Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Людмила Гурченко: "Мой принцип - вставать и идти дальше"

Людмила Гурченко: "Мой принцип - вставать и идти дальше"

Лидия Садчикова

Октябрь 2007 г.

Гурченко остается собой, продолжая поражать особой пластичностью, умея рассмешить фирменными "фишками", интонациями, голосовыми вибрациями. Балерина на пенсии, которую она играет, может быть и злой, и доброй, и притягательной, и отталкивающей. Разной, как сама актриса. Но в характере героини побеждает позитив. Что отличает и саму Людмилу Марковну.

- У нас с Челябинском отношения теплые и давние, - сказала народная артистка СССР, отвечая на вопрос, почему премьера спектакля "Похищение Сабинянинова" состоялась в провинции. - Первые спектакли мы стараемся сыграть там, где нам будет легко, где встречают доброжелательно.

- В январе челябинцы увидят еще одну премьеру с вашим участием.

- Причем таких спектаклей, как "Паб", я еще не знала, не видела и не играла. Жанр очень смешанный: комикс и мюзикл вместе с философской, политической историей. Все то, что безумно волнует каждого человека. И то, что наши политики или газетчики преподносят в виде намеков, здесь звучит через край. Авторы - братья Пресняковы, самые популярные российские драматурги, чьи пьесы ставятся во многих странах. В России вышел фильм по их сценарию "Изображая жертву". Их творчество - это XXI век!

- То есть?

- Все то, что мы, актеры старших поколений, прятали глубоко внутри, хотя эти мысли и чувства просто к горлу подступали, выходит на поверхность в их пьесах. Они говорят, как думают. К тому же они тонко чувствуют актера. Мне с ними очень легко. Роль, которую мне предложили, была мужской. Я играю дьявола. Опасное дело. Но роль безумно интересная. Это не дьявол, а некое предвидение. Этакий астральный объект - странный и остроумный.

- Авторы переписали роль "под вас"?

- Нет, лишь дописали кое-что. И вместо "он" стала "она".

- Людмила Марковна, вы в последнее время отдаете предпочтение театру. А как же кино?

- В моем возрасте все актеры отдают предпочтение театру. Играть в кино маму киллера? Смешно. Ко мне, как и ко многим актрисам, нужен индивидуальный подход.

- Эльдар Рязанов имеет такой подход?

- О, только тогда, когда ему нужно. А специально - нет. Специальный подход со стороны режиссеров у нас знаете кто имеет? Инна Чурикова. А мы с Рязановым люди, в общем-то, не родственные. Просто если это фильм "Старые клячи", так кого ж ему еще взять?

- А я думала, что Эльдар Александрович вас обожает, как и Никита Михалков.

- Ну и думай. И зрители пусть так думают.

- Но разве вы не хотели бы сыграть в сегодняшнем кино?

- Попробовала в одном из миллиона телесериалов. Мне стыдно стало. Ой, боже сохрани! Закрыла эту страницу. Суета, беготня. Одно утешает: молодые актеры получили возможность заработать. Не так, как мы: вышли нищими из той жизни. Кстати, многие мои товарищи-киноактеры не смогли перестроиться на театр. Это совсем другое искусство.

- Хотелось бы уточнить: творческое объединение "Дуэт" и Центр Людмилы Гурченко - это одно и то же?

- В принципе, да. Я создала этот центр и теперь могу играть, что мне хочется. Первый раз в жизни! Сценаристы приносят материал, и я решаю: это можно сыграть, это не нужно. Иногда сама играю совсем маленькую, второстепенную роль, чтобы дать поиграть другим актерам. Кровь, пот и слезы - так приходится нам работать. Чтобы собрать команду, пригласить режиссера и актеров, купить пьесу, нужно сначала найти деньги. А потом отрабатывать спектаклями. Мы еще долго-долго будем возить "Похищение Сабинянинова", чтобы вернуть денежный долг. Это не антреприза с тремя стульями. Видела декорации? Одно "море", второе "море" - ткань для них привезена из Германии. Очень дорогая ткань! Ну, и костюмы влетели в копеечку.

- Вы играете балерину на пенсии, которая "рисует балетики". Не хотели бы "нарисовать" для себя несколько пьес?

- Нет-нет. Это не моя профессия.

- Но вы же книги пишете!

- Мои книги - эмоциональные выплески. Первую меня заставил написать Андрон Кончаловский. Во время съемок "Сибириады" я ему много рассказывала о своем папе. И он потребовал: "Напиши". Хотя папа был простой деревенский человек. Впрочем, мама моя сомневалась: простой ли, кто его "заделал" - среди папиных предков значился какой-то пан Людоговский. Папа был довольно странный и повадки имел не деревенские. Единственный в семье, кто хорошо пел. Он вообще герой по мудрости, по умению выживать и заставлять других подниматься. Обладал уникальным юмором. Когда он умер, жизнь стала серой. Мы с мамой уже не могли поднять ту планку, которая была при нем.

Видите ли, после "Карнавальной ночи" люди думали, что я родилась в кружевах. Господи, я не ожидала, что своей откровенной книгой многим открою глаза. Что я, как и миллионы советских людей, жила трудно: и мучились, и голодали. Но и радовались, преодолевая эти тяготы. А вторая книга послеперестроечная. Появилось много желтой прессы, и я стала о себе читать черт те что. Влезли в мою семью. Разломали все, что могли. Чтобы это прекратить (не зная, прекратится ли), решила написать, как оно есть на самом деле. И вдруг борзописцы замолчали. Вот и все. Я ни одного интервью по своим книгам не дала. Об актерской судьбе давайте разговаривать, а по книгам - нет. Не моя профессия, не имею права.

- Я заглядывала на ваш официальный интернет-сайт. Кто им занимается? Ваши фанаты?

- Даже не знаю. Сама я туда не заглядываю. Это делает мой муж Сергей Михайлович Сенин. Иногда просит ответить тем, кто проявляет особую настырность. Я ему диктую, а он отправляет письмо адресату. В технике я темный человек. В мобильнике с трудом разбираюсь.

- Судя по сообщениям в прессе, у вас было в этом году много интересных событий: дефиле у Юдашкина, откровенные фотосессии для журналов, участие в различных общественных проектах.

- Да, у меня насыщенная жизнь. Кругом шепчутся: "Ой, как это она, сколько ей лет?" Я уже так устала от этого! Смотрю на бабушек и дедушек, которые намного моложе меня, и говорю себе: "Надо вставать и идти дальше".

- И доказывать?

- Разве только себе. Выхожу на сцену, не думая, что я кому-то что-то доказываю. Перед спектаклем в вашем городе я целый день лежала и думала только о том, что мне в этой роли надо концы с концами свести. Она очень трудная. Все намешано: правда и неправда. Но мне с Ларисой Удовиченко и Володей Стержаковым работать приятно. Они очень хорошие партнеры и люди замечательные.

- Вы партнеров сама выбираете?

- Да нет же. Вообще в постановочный процесс не вмешиваюсь.

- И не диктуете своих условий на правах примы?

- Это вообще не обо мне.

- Кстати, говорят, что песню "Примадонна" Пугачева посвятила вам.

- Тоже нет. Просто на концерте накануне ее выступления на конкурсе "Евровидение" она увидела меня среди зрителей, подошла и спела как бы для меня. А Федя Бондарчук взял и наложил кадры из фильма "Люблю", где он меня снял. Но все равно примадонна получилась не я, а Пугачева.

- Вы сказали, что в новом спектакле "Паб" есть элементы мюзикла. В одном из моих с вами предыдущих интервью из ваших уст прозвучала такая фраза: "Иногда думаю, не напрасно ли я прожила жизнь", имея в виду, что так и не сыграли в мюзикле, о котором всегда мечтали.

- Сыграла, наконец, - в "Бюро счастья". Я добилась этого мюзикла, где играю женщину обыкновенную. Такую, каких в зрительном зале всегда полным-полно. Моя героиня никогда не будет жить во лжи. Если не любит, то уходит от мужа. Потом появляется другой. Одна же не проживешь. Ну, год-два, не больше. Вот дерьмо и пристраивается. Таково оправдание многих женских судеб. В мюзикле моими партнерами были Коля Фоменко и талантливый танцовщик Гедиминас Таранда. Там у меня балет пошел уже не на шутку! Я так взлетала - вспоминать страшно!

- Людмила Марковна, у вас в этом году появилось много новых званий: "Национальное достояние", "Королева стиля", "Женщина в духе Марлен Дитрих":

- Ну и что?

- Разве вам это не приятно? Королева стиля…

- Ой, перестань!

- Ну, правда! На вас классно сидит это бордовое платье!

- Это мое старое советское платье. Оно стоило 500 рублей. Куплено в Питере в 1995 году.

- Значит, уже не советское.

- Не важно. Сделано на фабрике "Свобода". Сапожки в Николаеве куплены, бусы еще где-то. А атласные оторочки на вороте и рукавах платья я сама пришила.

- На вас оно смотрится словно за 500 долларов. Значит, надо уметь носить.

- Вот это другой вопрос. Я закурю, не возражаешь? Я вообще-то курю не затягиваясь. Просто мне нравится вот так красиво держать сигарету, отдыхая после спектакля. Когда на экраны вышел фильм "20 дней без войны", один зритель написал мне: "А курить-то вы не умеете". Именно там я и научилась вот такому невсамделишному курению. Хотя режиссер требовал реализма. Мы репетировали эту сцену с Юрием Никулиным. А папироски мне дали военные, хоть и женские. Начинаю дымить и кашляю, задыхаюсь: "Не могу больше". Зато в следующем фильме "Особо важное задание" я уже научилась удерживать дым в себе. Таковы издержки актерской профессии.

- Итак, скоро мы вас снова увидим на челябинской сцене.

- Я буду ужасно волноваться. "Паб" - необычное зрелище. Я жду его, как ненормальная. Со мной играют блестящие артисты: Адомайтис, Хаев, Будрайтис. Сюрпризов будет много.

Волнуюсь. на столь высочайшей темпераментной волне я еще не играла. Ни туда ни сюда - словно по лезвию. Нужно прыгнуть в воздух, не обрезавшись. Вот такая роль жуткая. Жутко прекрасная.

- Вы к ней особым образом готовитесь? Медитации, энергетические подпитки?

- Боже сохрани! Это все далеко от меня. Просто летом я и муж отдыхали с нашими собаками в Евпатории. У меня в голове был текст пьесы. Его делаешь своим, он начинает крутиться и выкручиваются какие-то странности, какие-то ассоциации. А подпитка… Сейчас пойдем чаю попьем - вот и вся "подпитка"!

 

Элементы проекта

"Она была очень разная - Юлечка, как называли её близкие друзья. Очень-очень мужественная - и на фронте, куда пошла добровольно, а потом вернулась после ранения, едва не стоившего ей жизни, и тогда, когда принимала последнее в своей жизни решение. Бескомпромиссная, смешная, наивная, трогательная…"

30 марта исполнится ровно год со дня смерти удивительной и неповторимой Людмилы Гурченко. В связи с этой датой мы публикуем несколько интервью  актрисы, из числа тех, которые она давала, будучи на гастролях в Челябинске.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".