Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Вечерние ворчания (сборник афоризмов)

Александр Попов: «Не принят» – это про меня.

Эта книга Александра Попова написана в давно любимом им жанре. Афоризмы и сентенции, составившие «Вечерние ворчания», это как бы узловые точки на карте авторских размышлений о современности. Точки, содержащие спрессованный опыт души. Причудливые их сочетания – своего рода «созвездия» – и создают неповторимый ландшафт этого сборника.

 

Александр Попов
ВЕЧЕРНИЕ ВОРЧАНИЯ
(Фрагменты)
 
– Ты рад?
– Нет.
– Почему?
– Я уга.
Поворчал, чего ради – не знаю, а радуюсь. Ворчу по вечерам, ночами холодильник дежурит, утром за стеной трубы воют. А день? Что день? Дунь, и нет его.
 
Синие вечера
– Правым себя не считаю, сделан левой лапой настольной лампы.
– За словом в карман не лезу, у меня его нет. Может, я не кенгуру?
– Если количество дней в году поделить на пальцы рук, получится нормальная температура.
– Когда из собственной судьбы выдергиваю сорняки ошибок, они оказываются почему-то синими незабудками.
– Вечера – вокзалы дней.
 
Фиолетовые вечера
– Фиолетово – это когда рядом ни Арины Родионовны, ни Лили Брик.
– На Фобосе – спутнике Марса – обнаружен предмет прямоугольной формы, похожий на кейс с валютой. Прокуратура завела новое дело на Ходорковского.
– Русский секрет в том, что истина у нас объективна, а ложь всегда субъективна.
– На цветы аллергия у учителей и покойников.
– Ладони у людей окулачились.
– У лиц площади поубавилось.
– «Не принят» – это про меня.
 
Красный вечер
– Убирать квартиру к Гумилеву приходила дворничиха Паша и просила прямо с порога:
– Почитайте что-нибудь, Николай Степанович, пока я картошку почищу.
– А по-французски можно?
– Валяйте, лишь бы стихами пахло.
 
Оранжевые вечера
– Покупайте пыль библиотек, она целебна.
– Мне люб моего холодильника лоб!
– Когда над головой вместо крыши – звезды, уши закладывает.
–И у нее, и у него есть эта нота «лю», а между ними – бездна.
 
– Вы любите?
– Да.
– А не учитесь почему?
 
Желтые вечера
– Если бы не Пабло, голубям была бы амба. Голуби, когда на памятник Пикассо сброситесь?
– Если антипод аиста – атеист, то антипод журавля – журналист.
– Прошлое украли, хотел заявление подать, говорят, срок годности истек.
 
– Что такое зебра? Животное или пешеходный переход?
Оно темное и светлое. Она тайная и явная. Это женщина у зеркала.
 
– Если в солнечный день бежать в тени трамвая, за тень платить полагается или нет?
– Ошибки, а вы считать умеете?
– Чти! В партийности порча.
 
Зеленые вечера
– Азбука бодро начинается с арбуза, а заканчивается кисло. Оказывается, арбуз – это ягода.
– Зимой из детского снега катают снежки, из взрослого весной – гололедицу.
– Птицы усмиряют воздух, без них нас бы давно с Земли сдуло.
– В России, как на небесах, всегда зима.
– Одиночеству капель и брызг завидую, упали – и опять вместе.
– Изысканные вина пью во снах, просыпаюсь от голода и начинаю закусывать.
 
Голубые вечера
– Оказывается, и среди дельфинов есть голубые. Что-то с бабами не то.
– Две тайны волнуют: торт и театр.
– Он накапливается, но капли его уже слёз. Он накрапывает, но какой же тонкой должна быть кожа.
– Любое бревно в срубе – губа. Русская изба многогубна.
– У настоящего – только зеркало.
 
Синие вечера
– Когда бьют в колокола, значит, чья-то любовь заболела.
– Нельзя кусок доедать до крошки, воду допивать до капли, на свете есть еще цветы и птицы.
– Величина человека измеряется количеством принятой в себя вины.
– Русской истории аттестат зрелости не грозит.
– Думают обычно те, кому не положено.
 
Фиолетовые вечера
– Если старшая по дому обзывает подъездным жильцом, согласиться не могу, возразить – тем более.
 
– У А.Платонова лет эдак 75 назад спросили:
– Что у нас: социализм или капитализм?
– Тюря.
Андрей Платонович, докладываю: – До сих пор тюря.
 
– Солнце ежесекундно отдает четыре миллиона тонн света, а его все равно не хватает.
– «Баба я, вот и вся моя провинность». Мужику так о себе не сказать.
– Ранним утром у светофоров зеленая сторона тишиной стонет.
– Если с листьями станет то же, что и с людьми, они шелестеть прекратят. Птицы тогда всё поймут, но до людей не дойдет, они совесть свою прикроют древесным гриппом.
 
Красный вечер
– В 1937 году власти Ленинграда решили убрать незначительный, по их мнению, памятник Пушкину. Дети окрестных дворов дружно встали на его защиту, и власть сдалась. Дети эти потом в войну город свой отстояли.
У нас в России всё начинается с Пушкина.
 
Оранжевые вечера
– Цветы собираю зимой. Тонкие, стройные, нетронутые, высохшие от тоски. Ставлю в вазу и вижу время.
– В недосказанности – ковер-самолет. Скатерть-самобранка – в другом месте.
– Юмор – от латинского «влажный». Если с весны остается льдинка под мышкой, значит, с юмором всё в порядке.
– Главное – не в ногу идти. Мосты солдат не любят.
– Когда тараканы станут нам подмигивать, люди поймут: – Дарвин прав!
 
Голубые вечера
– Сон – свет, но оттуда.
– Воробьи – врата в рай.
– Утро прямо, день в изгибах, вечер округл, ночь – кружевница.
– От шепота в некоторых треугольниках углов не хватает.
– У женщин ресницы служат термометрами, они ими ищут тепло, излучаемое любовью.
 
– Достань ностальгию из холодильника.
– Зачем?
– Весны захотелось.
 
– В марте сосульки на метр, в январе – валенки да снега, деньги – это декабрь.
 
 

 

Скачать в форматах .doc (Microsoft Word) или .pdf (Adobe Reader): 

Связанные материалы

Константин Рубинский

Поэзия – преодоление грубого материала жизни.

Не верьте, если кто-то бормочет, что поэзия состоит из роз, свечей, луны и вздохов при ней. Как говаривал поэт, «то, что наверняка прекрасно, и без меня проживёт на свете». Поэзия любит жить в вещах шероховатых, невзрачных, непритязательных, словом, «валяться под ногами». Найти поэзию там, где её по определению нет и быть не может, - вот одно из самых важных устремлений поэта. А зачем её искать, где она и так есть?

Если сказать, что «Цифростишия» – сборник удивительных, невероятно красивых примеров, – большинство с этим согласится. Если же сказать, что эта книга одновременно – поэтический сборник, собрание стихов, то многие удивятся, станут полемизировать. И однако, последнее утверждение верно не менее, чем первое. Ибо поэзия многогранна и многолика, и связывать ее лишь со словами – великое заблуждение. Цифры – стихия не менее поэтическая.
Как говорит об этой книге ее автор: «…тут не примеры и не задачи, это просто стихи, в углах которых таится красота. Увлекитесь и играйте с ней. Открывайте заново тайны, удивляйтесь и на глазах своего ребенка пишите свою книгу стихов из цифр».

Книга Александра Попова и Юлии Хазиной "Хулиганские дроби" - это, как и предыдущая книга серии ("Цифростишия. Поэзия без букв"), занимательное путешествие в мир чисел и цифр, в мир математики, в мир творчества. Герой книги, простой школьник и почти двоечник Коля Колокол, едва ли не сводит с ума свою учительницу, поскольку его отношения с дробями ну никак не хотят вписываться в школьный стандарт. Почему? Да потому что Коля - ребенок нестандартный, и его математика ой как далека от скушных учебников школьной программы. Коля - своего рода юродивый-от-дробей, он всё делает не так, всё - не правильно, но вот ведь парадокс: как бы неправильно ни решал он пример - ответ у него всегда получается верный...

В итоговой книге Анатолия Андреевича Бухарина (1936-2010) – литератора, историка, исследователя традиций отечественного либерализма, пушкиниста, яркого человека непростой судьбы – представлены разножанровые произведения (эссе, очерки, рассказы, воспоминания и т.д.), написанные в последние полтора десятилетия и объединенные неповторимой авторской интонацией. Это своего рода «страстные размышления», «взволнованные думы», отражающие итоги постижения нашим современником сложных перипетий отечественной истории и культуры.
Книга доступна для скачивания.
Фрагменты книги в формате PDF + миниатюры
Кирилл Шишов

Эта книга – вся целиком – о любви. Эти стихи – запечатленная в слове и собранная под одной обложкой история любви, длившейся всю жизнь, любви, не оборвавшейся даже ее уходом...

«Михаил Фонотов не географ, не историк, не краевед, по профессии он – журналист, а по сути своей писатель. Писатель и популяризатор, то есть человек, непосредственно обращающийся через свои книги к самой широкой читательской аудитории. Простым и доступным языком он объясняет всем нам, кто мы и что мы: где живем, кто жил здесь до нас, чем интересна природа и история Южного Урала… И объясняет не скучно и нудно, а ярко и «вкусно». Чтобы, прочитав о чем-нибудь для себя не первоочередном и далеком, мы запомнили прочитанное на всю жизнь и захотели узнать про это что-то еще…» (Вл.Боже)

Здесь можно скачать фрагменты книги.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".