Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Поверьте, я действительно профессор..."

"Поверьте, я действительно профессор..."
ДМИТРИЙ БЫКОВ
Писатель
Текст: Александр Славуцкий

 

Дмитрий Быков работает на телевидении и радио, пишет книги. Но широкую, а не кулуарную известность ему принес проект «Гражданин поэт» — вариации известных текстов на злободневные темы в исполнении Михаила Ефремова. Как известно, недавно проект завершился. И на сцене одного из московских залов состоялась веселая гражданская панихида, посвященная закрытию «Гражданина поэта».

— Дима, почему вы решили завершить проект? Неужели не осталось поэтов для пародирования?

— Не в этом дело. Так решил Андрей Васильев (продюсер «Гражданина поэта», экс-глава издательского дома «Коммерсант». — Прим. авт.), а он человек иррационально интуитивный. Но я, кажется, понимаю, почему он это сделал. Сейчас заканчивается определенная эпоха нашей истории: после выборов президента наша жизнь переходит в новое качество, и этот проект будет не нужен. «Гражданин поэт» — это явление переходной эпохи.

—  Кстати, билеты на концерт стоили довольно дорого. Говорят, что за год существования «Гражданина поэта» вы разбогатели. Это так?

—  Когда Андрей Васильев где-то сообщил, что наши гастроли стоят полтора миллиона рублей, некоторые блогеры впали в неистовство, заявляя, что, мол, я совмещаю гражданскую позицию с зарабатыванием денег. Говорю коротко и ясно: они не правы. Полтора миллиона — это на всех участников проекта: костюмеры, звукорежиссеры, ведущий артист. Я не скажу, что получаю копейки, но эти заработки вполне сопоставимы с моими газетными гонорарами. А это не так уж и много…

«Гражданин поэт» для меня дорог совсем другим. Это, по сути дела, свидание с молодостью. Когда мне было шестнадцать лет, я начал ходить в редакцию «Московского комсомольца». Васильев давал мне задания, правил тексты, гонял в ближайший магазин за портвейном. Никогда не забуду, как однажды, находясь в тяжелейшем похмелье, он при моем появлении сказал, что меня Бог принес, и отправил в подмосковное ПТУ написать репортаж о встрече с ветеранами…

Я, наверное, участвовал в «Гражданине поэте», чтобы вспомнить счастье тех лет, когда писал эти заметки, постепенно вовлекаясь в жизнь взрослой газеты. Там работали Лев Новоженов, Андрей Орлов, известный сейчас как Орлуша, уже покойный Александр Аронов… Это была удивительная среда, и до сих пор каждый раз, когда проезжаю мимо белого дома на улице 1905 года, с радостью вспоминаю то время…

И теперь, когда Васильев совершенно не изменившимся почерком, с теми же корректорскими знаками, правит «Гражданина поэта», я как будто возвращаюсь на тридцать лет назад. Это большое человеческое счастье…

Кстати, как говорит сам Васильев, он до сих пор не может совместить того мальчика, ходившего к нему в синей школьной форме, с человеком, которого он теперь торжественно представляет на сцене.

—  Знаю, вы сейчас заканчиваете новый роман…

—  Роман называется «Икс» — это книга о молодом ростовском журналисте. В 1925 году он получает бандероль, в которой находит рукопись начатого романа и приложенную к ней записку: «Думаю, вы закончите эту книгу лучше, чем кто-либо другой». Ну, а дальше разворачивается история, которая завершается неожиданным финалом.

— Скажите, а разве Лев Колодный не закрыл эту тему?

— Лев Колодный, к сожалению, не сделал этого. Проблема с «Тихим Доном» в том, что фрагменты, которые там хороши, и главы, которые плохи, написаны явно одной рукой. Я первый человек, который додумался, почему это так, и, надеюсь, читать роман будет увлекательно. Книга одновременно смешная и страшная. Она небольшая — всего 200 страниц, но пишется трудно, потому что я впервые в жизни решил написать роман, который будет интересно читать. Это мучительный процесс, в книге нет ни одной лишней строчки. Тираж будет, наверное, в июле. А когда ее закончу, начну писать свою самую лучшую, самую любимую книгу, для которой я родился. Она будет называться «Квартал».

— Помимо писательства и работы на радио, я знаю, вы еще занимаетесь преподавательской деятельностью…

— Преподаю в школе «Золотое сечение» и МГИМО. Многие мои друзья, давно ставшие докторами наук, — они, в основном, старше меня, — увидев мое профессорское удостоверение, впадают в транс, но, поверьте, я действительно профессор кафедры мировой литературы и искусства МГИМО, веду там два курса. Кроме того, читаю курс для учителей в Институте открытого образования.

— И часто ученики вас удивляют или обескураживают?

— Часто… Я очень люблю мрачных детей, таких задумчивых, которые все время сидят молча, а потом вдруг ляпнут что-то поразительное. И вот такая одна ученица недавно на уроке, посвященном Ахматовой, вдруг говорит: «Мне кажется, что трагедия Ахматовой в том, что она от любви, от мужчины пыталась получить то же удовольствие, что и от стихов, а этого ей никогда не удавалось». Я был поражен, как точно ребенок сформулировал главную трагедию поэта, который мечтает, чтобы в жизни было так же хорошо, как и с музой… Но ведь это невозможно!.. Это замечание меня обескуражило очень сильно, потому что в каком-то смысле обесценило всю мою любовную лирику. Я вдруг понял, о чем она…

Работа в школе — экстремальный спорт. Я не умею кататься на сноуборде, но продлеваю жизнь себе именно за счет школы. Никогда не знаешь, что тебе класс скажет и как среагирует на твои действия.

— Наверняка у вас есть любимчики?

—  Я очень люблю свой десятый класс. Они с большим пониманием относятся ко всему, что у нас происходит. И если эти ребята представляют сегодняшнюю молодежь, то они и есть та Россия, которую я бы хотел видеть. Поэтому я люблю четверг и пятницу, когда я с ними, более терпимо отношусь к среде, когда иду в МГИМО, а самые трудные для меня дни — понедельник и вторник, когда проходит редколлегия в «Собеседнике»…

Источник: ru-bykov.livejournal.com

 

Вокруг

На злобу дня: об образовательной политике, Ходорковском и патриотическом экстазе

"Видимо, господь готовит каким-то образом людей для будущего информационного взрыва. Почему вдруг народилось поколение умных? Ведь, понимаете, вам никто же этого не объяснит. Непонятно, почему один человек умный, а другой дурак... Откуда берется гений, это вопрос непонятный. Видимо, господь растит какую-то великую гвардию, которой предстоит поднимать Россию из того положения, в котором она находится..." 

Интервью Дмитрия Быкова с Юлием Гусманом

"Семидесятые годы предлагали чрезвычайно узкий коридор возможностей. Сегодня все это расширилось – тебе бесконечно много можно, и за это с тобой могут бесконечно много сделать. Тогда были ограничения как в потреблении, так и в государственных реакциях. Сегодня то и другое совершенно непредсказуемо".

Дмитрий Быков - о Петре Столыпине

"Будь экономическая смелость Столыпина поддержана политической, сумей он убедить царскую семью в необходимости привлечь на свою сторону интеллигентов, обеспечь он вертикальную мобильность, открыв путь к образованию и трудоустройству широким массам, а не удачливым единицам, - вся русская революция лишилась бы социальной базы".

О России, Путине, оппозиции и Великой Победе

"Нам очень не нравится, когда от нашего имени народом России объявляет себя довольно неталантливый, довольно лживый, довольно ограниченный режим. Я привык к тому, что у меня великая страна, и я не хотел бы, чтобы моя великая страна ассоциировалась с такими маленькими людьми".

"Если мы не будем представлять себе школу будущего, у нас не будет, простите за каламбур, ничего настоящего. И вопрос о том, кто должен быть министром просвещения, неизбежно входит в эту парадигму..."

В круге

Интервью конца 90-х

"Люди высокие разрывают кармическую связь причастием и покаянием, они не озабочены проблемами вхождения в мир, проблемами успеха.... Псевдоним берут только низкие люди, ведь псевдоним - это средство для запутывания собственной судьбы из-за нежелания выносить последствия содеянного".

"Я одного последовательного и упорного двоечника превратил в гуманитарного отличника — вполне честного, без завышений, — регулярными заверениями в том, что у него глубокий и сильный ум, такой глубокий, что его просто никто не видит. В конце концов, он вынужден был в это поверить и начать соответствовать".

"После лекции моей мамы в нашей школе - я ее позвал рассказать о Толстом, поскольку она это умеет лучше меня, - один из моих самых откровенных дылд так прямо и сказал: «Вы тоже ничего, Львович, но когда от Бога, так уж от Бога»".

"Особое мнение" Дмитрия Быкова

"Мне кажется, сейчас национальная идея очень простая... Лишних людей нет. Лишних у нас быть не должно. А у нас себя лишней чувствует вся страна..."

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".