Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Философия требует отваги..."

"Философия требует отваги..."
МЕРАБ МАМАРДАШВИЛИ
Философ
Текст: Екатерина Боже

 

Сегодня исполняется 81 год со дня рождения Мераба Мамардашвили. Грузинского-русского-европейского философа. Человека, чьи лекции воспринимались как откровения, ведь присутствующие на них становились причастными к великой тайне – рождению мысли здесь и сейчас.

Те, кому довелось слышать его, сохранили в своих воспоминаниях это чудо блестящей импровизации, когда Мамардашвили прямо в ходе выступления совершал некий прорыв в неведомое и извлекал оттуда мысль, идею, образ... Но настоящее волшебство заключалось в том, что слушатели переживали его озарения как свои собственные.

Он стал философом в стране, где не было никакой философии,  кроме марксистско-ленинской. Осмелился мыслить тогда, когда за свободную мысль платили жизнью. Его публичные лекции во времена застоя для многих людей стали глотком свободы, возможностью раздвинуть границы сознания.  Его мысли  были его поступками.

 

«Самое красивое зрелище в человеке – когда человек идет на пределе того, на что вообще способен человек». Поступок – это вот такое приближение к своему пределу. Кто из нас собирал все силы и подходил к этой грани?  Выталкивал себя из душного комфортного мирка? Заглядывал за? Кто пожелает и выдержит эту встречу – с самим собой неведомым? С миром, который не замедлит обрушиться?

Идти на пределе, постоянно совершать это усилие, т.к. «человек есть усилие быть человеком». И не столько важен результат поступка, сколько сам этот внутренний порыв, прорыв к собственным границам.

 

«Философия требует отваги», - говорил Мамардашвили. Несомненно, надо обладать отвагой, чтобы в советских 80-х высказать/повторить такую мысль: «Агония Христа длится вечно, и в это время нельзя спать».

Пространство и время – всего лишь условия, ограничивающие наше восприятие мира. За границами восприятия времени нет, нет преходящего, и такое Событие, как распятие Христа, является краеугольным камнем нашего существования. То есть мы все со всей нашей цивилизацией и историей живем внутри этого События. Христос умирает за нас прямо сейчас. И потому неприемлем сон сознания. Когда ты находишься рядом с таким свершением,  необходимо духовное и сознательное бодрствование.

Мамардашвили в полной мере обладал свободой и отвагой мышления, которые позволяли ему рождать такие мысли и высказывать их перед аудиторией.

«Представьте себе, что у вас отрешенное ясное сознание, ностальгия по какому-то потерянному раю, которого никогда не было; отрешенность от всякого вашего окружения, от места рождения, от людей, вещей, от всяких обстоятельств вашей жизни. Конечно, такого человека очень часто охватывает страх, поскольку он заглядывает в бездну и чувствует, что принадлежит другой родине, но родине неизвестной, это какая-то пропасть, ясное присутствие тайны».

Мамардашвили и сам жил с этим чувством тоски по неизвестной родине.  И призывал к ответственности не перед страной, но перед истиной и собственным предназначением.

Есть человек,и есть его предназначение. Никто не знает,в чем оно заключается, поэтому никто не может судить человека и его поступки. «Только Бог читает в сердцах людей». Но как  естественно для нас указывать ближнему на его просчеты. Ведь мы всегда знаем, что здесь человек поступил плохо, а здесь хорошо, что вот этот болван, а тот умен.

Мамардашвили  же говорит, что мы ничего не знаем даже о самих себе. Есть предназначение, и только следуя ему,человек в полной мере становитсячеловеком. Но как же следовать, если не знаешь, в чем оно? А вот так – совершать поступки. Рисковать, не зная, приближаешься ты к себе или изменяешь своему пути.

«Только Бог читает в сердцах, я повторяю, а наше дело – идти и совершать поступки, заранее приняв то, что смысл их установится, и он может оказаться плохим для нас, но другого у нас нет... Мы должны идти рискуя, потому что поступокможет оказаться грехом, но другого не дано... Ядолжен совершать поступки, в начале которых я не могу ничего ни различить, ни определить».

Да, рисковать. Но совершать поступки, находясь в том самом осознанном бодрствовании. И доверяя той, пусть небольшой, духовной силе, которая есть  в каждом из нас. И тогда «твой подлинный путь, настоящий, твоя подлинная жизнь, развернется...»

«Там, где мы не рискуем, где мы не поставлены на карту в своих переживаниях, в своих восприятиях и в своей судьбе, – там потерянное время... Потерянное время – это время всех неживых моментов. То есть потерянное время есть то, когда ты мог жить в первом смысле слова, но не жил».

Может быть, жизнь человека и сводится к нескольким ситуациям, когда, совершая поступок, делая выбор, он рискует собой как установившейся личностью, своим положением в социуме, своим восприятием мира, наконец, своей жизнью, но именно в этих ситуациях человек полноценно и безупречно проживает время, отведенное ему, включает все свои духовные силы.

И, наверное, только эти ситуации – ситуации Поступка – имеют значение, когда там, «в беспристрастном эфире будут взвешивать наши сущности».

Мамардашвили говорил, что нет таких механизмов, которые обеспечивали бы, чтобы длились красота, свобода, истина. Они длятся ровно столько, сколько длится усилие человека, их создающего и удерживающего. Это как урок, во время которого рождение мысли, красота, понимание создаются учителем и учениками, но заканчиваются со звонком. И на следующий урок надо начинать все сначала. И каждый урок длить это усилие. Иначе красоте и истине просто неоткуда взяться.

 

В годы подъема национального движения в Грузии Мамардашвили хотели видеть своим сторонником грузинские национал-патриоты. Но философ остался верен себе. «Художник есть гражданин неизвестной страны, и поэтому к нему не относится проблема, что он должен любить свою родину». И еще жестче: «Если мой народ проголосует за Гамсахурдиа, я пойду против своего народа». Ему угрожали расправой – за что? Снова за мысль, сформулировав и высказав которую, он совершил поступок, в итоге стоивший ему жизни.

«Мы – христиане. И поэтому никакое понятие, даже столь святое, как “Родина”, не может быть поставлено нами выше понятия “Истины”, которая есть для нас “Бог”».

 

Мераб Мамардашвили был и остается уникальным философом. Именно потому, что он сам совершал и воплощал то, о чем мыслил. Ведь чаще всего ученый, несмотря на умственные прозрения, в жизни остается стандартным человеком. Но для Мамардашвили «мыслить» и «жить» были тождественными понятиями. Читая лекции, он раздвигал границы собственного сознания и сознания слушателей. Он создавал и длил то внутреннее усилие, которое рождает красоту, свободу, истину. Он превосходил собственные пределы. И его мысли были его поступками.

 

Комментарии

Спасибо, чисто Мамардашвили

Спасибо, чисто Мамардашвили порадовался наверно, что его кто-то еще понимаит тут ))

Вокруг

Почти тридцать лет назад, 26 сентября 1983 года, вскоре после полуночи на командном пункте Серпухов-15 под Москвой сработала недавно введенная в строй автоматическая система раннего предупреждения о ядерном нападении. От действий советского офицера зависела судьба всего мира.

Он поражал уже внешностью. Никогда ничему прямо не бросавший вызова, не ломавший никаких рамок, он просто — и очень естественно — жил так, будто этих рамок не было.

В круге

О философе Алексее Лосеве рассказывает его спутница жизни Аза Тахо-Годи

"В настоящем он чувствовал себя одиноким. Потому что людей, с которыми он мог общаться, было мало. Соответствующие ему уходили, гибли, умирали в водовороте советского века. А после того как Алексея Федоровича арестовали и отправили на Беломорканал, их стало еще меньше".

Интервью с профессором кафедры философии ЧелГУ, доктором философских наук А.Б.Невелевым

"Если бы удалось поднять человека, не отрицая все другие ценности, на новый уровень, когда человек осознал бы себя любящим вообще, тогда в плане обновления и спасения человечества главное было бы совершено. Нужно сместить акцент с того, ЧТО мы любим, на то, что мы ЛЮБИМ. Эта смена акцента в человеке занимает философию с самого ее возникновения".

Мераб Мамардашвили. Размышления

Человеческое предназначение есть следующее - исполниться в качестве Человека. Стать Человеком.

Интервью с философом А.М. Пятигорским

Я не хочу критиковать систему высшего образования — это совершенно безнадежное дело...

Интервью с философом А.Б.Невелевым

Анатолий Борисович Невелев – философ не кабинетный, и философствование для него – не умствование ради умствования, не «разминка мозгов», но нечто, без чего немыслимо само пребывание человека в мире.

Галереи

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".