Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

«Я больше не принимаю соболезнования»

«Я больше не принимаю соболезнования»
МАТУШКА ЮЛИЯ СЫСОЕВА
Текст: Светлана Ульянова

Убийство отца Даниила Сысоева в храме Апостола Фомы два с лишним года назад потрясло не только Церковь, но, казалось, всю страну. Но, наверное, больше всего изменило жизнь его супруги, матушки Юлии. Сейчас она помогает вдовам священников, издает книги отца Даниила, продолжает его миссионерские труды. Она и трое дочерей празднуют день смерти отца Даниила как день его рождения, как его победу.

СПРАВКА
Юлия СЫСОЕВА родилась в 1973 году. Окончила фармацевтический факультет Медицинского института. В 1991 году приняла крещение. В 1994-м вышла замуж за семинариста Даниила Сысоева. Автор книг «Записки попадьи», «Бог не проходит мимо». Воспитывает троих дочерей. Президент благотворительного фонда «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева».

Не просто ООО

— Насколько можно судить по вашим книгам, у вас и раньше была очень насыщенная жизнь. Но особенно активная работа началась после смерти отца Даниила. Что изменилось? Появились время или силы?

— Времени больше не стало — его и раньше не хватало. Просто пришло понимание, что нужно начинать жить заново. Не просто оставаться мамой своим детям, заниматься своими проблемами, но выйти за эти рамки.

Раньше я больше принадлежала мужу. Я была с ним, была сопричастна ему, служила, что называется. А потом, получив так называемую «свободу», почувствовала потребность в еще большей реализации. Да, я и раньше писала книги, но понимала, что у меня есть отец Даниил, которого я должна встретить, приготовить ему ужин, постирать вещи — такие бытовые моменты, которыми каждая жена занимается. Это затягивает в определенный круговорот.

— Когда вы ощутили необходимость создания благотворительного фонда помощи вдовам священников?

— Еще при жизни отца Даниила. Как-то мне пришла в голову идея, что необходимо создать фонд помощи священническим семьям, вдовствующим матушкам, тем семьям священнослужителей, которые попали в трудную ситуацию. Я поделилась с отцом Даниилом. Он сказал: «Вот и займись этим». Я долго раздумывала и решила, что нет, не буду я этим заниматься, не знаю, с чего начинать и за что хвататься.

После его смерти я вспомнила об этом, но все еще не понимала, что можно сделать. А когда возникла необходимость издавать его книги, мне посоветовали создать фонд. Открыть просто «ООО»? Что-то мне показалось в этом не то. И мы создали фонд помощи, начали издавать книги и сразу искать матушек. Информация о нуждающейся семье у нас как правило из «первых рук» — это епархиальные сведения. Если информация приходит не из епархии, мы звоним в епархию, благочинным, на приход настоятелям и выясняем, есть ли такой батюшка, такая семья, действительно ли у них такая-то и такая-то ситуация. Матушкам мы жертвуем с книжного дохода и из пожертвований благотворителей.

— Но зачем нужен фонд? Разве Церковь не заботится о вдовствующих матушках?

— Об этом говорить не принято. К сожалению, многие считают, что, если что-то негативное происходит в Церкви, нужно отмолчаться благочестиво, все равно же у нас хорошо, «спаси Господи», а разве можно обсуждать священноначалие?

Когда батюшка умирает и матушка остается с детьми, то, даже если ей продолжают выплачивать зарплату мужа, она все равно выбрасывается из жизни прихода. Знаю много примеров, поскольку мы много общаемся с разными вдовами. Есть такие случаи, когда матушку, вдову, попросили освободить церковный дом. А идти ей некуда, потому что на свои деньги этот дом ремонтировали, латали, строили, не думали о том, что он церковный, не их. А тут другого священника прислали, а он тоже с семьей — где ему жить? Как решить такую проблему? Уезжают матушки, снимают квартиру, мыкаются по углам, с детьми причем. Одна пошла к владыке за помощью, он благословил найти средства, купить жилье. А другой матушке владыка сказал, что это «ее проблемы, а не проблемы Церкви».

Когда я столкнулась с этой проблемой, поняла, что должны быть такие организации, причем не одна, потому что наше дело — капля в море. Мне кажется, что вопросы о вдовах должны решаться на высшем церковном уровне. Наверное, если священник принадлежит Церкви, то и семья принадлежит ей. Сказать, что помощи совсем нет, нельзя, но ее не хватает.

— Как вам кажется, нужно что-то делать, чтобы ситуация изменилась?

— Я понимаю, что я должна делать для этого, вижу свои определенные задачи. Зачем думать о других людях и их возможностях? «А была бы я президентом, я бы сейчас таких делов наворотила, ух, развернулась, всем бы помогла, все бы как сыр в масле катались». Думаю, что везде есть человеческие слабости и немощи. И мы сталкивались с осуждением нашей деятельности, что наш фонд что-то не так делает, где-то ошибается. Я согласна, что-то не по силам взяли, где-то неправильно сделали, но нужно что-то хотя бы делать, а не осуждать только.

— Может, стоит почерпнуть какой-то опыт из того, «как было до революции»?

— Это заблуждение, что до революции у нас все было классно и здорово, в том числе и в Церкви. На самом деле именно она отсеяла овец от волков. Исходя из того, что я читала, та система была очень нездоровая, наверное, отчасти поэтому и революция произошла. Браки между духовным сословием, «приписные невесты», когда умирает священник или становится старым совсем, присылают к его дочери семинариста, устраиваются смотрины, потом свадьба, и семинарист получает «место» на его приходе. Возрождать такую сословность нельзя, это разрушает Церковь. Да и особой заботы о семьях священников не было — главное, сына пристроить в духовное училище лет в девять, невеста в 17 лет могла быть уже «перезревшей».

Православный инкубатор

— Как вы воспитываете своих девочек? Что для вас самое важное в этом отношении?

— У нас люди не знают, как воспитывать детей. Есть определенные критерии, но слишком много лет безбожия было, народ был в египетском плену, и, наверное, должно пройти примерно столько же, лет сорок, чтобы изжить это. Наши бабушки и мамы, традиции советских времен не дают православной семье преодолеть старые стереотипы. Я, как и все, нахожусь в той же ситуации и ломаю копья на том же. Мне кажется, что акцент не нужно делать на том, чтобы вырастить хорошую хозяйку и жену. Гораздо важнее дать возможность ребенку стать христианином. Не номинальное православие, а любовь в сердце, в душе ко Христу. Мне кажется, если у девочки будет на первом месте Бог, то ей не нужно специально вдалбливать, что «нужен православный муж, благочестивый» — она просто не сможет выбрать неверующего мужа. Может быть, я идеализирую, не знаю. Но о чем она будет с ним говорить, что у нее может быть общего с неверующим парнем? Конечно, бывают чудеса, может быть, он обратится через нее. Но это скорее исключение из правил.

Есть такой «синдром заботливой квочки», которая хочет оградить ребенка от всяких опасностей. И это происходит не только потому, что родители боятся за ребенка, что он не устоит перед «мирскими» соблазнами. Такое естественное желание — защитить от дурной школы или компании, и я этим занимаюсь. Конечно же, я не хочу, чтобы моя дочь общалась с девочками, у которых на уме только сигареты и тусовки. Хотя она видит, как девочки с мальчиками общаются, и знает, что достаточно близко. Я ей говорю, что так только поломаешь себе жизнь, не сохранишь для любимого человека, даже если полюбопытствуешь, то получишь такое послевкусие…

Ребенка невозможно вырастить в парнике, посадить в «православный» инкубатор, где и учителя, и врачи, и лагерь — все только православное. Я наблюдала за девочками, да и мальчиками, которые выросли в очень строгих и закрытых православных семьях, где никогда не смотрели телевизор, никогда не ходили в брюках, не было светского общения. Когда они дорвались до свободы, сразу сбросили длинные юбки и побежали на тусовки.

У моей старшей дочери был период, когда она очень рвалась в разные неполезные ей компании, даже мечта у нее была — сходить в ночной клуб. Я дала ей эту возможность: «Пожалуйста, сходи, выпей коктейль». Нашла надежных друзей, с которыми она сходила. И говорит мне: «Слушай, мам, совершенно неинтересно. Посмотрела я на это — ну и что?»

— Чем отличается семья священника от семьи «простых верующих», но также предполагающих прожить вместе до конца дней?

— Если муж принадлежит семье, работает на семью, то священник уже не может так делать. Он занят на службе и не может служить для зарабатывания денег, для обеспечения своей семьи. Он не принадлежит детям, жене. Даже очень занятой бизнесмен может иногда отключить телефон и просто уехать с семьей куда-то. Священник этого сделать не может. В одной знакомой семье у мужа мало востребованная специальность, а у жены высокооплачиваемая работа, и она не может позволить себе отпуск до трех лет по уходу за ребенком. Получается, что муж больше проводит времени с ребенком, таков их выбор. Но в семье священника это невозможно.

— А тем более матушке с множеством детей…

— Дети потребляют больше усилий, а муж — больше эмоциональной энергии. Я не являюсь хорошим воспитателем: не умею устраивать кукольные театры, рисовать с ними и т. д. Поэтому для меня забота о детях происходит на уровне отвел-привел-постирал-накормил. А муж — это душевное общение, его ждешь вечером со службы, с работы. Получается, что в этом и реализация происходит — или не хочется выходить за рамки такой жизни, или же хочется, но просто нет возможности. А скорее, не хочется, потому что чувствуешь удовлетворенность, реализованность, крутишься в этом как белка в колесе.

Цена победы

— Что сейчас для вас и ваших детей значит 20 ноября — день, когда убили отца Даниила?

— Это день рождения отца Даниила, именно так мы его отмечаем, а не как поминки, хотя, конечно, служим панихиду. Мы это воспринимаем не как трагический уход из жизни, кончину. Он при жизни всегда поправлял, когда кто-то говорил о смерти: «Не погиб, потому что погибают души, а этот человек перешел в жизнь вечную».

Это его победа. Осознание этого события пришло ко мне на первую годовщину. Я преодолела это желание скорбеть и убиваться о человеке по-человечески, наверное, это трудно понять, глядя со стороны. Как это ни парадоксально звучит, но я больше не принимаю соболезнования. Я не могу скорбеть о человеке, который променял эту узкую жизнь на несоразмерную ей реальность и полноту. Думаю, что затащить его обратно, в эту жизнь — это эгоизм. Он сам бежал всегда в небеса, стремился туда сам и призывал других.

Вот сейчас работаю над книгой воспоминаний о нем. И открываю заново для себя этого человека, смотрю на него не как жена, а совершенно другими глазами. Много удивительных открытий делаю, получая свидетельства других людей о нем. И опять же понимаю, что здесь, в этой жизни, ему просто было тесно. А мне до этого расти и расти, плыть большими гребками. Потому что мне здесь комфортно, хорошо, пожить хочется. А у него была сильнейшая любовь к Богу, поэтому хотелось бежать к Нему. Я этого совершенно не понимала.

— У многих, кто занимается помощью другим, тем более настоящим служением, рано или поздно наступает синдром выгорания или просто депрессия. Бывало ли что-то подобное у отца Даниила?

— Я понимаю «синдром выгорания» немного иначе: «светя другим сгораю сам» — как свеча. Человек не думает о своем здоровье, о том, чтобы выспаться, но к нему приходят другие силы, духовные. Знаю одного священника, который умер в алтаре: он исповедовал, отошел в алтарь, почувствовав себя плохо, и там скончался. Это, конечно, блаженная кончина. Думаю, если бы отец Даниил не удостоился мученической кончины, он бы именно так «сгорел на работе».

— Какое у вас отношение к человеку, стрелявшему в отца Даниила?

— Я слышала от людей разговоры о том, что они порвали бы его собственными руками. У меня не было таких чувств. Про него я забыла и не думаю, нет желания смотреть ему в глаза. Имя нераскаянного грешника не записано в книге жизни, нет и памяти о нем, словно не было его.

Официальная версия — что он убит, а заказчики неизвестны. Но в связи с тем переосмыслением, о котором я говорила, какое может быть желание справедливости или мести, если таким путем мой муж получил то мученичество, о котором мечтал?

Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева» ищет благотворителей и волонтеров!

Основное направление деятельности Фонда — помощь вдовам православных священников. На данный момент Фонд опекает около 20 семей из разных регионов: Краснодарский и Ставропольского край, Санкт-Петербург, Елец и Саров, Подмосковье и Оренбург. Помощь оказывается в зависимости от конкретных нужд семьи. Со всеми семьями поддерживается личный контакт.

На своем сайте http://mission-center.com/ru/charity Фонд публикует реквизиты семей, поэтому жертвователи могут переводить деньги не только через Фонд, но и сразу той семье, которой хотят помочь.

Реквизиты Благотворительного фонда «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева»

+7 495-922-03-31

ИНН 7725256926
КПП 772501001
ОАО «Промсвязьбанк»
р/с 40703810140390553501
к/с 30101810400000000555 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России г.Москва,
БИК 044525555

Номера кошельков для пожертвований через систему web-money:

R999920625415 - для перевода в рублях
Z439597687838 - для перевода в долларах США
E890455169512 - для перевода в Евро
U743821841262 - для перевода в гривнах

Оплата через yandex-деньги. Перевести можно на счёт 41001176313049 или E-mail: mission-center@yandex.ru

 

Источник: Нескучный сад

 

Протоиерей Димитрий Климов - о том, что происходит сегодня вокруг - и в душах.
28.02.2015

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

16.03.2014

"Пою детям стихиры Пасхи. «Мироносицы жены утру глубоку ...» Мама, почему ты плачешь? Ну как же, малыши, не плакать, хоть раз-то в году можно и поплакать, не всё же строить всех на подоконнике в шесть рядов..."

27.05.2013

Как-то ночью преподобный молился в одиночестве, вдруг - яркий свет. И входят три ангела в светлых одеждах, у каждого в руке - посох. Что это было? Считается, что Свирскому отшельнику явилась сама Троица, причём в первый раз со времён Авраама в виде трёх ангелов.

23.05.2013

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения и 95 лет со дня трагической гибели Михаила Дмитриевича Громогласова, священника и просветителя, принявшего мученическую смерть от рук большевиков.

20.03.2013

Отца Святослава (Соболькина) из села Клястицкого называют бессребреником. В 41 год нет у него ни кола ни двора. Только пять дочек, старшей Насте пятнадцать, младшей Злате 2 года, да изнурительный жертвенный труд без отдыха и выходных.

– Бессребреник – это громко сказано, – не согласен он. – Наверное, потому так говорят, что без денег храмы восстанавливаем.

Интервью с католическим монахом-отшельником, перешедшим в православие
28.01.2013

27 августа 2010 г.  Габриэль Бунге перешел из католичества в православие. Присоединение совершил митрополит Волоколамский Иларион. В нашей беседе отец Габриэль рассказал о мотивах такого решения, о том, чем Валаам принципиально отличается от Швейцарии, и о многом другом.

22.01.2013

Преподобный Серафим Саровский очень любим в народе, но если попытаться выяснить, за что именно его так высоко чтут, то суть ответа большинства людей будет сводиться к фразе: «за чудеса».

21.12.2012

Расшифровка недавно обнаруженного учеными фрагмента папируса, датированного IV веком нашей эры, где написано на языке древних коптов "Иисус сказал им: моя жена…", вызвала широкий резонанс в христианском мире и споры о том, был ли женат Христос.

Рассказы сербского философа Павле Рака
5.12.2012

"Зимой помогал я Симеону в огороде. Поднимаем камень, а там гадюка с «рожком» лежит. И спит: зимний сон. Симеон: «Что же делать? Если камень назад положим, можно её задавить... А если так оставить, погибнет от холода». Взял Симеон змею, положил её в карман пальто, пока она немножко не согрелась. Потом зашевелилась и уползла".

19.07.2012

"Сергий Радонежский или его ученики смогли передать Андрею опыт глубокой молитвы и молчания, той созерцательной практики, которую принято называть исихазмом, а на Руси именовали «умным деланием». Отсюда и молитвенная глубина икон Рублева, их глубокий богословский смысл, их особая небесная красота и гармония".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".