Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Основатель

Основатель
ДМИТРИЙ МОШКОВ (1883-1921)
Преподаватель, краевед
Текст: Владимир Боже

 

Дмитрий Валентинович Мошков (1883-1921) прожил недолгую, но яркую жизнь, став одним из основателей Иркутского университета, а в Челябинске – первого научного общества.

 

Группа Крашенинникова

ХХ век, пришедший в мир, многое в нем изменил. Челябинск, ощутил это острее, чем большинство российских городов и весей. Подошедшая к нему в самом конце  предыдущего столетия  железная дорога  задала  совершенно немыслимый темп в развитии. И челябинцы не успевали отслеживать  грандиозные изменения  в своей жизни.  Новинки технического прогресса изменяли  устоявшийся быт, прибывающие в город знаменитости – представления о сугубой провинциальности края. На этом фоне робкие движения в сторону изучения города и региона казались, да и были, мало заметными, но совсем не мало значительными…

5 сентября  1913 года  в здании челябинского реального училища собрались  22 человека, желавших создать в городе научное общество и  естественно-исторический музей. Выступивший на организационном собрании сын челябинского  купца, в последующем крупный российский ученый Ипполит Михайлович Крашенинников  изложил свой замысел – создать в Челябинске филиал Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ), и предложил всем собравшимся, кто не является членом этого общества, образованного в 1870 году в Екатеринбурге, вступить в него. Что же до музея, то  мыслилось построить его на основе идеи  связи живой и неживой природы, пропагандируемой в эти годы  гениальным В.И. Вернадским (он, кстати, в 1912 году побывал в Челябинске).

Начали собирать материалы для будущего музея, открыли небольшую экспозицию в здании того же реального училища, обратились к руководству Оренбургского учебного округа с просьбой об  утверждении челябинского филиала УОЛЕ. Но, увы… Попечитель учебного округа указал на то, что в соответствии с действовавшим уставом УОЛЕ филиал в Челябинске образован быть не может. Крашенинников предложил не отчаиваться и создать филиал Оренбургского отдела Русского Географического общества. Но начавшаяся  I-я мировая война, отъезд из Челябинска Крашенинникова и нескольких участников его инициативной группы, казалось, надолго сняли с повестки дня вопрос о существовании в Челябинске  научного общества. Начавшаяся революция тоже, вроде бы, не внушала оптимизма.

Однако старая бюрократическая машина пала, а новая еще не была создана. Этой паузой  и решили воспользоваться челябинские краеведы. 18 апреля 1918 года было учреждено первое научное общество в истории города – Приуральское общество изучения местного края. Его председателем единогласно был избран  Дмитрий Мошков. 

 

Из семьи «русского Нострадамуса»

Дмитрий Валентинович Мошков происходил из старинного русского дворянского рода, восходившего к началу XVII века. В российской истории  сохранились имена Ивана Яковлевича Мошкова, царского степенного ключника, Петра Ивановича Мошкова, гоф-интенданта Петра Великого и Екатерины Первой, в честь которого в Санкт-Петербурге был в свое время назван и ныне существует Мошков переулок. Среди Мошковых было немало и военных. Прадед Дмитрия Валентиновича подполковник Павел Андреевич Мошков участвовал в  Отечественной войне 1812 года, стал георгиевским кавалером, а отец, Валентин Александрович Мошков (1852-1924), дослужился до генеральского чина. Впрочем, что касается отца, то его известность и популярность   была связана отнюдь не с ратными подвигами.  Будучи личностью яркой и разносторонне развитой, Валентин Александрович и до сего дня вызывает  интерес наших соотечественников. Чтобы убедиться в этом, достаточно набрать его имя в любой поисковой системе Интернета.

Его перу принадлежит  ряд статей, посвященных культуре народов Поволжья, в журнале «Нива» он опубликовал яркие путевые заметки о Царевококшайске (ныне Йошкар-Ола). Можно говорить о В.А. Мошкове и как о крупном этнографе. Предметом его изучения стали гагаузы – тюркоязычный народ, исповедующий православие. Валентин Александрович составил словарь гагаузского языка, его этнографические коллекции,  собранные в ходе предпринятых им двух экспедиций, составили основу «гагаузской коллекции» Музея антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге. Обладая абсолютным музыкальным слухом, он играл на духовых инструментах, написал работу, посвященную особенностям русского народного пения. Но более всего был известен как «русский Нострадамус». В книге «Новая теория происхождения человека и его вырождения» Валентин Александрович изложил свою теорию развития  любого народа, в основе которой лежит учение об исторических циклах.

На основании этой теории Валентин Мошков в 1910 году расписал  российскую историю на век вперед. Период с 1912 по 2012 год он считал периодом упадка российского государства, и это притом, что на момент написания книги вроде бы ничто об этом не говорило. Наоборот, Российская империя набирала темпы в развитии экономики, на подъеме была и культура. Но Мошков был беспощаден, описывая алгоритм грозящего падения.  

Читающие В.А. Мошкова легко находят в его текстах параллели с  революцией 1917 года, коллективизацией, сталинскими  репрессиями, брежневским «застоем» и другими отнюдь не радостными событиями прожитой российской жизни.

Дмитрий  Мошков, безусловно,  был знаком с идеями  отца. Разделял ли он их, сегодня сказать сложно. Когда перед ним встал вопрос  выбора своей стези в жизни, он остановился на естественном отделении физико-математического факультета  Петербургского  университета. В 1910 году он успешно окончил один из лучших российских вузов. Сдал экзамен  на звание  преподавателя  среднего учебного заведения. Женился на  Ксении Михайловне Тимофеевой, дочери окружного судьи  г.Варшавы. Образование у нее было  тоже нешуточным, Ксения Михайловна была выпускницей историко-филологического факультета Парижского университета. После свадьбы  молодые  могли остаться при родителях, в Варшаве, выбрать для начала своей совместной жизни  населенные пункты  в центральной России или в теплых южных краях, но поехали они в Челябинск, в то время даже не губернский город. С него, как считалось в то время, начиналась необъятная Сибирь.

 

Челябинское научное общество

Константин Теплоухов, челябинский акцизный чиновник, охотник и рыболов, в своих воспоминаниях, помеченных 1911 годом, написал: «Познакомились с Мошковыми, - молодожены, недавно завели младенца. Оба из Варшавы, на Урале впервые… Она – Ксения Михайловна, немного с гонором, Дмитрий Валентинович, очень простой, весёлый,  любитель природы, скоро сделался нашим постоянным спутником». Дмитрий Валентинович преподавал в учительской семинарии естествоведение и географию, в 1911 году был избран  секретарем  педагогического комитета этого учебного заведения. С 1910 года  преподавал географию и математику и в женской гимназии. Любил преподаваемые предметы, относился к ним творчески. Поэтому в 1911 году принял участие в работе 2-го Менделеевского съезда по общей и прикладной  физике и химии в Петербурге, а в 1913 году –  в работе 13-го съезда естествоиспытателей и врачей в Тифлисе. С энтузиазмом Мошков поддержал в 1913 году и Ипполита Крашенинникова в его попытке создать  в Челябинске научное общество и музей. А после его убытия  из города и после падения самодержавия продолжил его деятельность в этом направлении, вступив в переписку с О.Е. Клером, главой УОЛЕ, первоначально надеясь решить все-таки вопрос о создании филиала общества в Челябинске.

Онисим Егорович писал тогда Мошкову: «Конечно, теперь можно устраивать любые научные союзы и отделения при полной свободе», но высказывал при этом мнение, что опыт «Уральского общества как будто говорит в пользу формальной независимости подобных учреждений, коль скоро они стремятся к устройству местного (областного) музея». Дмитрий Валентинович согласился с логикой мэтра уральского краеведения  и активизировал деятельность   по созданию уже самостоятельного научного общества в Челябинске. В статье, опубликованной 18 апреля 1918 года  в местной газете «Трудовая мысль», он призывал  организовать «Зауральское  общество любителей природы» с музеем и библиотекой. Собравшиеся 18 апреля 1918 года по его призыву челябинские краеведы после обсуждения этого вопроса пришли к выводу, что правильнее будет организовать в городе «Общество любителей изучения местного края с естественно-исторической ориентацией». Избрали организационную комиссию, которую возглавил  Мошков, тогда же ставший председателем создаваемого общества, и приступили к делу. В июне 1918 года утвердили  устав, сняли   комнату в доме В.М. Крашенинниковой на ул. Большой (ныне Цвиллинга), продолжили начатую при И.М. Крашенинникове собирательскую деятельность. Члены общества совершали, как тогда говорили, «экскурсии на природу», собирали гербарии и геологические коллекции.

Уже летом 1918 года челябинцы получили возможность познакомиться с  первой выставкой нового общества.

Дмитрий Валентинович Мошков смог объединить в новом обществе людей ярких и самобытных. В актив  Приуральского общества изучения местного края входили Борис Петрович Пентегов, ставший крупным российским химиком, Иван Гаврилович Горохов, в последующем – первый директор губернского музея местного края, Вера Михайловна Крашенинникова, вышедшая замуж за академика А.Н. Криштафовича и получившая известность как переводчица крупных ботанических трудов, Борис Николаевич Засыпкин, реставратор архитектурных памятников Средней Азии, и др. К сожалению, самому Дмитрию Валентиновичу Мошкову довелось недолго поработать на благо созданного им общества. 29 августа 1918 года состоялись его  торжественные проводы на новое место службы – в Омск. Дмитрий Валентинович подробно рассказал о проделанной работе, передал дела вновь избранному председателю общества И.Г. Горохову, с благодарностью принял  звание почетного члена Приуральского общества, высказав желание и в дальнейшем быть ему полезным.

Но жизнь распорядилась иначе. Оказавшийся в начале 1919 года в Омске вездесущий К.Н. Теплоухов встретился с  Д.В. Мошковым и написал в своих мемуарах о том, что Дмитрий Валентинович с ностальгией вспоминал окрестности Челябинска и экскурсии на Урал.

Бои Гражданской войны, переметнувшиеся в 1919 году через Уральский хребет и устремившиеся к Тихому океану, прервали многие человеческие связи. Поэтому  неудивительно, что судьба Д.В. Мошкова челябинцам долгие годы была неизвестна. И лишь сравнительно недавно появившийся необъятный Интернет пролил свет на то, как же в дальнейшем сложилась жизнь основателя  первого научного общества в Челябинске. Благодаря Интернету удалось найти Дмитрия Алексеевича Мошкова, внука героя нашего очерка, который и сообщил, что в 1919 году дед и его семья перебрались в Иркутск, где Дмитрий Валентинович «принимал участие в становлении тамошнего университета», заразился тифом и 15 января 1921 года умер. Его вдова, с двумя детьми на руках (дочь Нина и сын Алексей), выехала в Ташкент, где в это время жили ее братья, купила дом и всю жизнь вплоть до самой смерти (1965) жила  в столице Узбекистана. Сын Алексей (1916-1986)  стал доктором технических наук, профессором, а внук Дмитрий  Алексеевич, живущий в Подмосковье, - доктором биологических наук.

Что тут скажешь? Прекрасная династия, славная российская семья, имеющая в своей истории и глубокий челябинский след.

 

Вокруг

Работал он увлеченно, творчески, не считаясь с личным временем, находил новые факты, делал краеведческие открытия. Им издавались новые статьи, газеты и буклеты о городе и музее. Он встречался с верхнеуральскими учителями, библиотекарями, краеведами, проводил с ними семинары. Михаил Самуилович буквально объездил и облазил весь район, и искренне полюбил его.

Борис Пастернак в Челябинске

"В Челябинске нравственный узел, мучивший его, развязался. Он вновь обрел внутреннюю свободу, которая и позволила ему создать то, что он считал трудом своей жизни – роман «Доктор Живаго»".

Обзорный очерк

"Говоря о развитии челябинской школы в XVIII – нач. XX вв., мы  хотели бы отметить, что она, как и российская школа в целом, ориентировалась на общественные потребности.  Утилитарность даваемых ею  знаний изначально доминировала над их мировоззренческим содержанием".

"Он исчез из челябинской жизни так же неожиданно, как и появился. 14 октября 1907 года жандармы арестовали его вместе с другими социал-демократами, участниками партийной конференции. Тюрьма. Суд. Ссылка. Первое время после этого в «Голосе Приуралья» еще публиковались его стихи, но недолго".

"Чтобы сделать масштабное издание, издатель должен сам обладать этой широтой. Не каждой личности это под силу. Я давно уже понял, что рождение хорошей книги — это как рождение ребёнка. Её ещё надо выносить, вложить в неё всего себя, представить изнутри, чтобы самому за неё не было стыдно".

В круге

Интервью с Владимиров Боже. Часть 1, энтомологическая

На подсознательном уровне мы думаем, что насекомые – это нечто малозначительное, не очень интересное, а ведь это огромное заблуждение.

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

Интервью с Владимиров Боже. Часть 2, философическая

На мой взгляд, важна творческая составляющая человека. Если человек подходит к жизни творчески, ему абсолютно не важно, сколько ему лет. Важно другое – что вот он в этом своем времени, в этом своем возрасте получает от этого радость! И значит, имеет смысл жить дальше.

Галереи

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".