Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Безумный бриллиант российской науки

Безумный бриллиант российской науки
КОНСТАНТИН ЦИОЛКОВСКИЙ (1857-1935)
Ученый, исследователь, мыслитель
Текст: Глеб Давыдов

 

Стране, стремившейся к светлому коммунистическому будущему, нужны были маяки. Образ глухого самоучки из бедной семьи, мечтавшего о жизни на других планетах и занимавшегося конструированием дирижаблей (во времена, когда все это казалось ненужной фантазией), не мог оставить равнодушными строителей коммунизма.

Большевики даже предпочли закрыть глаза на некоторые философские концепции Константина Эдуардовича, никак не вязавшиеся с их принципами, — настолько легко всё остальное в его жизни и трудах согласовывалось с генеральной линией партии. Циолковского взяли в работу и сделали из него памятник, ролевую модель для молодого советского народа.

Не станем останавливаться на биографии и трудах Циолковского, по этому поводу есть соответствующая статья в «Википедии». Но заметим в самом конце этой вики-статьи ссылку на интервью Гелия Салахутдинова журналу «Огонёк». Этот кандидат наук рассказывает о предпринятых им расследованиях, которые привели его к выводу: «Циолковский целиком сфальсифицирован».

Вокруг культа Циолковского в советское время генерировались до того серьёзные финансовые потоки, что, по словам Салахутдинова, никому не было выгодно разоблачать его как лжеучёного и псевдоизобретателя. Несмотря на то что такое заключение уже было вынесено научным сообществом до революции. Циолковский, продолжает Салахутдинов, — это провинциальный полуграмотный мечтатель и шизофреник: «Когда я сам стал смотреть работы Циолковского, то с ужасом увидел, что этот «учёный» умудрился ни одной формулы не вывести без ошибки».

Эти заявления были сделаны в 2001 году и наделали шуму. Но сейчас уже не нужно проводить особых расследований, чтобы убедиться в неправомерности подобных нападок. Все рукописи Циолковского теперь лежат в свободном доступе на сайте Российской академии наук. Документы — рукописи научных трудов Константина Циолковского, автобиографические тексты, художественные произведения и письма — отсканированы с приличным качеством. Можно почитать и сделать свои выводы.

Я тут говорю обо всей этой истории с салахутдиновскими разоблачениями даже не потому, что они сами по себе представляют какой-либо интерес, а по другой причине: дело в том, что демифологизаторские воззрения на Циолковского и сейчас все еще очень распространены. Когда достаточно прочитать хотя бы несколько файлов упомянутых архивов, чтобы убедиться, что доводы демифологизаторов не обоснованы. Судя по рукописям, Циолковский был и вправду гениальным изобретателем, великим визионером и незаурядным мыслителем. Со сложной судьбой и сильной волей.

Заглянем, для примера, в автобиографии.

О своем детстве Циолковский писал так: «Изумляла тележка на колесах, потому что от малейшего усилия приходила в движение. Ощущение радостное.. <…> Игрушки были недорогие, но я обязательно их ломал, чтобы посмотреть, что было внутри их… Семи, восьми лет. Попались сказки Афанасьева. Начал разбирать их, заинтересовался и так выучился бегло читать… Была корь. Была весна. Чувствовал восторг при выздоровлении…» Окружающие часто давали ему всяческие прозвища. Например, такие: «птица», «блаженный», «девочка»…

В четыре года освоил алфавит, и уже к шести читал все, что попадало под руку. Но более этого – любил мечтать. «Я даже платил младшему брату, чтобы он слушал мои бредни. Мы были маленькие, и мне хотелось, чтобы дома, люди и животные – все было тоже маленькое. Потом я мечтал о физической силе. Я, мысленно, высоко прыгал, взбирался на шесты, по веревкам. Мечтал и о полном отсутствии тяжести…» То есть тут они правы: Циолковский, да, был деревенским мечтателем. И это помогло ему стать визионером. Впрочем, публикуя цикл материалов «Люди в космосе», в которых физик Олег Доброчеев в сентябре 2009 года высказал некоторые революционные и вполне визионерские идеи относительно перспектив освоения космоса, я услышал от людей из околонаучных кругов мнение, что визионеры не имеют-де к науке никакого отношения. Так что не будем пока употреблять здесь это красивое слово — «визионер».

С детства Циолковский сильно увлекся художественным творчеством и мастерил игрушечные коньки, часы, домики. Лет в десять заболел скарлатиной, в результате которой почти полностью оглох. «Источник внешних впечатлений для меня прекратился, книг я не имел, да и не вошел еще в курс чтения. Одним словом, мне помнится, я сильно отупел и стал несчастным ребенком. Умственно развиваться я стал только лет с 14-ти». Ба! А ведь правы демифологизаторы! Был Циолковский и туп, и недоразвит!

В эти «тёмные» годы он продолжает мастерить модели ветряных мельниц, тележек, токарных станков, автомобилей, лодок, насосов, паровых машин. Кто-то из друзей отца знакомит его с физикой: «Воображение разыгралось; я всё хотел проверить и осуществить».

В 22 года получил место учителя арифметики и геометрии в уездном училище. Тогда же стал работать в направлениях, которые вскоре приведут его к открытиям. «Характерная моя черта — крайняя независимость и самодеятельность. Конечно, без книг обойтись было невозможно, однако мне было приятнее и легче, основываясь на приобретенных знаниях, по возможности, идти вперед самостоятельно, открывать уже открытое, известное, находящееся в тех же книгах. Сначала я делал открытия давно известные, потом не так давно, а затем совсем новые».

А вот как Циолковский через века отвечает тем, кто говорит, будто он ничего не открыл:

«Вот ряд моих работ, где я проявляю себя новатором и революционером в науке и технике. С 1891 г. опыты и вычисления по сопротивлению воздуха. С 1892 г. разработка теории чистометаллического дирижабля с изменяющимся объёмом и переменною температурою газа. <…> С 1893 г. астрономические труды. С 95 г. математическая теория аэроплана. С 95 г. первые мысли о звездоплавании. С 1903 г. положено научное обоснование реактивных полётов».

О годах, когда Циолковский не слишком удачно пытался представить свои научные изыскания научной общественности, он в автобиографиях упоминает бегло. Как будто старается не вспоминать об этих моментах позора. В философском тексте 1918 года «Гений среди людей» он объяснил самому себе (а заодно и современникам и потомкам) значение топорной критики, которой его не раз подвергали во времена его главных открытий (и которой подвергают теперь демифологизаторы):

«Гения озаряет великая мысль. Он передает ее близким, товарищам, ученым и обыкновенно не находит сочувствия. Причина простая. Ученые и так утомлены своей наукой и обязанностями. Даже всякое уже прогремевшее открытие для них - горе и досада, так как заставляет их утомляться для усвоения новых идей. Но избежать этого нельзя. Скрепя сердце приходится работать, так как нельзя отставать от века и не знать то, что уже увлекло большинство.

Но когда какая-нибудь ничтожность, маленький человечек делает открытие, то это не только заставляет их без серьезного разбора и рассмотрения отрицать, но и завидовать. И отрицание превращается в преследование и глумление. Они чувствуют личное оскорбление от ненавистного гения, так как открытие сделано не ими.

С целью поскорей отделаться от маленького человечка бывает иногда недобросовестный разбор. Критик извлекает мелкие ошибки, недосмотры, неполноту, и все это выставляет на вид, упуская главное. Приблизительный расчет они выставляют как неверный».

Легко узнать многих наших современников — образованных, но совершенно бездарных, а оттого завистливых. Не родивших ни одной по-настоящему новой мысли, а только пользующихся уже имеющимися знаниями, накопленными прежними поколениями. Не способных создать в своей жизни ни даже теории. Не родивших ни одной по-настоящему новой мысли, а только пользующихся уже имеющимися знаниями, накопленными прежними поколениями.

Столкнувшись с чем-то новым, идущим вразрез с мертвыми знаниями прошлых лет, эти люди инстинктивно чувствуют угрозу основаниям, которые позволяют им ощущать себя важными, умными и востребованными. Они спешат тогда применить слово «визионер» в уничижительном смысле. И это так по-человечески понятно… Ведь визионер представляет для них опасность. Они не видят никаких видений, а визионер — видит. И пытается осмыслить эти видения и представить в виде научных (или каких-либо других) открытий и тем самым, может быть, совершенно переменить столь комфортный и приятно устоявшийся мир.

Поэтому любой визионер сталкивается с предвзятым отношением к своим идеям и открытиям. Но где была бы сейчас наука и технологии без этих «безумных ученых», мечтателей и «научных еретиков»? Какие открытия могли бы совершить те, кто только и способен без чутья и вдохновения воспроизводить готовые, уже раньше выведенные кем-то формулы?

Конечно, Циолковский был из числа тех самых «блаженных безумцев», и уже в этом одном — его заслуга. Даже если бы не было реальных открытий, которые он совершил, достаточно было бы уже его гипотез и фантазий. Таким людям не обязательно изобретать что-либо конкретное, приносящее практическую пользу (и правильно писать формулы). Довольно того, что всей своей жизнью они приближают будущее, развивают человечество и создают почву для будущих великих свершений и научных открытий. Визионер-ученый это все равно что поэт, напрямую общающийся с космосом. А таким поэтам даже необязательно писать стихи — достаточно того, что они просто есть, и что через них среди нас проявляет себя бог…

То есть визионерство не просто «не имеет никакого отношения к науке», напротив, оно лежит в основе любого подлинного знания. В том числе любого подлинного научного знания.

Консервативные и порабощенные культурными предрассудками люди (каковых большинство) предпочитают отмахнуться от тех, кто выдвигает смелые гипотезы, неподкреплённые достаточными исследованиями и точными данными. Сказать — «визионер», «безумный ученый», чтобы классифицировать и прибулавить к своему мертвому уютному миру тех, кто угрожает этому миру разрушением, беспокоит его… И кто на самом деле только и развивает науку, своими неожиданными гипотезами провоцируя, вызывая к жизни эмпирически подтвержденные открытия и полезные изобретения.

То, что именно в начале 2000-х появились люди, столь ревностно стремящиеся разоблачить Циолковского, симптоматично. Парадокс в том, что эти люди будто бы говорят что-то новое, развенчивают иллюзии и делают открытия… То есть предстают этакими революционерами, а вовсе не выглядят закосневшими завистниками. Но по сути — это именно завистники. Те самые, о которых писал Циолковский в статье «Гений среди людей». Они не видят видений, и поэтому, чтобы сказать свое слово, им приходится «без серьезного разбора и рассмотрения отрицать». Из зависти. И из трусости, разумеется, тоже.

Появление людей, которые завидуют даже не современным гениям и визионерам, а гениям и визионерам прошлого, это, конечно, знак. Знак агонии старой эпохи и верное подтверждение того, что начинается эпоха новая.

Источник: chaskor.ru

 

Вокруг

Считается, что свой голос Георгий Иванов обрёл в эмиграции и благодаря эмиграции. Мол, утрата родины стала для него тем «простым человеческим горем», которого так не хватало по форме безупречным его стихам, чтобы они наполнились содержанием. На самом деле это не совсем так, потому что точка сборки Георгия Иванова была смещена ещё в Петербурге.

Луи Жан Люмьер, изобретатель кинематографа

Однажды Луи Люмьер принёс из погреба две бутыли с водой. Он поставил их на стол и предложил налить. Но когда кто-нибудь пытался наклонить бутылки, они удлинялись, а вода исчезала. При этом бутылки выглядели абсолютно нормальными — стеклянными…

Исаак Зингер

"Одолжив у приятеля 40 долларов, Исаак купил одну из швейных машин, кое-какие необходимые инструменты и принялся за усовершенствование агрегата, действительно весьма несовершенного и явно нуждающегося в доработке… Он ломал голову недолго: всего 10 дней. А на одиннадцатый представил на суд публики свой шедевр".

"По солнечным циклам, согласно исследованиям А.Л. Чижевского, стремится течь и историческая, массовая жизнь человечества. Многочисленные таблицы массовых движений, переворотов, революций позволили ему сделать вывод о могущественном влиянии солнечных процессов на поведение человеческих масс. Этот вывод позволяет включить всемирно-исторический процесс в ряд явлений природы и рассматривать его как явление поистине космическое".

«Перенесение фантазии в пластические, объёмные, физические формы - операция весьма деликатная. Ведь главное очарование этих фантазий - как раз в их неопределённости. Придать им определённость - значит неизбежно лишить их прелести сновидения, покрова таинственности».

В круге

Виктор Гребенников - естествоиспытатель, энтомолог, художник, изобретатель

"Я лечу метрах в трехстах над землей, взяв за ориентир дальнее озеро — светлое вытянутое пятнышко в туманном мареве. Но меня держат в воздухе не восходящие потоки, у меня нет крыльев; в полете я опираюсь ногами на плоскую прямоугольную платформочку, чуть больше крышки стула — со стойкой и двумя рукоятками, за которые я держусь и с помощью которых управляю аппаратом. Фантастика? Да как сказать..."

Как ни странно, о кунашакском метеоритном дожде никто не вспомнил, а он был «тяжелее» челябинского. Тогда не было таких средств связи, которые способны за считанные минуты разнести новость по белу свету. И потому «скромный» кунашакский дождь не имел шансов на такую раскрутку, как «шумный» челябинский. Хотя и был «весомее».

Вряд ли удастся отыскать (в прошлом или современности) учёного, что сможет потягаться с Николой Теслой в количестве мифов касательно своей деятельности. До сих пор ему приписывают самые невероятные заслуги. Некоторые считают, будто бы он обладал знанием абсолютного оружия. Другие говорят, что у него были чертежи источника неисчерпаемой энергии...

Рассказ из книги "Мифы и были Челябинска"

"По низкому небу шёл огромный белый шов. Хотелось вернуться к ней, в её тепло. Дозвониться не смог, сотовая связь пропала. Было страшно и стыдно перед людьми, что наша любовь сотворила такое. Кто-то кричал об инопланетянах, о комете, которой давно грозили. Люди не знали, что это мы с ней осмелились так любить друг друга".

М.С. Фонотов. Мысли о конце света

Конец света – не наша забота. Можно не сомневаться, что мы, каждый из нас и все вместе, закончимся раньше, чем Белый Свет. И пока наши атомы не рассеялись в космосе, уподобимся Циолковскому, чтобы «до обморока» испытывать восторг от созерцания Вселенной, ее Причины и ее Творца.

Об Александре Чижевском

"Он – космист. То есть земной человек, умеющий охватить безбрежное космическое пространство. Это – вообще. А в частности, он – ученый и поэт. Он – историк и медик. Он – изобретатель и художник-акварелист. Он – физик и археолог. Он статистик и музыкант-пианист. Он – полиглот и социолог. Он – дворянин, солдат и Георгиевский кавалер. Он, наконец, – гелиобиолог, солнечный биолог".

Александр Чижевский - об астрологии

"Может быть, первый человек, посмотревший внимательно на звездное небо, распростертое над ним в тишине темно-синей ночи, понял, что хор движущихся в вышине светил составляет нечто общее с его подножием - Землею - и не может поэтому не иметь с нею прямой, хотя и невидимой, связи". 

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".