в зале. Там практически не было молодых людей. При этом, общаясь со студентами, я с удивлением обнаружил, что многие не знают, кто такой Олег Табаков. Не все знают, кто такой Никита Михалков, который тоже присутствовал в зале и был явно не у дел.

Никита Сергеевич оказался в ситуации, когда не он первый на этом празднике жизни, и не знал, как себя вести. Постоянно барражировал, искал контакта. Это был не его день, а… день Александра Проханова, который, что называется, шел на разрыв. Разумеется, все это происходило до появления в зале В.В. Путина.

По какому принципу приглашали на мероприятие людей? Вас, в частности, почему позвали?

– Мне показалось, что главным принципом отбора был опыт работы с государственными и общественными структурами, отсутствие радикализма в действиях либо суждениях. Аудитория изначально не должна была проявлять радикальных, неуправляемых эмоций. Для меня приглашение стало полной неожиданностью.

Вы радикал?

– Нет, я, скорее, как раз очень умеренный человек. Предпочитаю занимать нейтральную позицию между противоборствующими силами. Профессиональная обязанность историка – наблюдать, а не судить. Это очень важно – видеть и слышать обе стороны. Иначе ты не сможешь быть объективным. Для исследователя потеря объективности – большая опасность. Кстати, и для преподавателя тоже.

То есть относительно Крыма вы примыкаете к не определившимся. А интеллигентом себя считаете?

– Это старая провокационная конструкция. Положено в таких случаях произносить: «Нет, это должны решать другие люди, со стороны виднее…» Для меня сегодня критерий интеллигентности все менее понятен.

Если раньше доминировал социологический критерий, то сейчас и он размыт. Человек, имеющий высшее образование, занимающийся интеллектуальным трудом, обладающий набором определенных нравственных качеств, – все это формальные критерии принадлежности к данной социальной группе. Но в моем представлении интеллигент должен изменять окружающую действительность, делать ее лучше, добрее. Я не смог это сделать. Действительность, к сожалению, оказалась сильнее меня. Наверное, я не интеллигент.

Разве интеллигенты со своей извечной рефлексией изменяли когда-то действительность?

– Как раз этим и изменяли. Есть такая великая римская пословица – капля долбит камень. Интеллигенты всегда создают атмосферу неуверенности и сомнения. Не обладая монополией на истину, они провоцируют ее поиск.

Выходит… Путин – не интеллигент?

– Это очень интересный вопрос. Я думаю, что по многим формальным критериям он как раз может быть отнесен к наиболее типичным представителям российской интеллигенции. У него высшее образование, он занимается интеллектуальным трудом, является носителем определенных нравственных качеств.

С другой стороны, он изменил этот мир. Стоит чуть внимательнее присмотреться к деталям, чтобы понять: на эту формально-социологическую интеллигентскую основу лег огромный пласт удивительного жизненного опыта. Спецслужбы, работа с А. Собчаком, стремительная карьера чиновника и совершенно уникальный статус президента. Фантастическая трансформация мировоззрения, личности, нравственных качеств. Сочетание несочетаемого.

Но вернемся к Крыму. В вашей семье все неопределившиеся?

– У нас условная линия проходит по возрастным границам. Представители старшего поколения по большей части приветствуют произошедшее. Им кажется совершенно справедливым возвращение Крыма в состав России, и они искренне убеждены в своей позиции. Если говорить о том, кому это решение не нравится, так это многие представители молодого поколения.

И как пожилые домочадцы относятся к позиции молодежи?

– Как раз в рамках нашей семьи это нормальная дискуссия, не приобретающая характер вечного молчания, обид и битья посуды. Хотя в некоторых семьях «посуды» уже разбито немало.

А с точки зрения истории, Крым для России – достижение или потеря?

– Все зависит от точки отсчета при определении понятия «Россия». Для нашего государства это колоссальный успех!

Возвращение утраченных территорий – уже много веков один из признаков величия и силы державы. А вот для российской культуры и российской цивилизации в самом широком смысле этого слова последствия могут оказаться печальными. Мне кажется, мы можем попасть в состояние международной изоляции не столько на политическом или экономическом, сколько на интеллектуальном уровне. Это очень опасная перспектива. Нет контактов – нет развития.

Мы можем закрыться в своем гигантском евразийском пространстве, можем «окуклиться», «спасти» свою идентичность и исключительность, но потерять темпы «социального развития». А в современном мире именно они определяют почти всё.

Могли ли государственные мужи этого не просчитать?

– Мне бы очень хотелось, чтобы все эти решения были первоначально смоделированы на уровне системного анализа. Судя по той реакции, которую пока демонстрирует Запад, могу сказать, что в политическом плане государственные мужи не ошиблись. Санкции сведены к конкретным персоналиям, но не носят системного характера. Рациональный Запад и иррациональный Восток «прожевали» потерю Крыма. Для них оказалось выгоднее сделать вид, что ничего страшного не произошло.

Хотя флажком махали устрашающе…

– Это обязательный ритуал. Давайте не будем забывать, что политическая элита Запада живет не в безвоздушном пространстве. У них есть свой избиратель, перед которым необходимо было, что называется, «держать лицо». Ритуальный танец исполнили, а дальше наступил прагматизм, свойственный современной мировой политике. И в этом прагматическом восприятии произошедшего со стороны ведущих индустриальных держав наши специалисты не ошиблись. А вот что касается эмоций, чувств, нравственного оправдания… Украинская интеллигенция очень болезненно восприняла происходящее. И эта обида, думаю, будет иметь долгосрочный характер.

Косовский прецедент… Многие проводят параллели. Насколько они корректны?

– Любая параллель условна. Там действовали другие политические силы, и сценарий развития событий был иным. Между тем пример Косово может быть использован как доказательство и возможности такого пути, и опасности такого пути. Кому как выгодно трактовать этот прецедент. Я думаю, что со временем то же самое произойдет и с «крымской историей».

И все же мы давно не видели такого согласия в рядах политэлиты…

– Я бы не преувеличивал крепость этого согласия. Аналогичную ситуацию, если уж обращаться к историческим аналогиям, мы наблюдали в 1913 году, когда Россия праздновала юбилей дома Романовых.

Тогда тоже казалось, что величие Российской империи незыблемо. Но уже первая кризисная ситуация привела к расколу. Я думаю, что и это единение временное. Очень опасаюсь, что нас пытаются отвлечь от каких-то серьезных вопросов, переключить внимание общества на внешние проблемы, в то время как у нас нарастают проблемы внутренние.

И с этой точки зрения Крым может сыграть важнейшую роль в нашем дальнейшем развитии. Он обострит многие наши проблемы. Это хорошо для лечения. Болезнь надо зафиксировать, признать и подобрать соответствующие медикаменты. А то, что наше общество болеет, мне кажется, совершенно очевидно. Вопрос – чем? И как лечить? Сейчас задан некий вектор, согласно которому общественное сознание должно развиваться в ближайшем будущем. Но будет ли он принят обществом? Главное – чтобы не сработала формула: «кто не с нами, тот против нас».

А есть у присоединения Крыма безусловный плюс? Кроме географического расширения границ, разумеется.

– Самое важное заключается в том, что Крым вновь заставил людей задуматься. Мы настолько погрузились в атмосферу повседневного быта, выживания, обслуживания, что позабыли о вещах очень важных в масштабах мира, о нашей жизненной философии, о ценности человеческой жизни, о ее удивительной кратковременности. Крым нас «встряхнул». Люди заговорили, стали формулировать свою позицию. Я вижу в этом позитивное начало. Через согласие или несогласие в каждом просыпается гражданин. Здесь знак «минус» или «плюс» не принципиально важен.

Хотя, когда человек заявляет свою позицию, оставаясь в абсолютном меньшинстве, то это, конечно, мощное основание для формирования подлинной гражданственности. К сожалению, этот процесс осложнен двумя высказываниями президента – о пятой колонне и национал-предателях.

Такого рода конструкции создают атмосферу страха, которой зарождающееся гражданское чувство может быть просто подавлено. … Надо сомневаться. Я очень боюсь не сомневающихся людей. Тех, кто гордо и уверенно берет в руки автоматы и воплощает свое понятие о справедливости на улицах городов.

Источник: mediazavod.ru

 

Рецензия на книгу
23.07.2015

«Судный день» начинается с описания собственной смерти. Точнее, того, что происходит на следующий день. Довольно жесткая, но абсолютно искренняя для Попова метафора. В сущности, конец света для него тогда и состоялся, но жизнь-то продолжается – как абсурд.

11.10.2014

"Нет никаких "элитных школ" и "дворовых школ". Школы делятся не по этому принципу. Школы делятся на те, где детей любят и их не унижают, и те, где не любят и унижают. Где маме могут сказать: "надо было раньше своим ребенком заниматься" - и где не могут. Где уважаемому коллеге скажут в лицо: "еще один защитник детей выискался" - и где не скажут. Где любят литературу - и где выполняют указания сверху".

Интервью Михаила Ходорковского Дмитрию Быкову ("Собеседник")
11.05.2014

"Власть сегодня занята централизацией в самом жестком варианте. Ответ на это может быть только один - при смене власти и соответственно элиты последует раскрепощение, бегство от центра. Опыт СССР в этом смысле все уже показал. Что это такое в стране с ядерным оружием - объяснять не надо".

Из писем экологов
2.04.2014

Рассуждать о законности или незаконности аннексии Крыма можно было бы, если бы мы жили, скажем, в Канаде или ещё в каком-нибудь правовом государстве. Сейчас речь должна идти лишь о том, как вообще сохранить эту уникальную экосистему.

Интервью с директором лицея №31 г.Челябинска А.Е. Поповым
22.09.2013

"Сам я уходить не собираюсь. Конечно, могут посадить, это же дело заказное. Но я сам сдаваться не буду, я думаю — помру на этом посту".

19.07.2013

На днях “Новая газета” опубликовала статью, в которой речь идет о постановлении пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях». В этом документе четко разграничивают два явления: взятку и провокацию.

"Дело директоров" комментирует Станислав Загородников
22.04.2013

"Не с коррупцией сегодня борются в школах, не со взятками, а с конкретными личностями. Вот в Интернете некоторые пользователи пишут: «Так ведь взял же Попов деньги! Не оформил их через бухгалтерию, не провел через расчетный счет». Ну и что? Что изменилось перед Богом и перед людьми? Ничего".

17.04.2013

"В ситуации, когда государство открестилось от школы, не нести ей деньги – это преступление. Сам Попов вкладывает в лицей то, что заработал. А сколько бескорыстных педагогических проектов на его счету? Один из последних – школа «Пифагор», где Попов почти год работал бесплатно. Это что, позиция взяточника?"

25.01.2013

Я ничего не знаю про американских усыновителей. Зато знаю кое-что про шведских, а в контексте "продажи наших собственных детей за границу" это в принципе одно и то же. Так вот, мне посчастливилось в течение нескольких лет поработать переводчиком у шведов, приезжавших сюда усыновлять детей.

Статья Бориса Акунина
30.12.2012

"Я себя спрашиваю: почему меня так тошнит от современного российского государства? Я  историк, я должен понимать, что на данном этапе оно не может быть более качественным ... А всё просто. Понятно, что государство переходной эпохи не может быть сахарным, но ему совсем необязательно быть таким подлым".

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".