Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Из жизни сельского священника

Из жизни сельского священника

В нашу редакцию попала удивительная книга краеведа Виктора Белова с длинным названием «Вознесенская церковь села Кара-Елги и жизнь сельского духовенства». Автор ее воспроизводит пронзительные документы, рассказывающие о жизни священников XIX века.

В это время в России церковь была одним из крупнейших землевладельцев и богатейшим помещиком, не случайно служителей ее называли попами, кулаками, мироедами. Но рядом с ними жили десятки и сотни других людей, вынужденные по своей бедности «собирать хлебом».

Вот описание этого унизительного процесса, которое дает его непосредственный участник, сельский священник:

«В конце сентября я, по обыкновению всего сельского духовенства, пошел по приходу собирать хлебом. Церковный сторож заложил мне лошадь, растянул по всей телеге полог. Положил несколько мешков, и мы отправились.

Вхожу в первый же двор, встречаю хозяина и говорю: «Не уродил ли Бог хлебца какого и на мою долю?» Мужик скинул шапку, нехотя поглядел на меня; поглядев себе под ноги, надел шапку. Сделал шага два к амбару, опять взглянул на меня и нехотя проговорил:

- Ты чем побираесся?
- Все равно, что есть.
- Можа ржи, ай овса?
- Все равно, что есть.
- То-то!

Я поблагодарил его и ушел. Без меня он вынес мне полумерок ржи. Иду в следующий дом. Вся семья сидит за столом. Я спрашиваю:
- Не уродилось ли хлебца какого и на мою долю?

Мужик положил ложку, рукавом утерся, почесал у себя за воротом и спросил: ты рожью побираешься? Ай еще чем?
- Что дашь, за то и спасибо.
- А посуда своя, ай в нашу?
- Я своей не ношу.
- Поди, хозяйка, дай ему!

Та пошла впереди меня, в амбаре зачерпнула ковш ржи и вынесла. В третьем доме мужик заранее насыпал меру пшеницы, вынес за ворота и ждал меня. Мне пришлось только благодарить его.

Иду дальше, спрашиваю.
- Хлебушка-то мало у самого-то. Тем всем, и дьякону, и пономарю, и дьячку отказал. У самого семья, чай, знаешь, мал мала меньше, а ведь всем надо хлеба. А работник-то я вот весь тут. А осенью пастух упустил табун, последнее-то потравил. Теперь вот тут и живи как знаешь.
- Коль у тебя самого мало, так не нужно.

- Ну, не нужно! Не дать нельзя. Это я тем отказал. У тех шеи-то, как у быков, толсты. А тебе надо дать, – не дать нельзя, только на большем не взыщи. Один даст немного, другой немного, вот и прокормишься. Мир – велик человек. В Писании сказано: с миру по нитке, голому рубашка. Курочка понемногу клюет, да сыта живет. Не дать нельзя. Много не дадим, а немножко уж дадим. Твоим лотком я уж не разживусь. Господь дает на всех: вы наши молитвенники.

Я обычно благодарил и уходил прежде, чем мужик успевал выносить. Но видел, что он вынес пол решетца.

Входишь иногда в дом зажиточного крестьянина, спросишь, по обыкновению; он не торопясь спросит, чем побираюсь, пойдет в избу за ключами, минут пять пропадает там. Подойдет к бочке напиться. Слазит на навес за сеном и отнесет в конюшню и потом пойдет в дальний за деревню амбар. Он ушел, а ты стоишь и томишься от грусти и досады и не знаешь, куда деваться. Стоишь иногда 15-20 минут, сердце ноет, ждешь не дождешься конца этой тоски, теряется всякое терпение, и, наконец, видишь, что тебе несут полрешетца ржи… Увидишь это и от досады, кажется, провалился бы. Нехотя поклонишься и пойдешь в следующий двор. Но здесь иногда мужичок, несравненно беднейший, давно уже припас тебе большое лукошко или меру пшеницы и ждет тебя. Перед этим крестьянином, наоборот, становится как-то уже неловко, стыдно, и ты не находишь слов благодарить его – 5-6 раз скажешь ему спасибо и 5-6 раз поклонишься ему.

Таков был мой сбор хлебом на первый год моего священничества (конец 1840-х), таков он и до сего дня 1880 года у каждого сельского священника.

Надобно быть сельским священником, надобно испытать, чтобы понять то невыносимо тяжелое, то убивающее душу состояние, ту тоску, ту горечь, то унижение, то леденящее кровь и жгущее сердце отчаяние, ту одуряющую злобу, какие испытывает собирающий хлебом священник! Человек, не испытавший этого на себе, понять этого не может. Даже я, видевший сборы хлебом моего отца, деда и других, не понимал этого вполне. И понял их вот только тут, когда пришлось собирать самому».

Вот и сегодня мы чаще замечаем иномарки, на которых ездят служители церкви, дорогие часы, мелькнувшие из-под рясы. Но большинство людей, которые сейчас приходят служить Богу, в полном смысле слова не имеют ничего.

Отца Святослава (Соболькина) из села Клястицкого называют бессребреником. В 41 год нет у него ни кола ни двора. Только пять дочек, старшей Насте пятнадцать, младшей Злате 2 года, да изнурительный жертвенный труд без отдыха и выходных.

- Бессребреник – это громко сказано,- не согласен он. – Наверное, потому так говорят, что без денег храмы восстанавливаем. А так у нас все необходимое есть. Господь подает через людей.

Дядька уехал на Север и оставил им свою двухкомнатную квартиру в Троицке, где не знаю как они размещаются всемером. Тем более матушка Ольга вновь ждет ребенка.

- Сколько вы получаете как настоятель? – допытываюсь у батюшки.

- Мы зарплату не получаем, не оформлены даже, – разводит руками отец Святослав. – У алтарника Саши семьи нет, ему ничего не нужно. Прихожане его кормят: в храм еду принесут или к себе зовут. Женщины, пенсионерки, моют, убирают здесь. И дети у нас одеваются в то, что люди дают. Священник живет за счет прихода. У нас все работают во славу Божию.
Раньше певчих приходилось приглашать из Троицка, сейчас дочки отца Святослава, выросшие в храме, сами поют в хоре. Три из них профессионально учатся вокалу, да и у матушки Ольги, кроме того что она кандидат наук, есть еще музыкальное образование. Так что некоторые специально приходят послушать их пение.

Деньги за проданный товар (свечи, иконки) и совершенные требы (крещение, отпевание) перечисляются в епархию. «Сдали отчет за четвертый квартал – мы опять в убытке, – сокрушается отец Святослав. – В храме газ подключен. И за тепло мы такие расходы несем, зимой они больше, чем доходы».

- А правда, бывает, что голодать приходится? – спрашиваю священника.

- Сейчас, слава Богу, все есть. Да и родственники у нас все в Троицке – детям-то уж помогут. Бывает, совсем нет денег. Но сейчас у многих людей такое положение.

Он осознанно выбрал этот путь, хотя вместе с женой закончил Троицкую ветеринарную академию, где остался на кафедре фармакологии, преподавал студентам латынь. На третьем курсе института пошел креститься к настоятелю Свято-Троицкого храма отцу Иову (он полгорода крестил, любим народом, сейчас уже игумен, принял монашеский сан).

- Православие у нас в крови. Один храм – возле дома, другой – рядом с институтом, – рассказывает отец Святослав. – Летом пошел восстанавливать самый древний собор Троицка. Мусор вытаскивал, шпаклевал, штукатурил, во всех работах участвовал, да так там и остался. Владыка Иов в 1998 году рукоположил меня в дьяконы, потом через год – в священники. А затем благословил восстанавливать храм в селе Клястицком.

В 27 лет отец Святослав стал настоятелем старинного казачьего храма, от которого остались одни своды. Когда он приехал сюда в первый раз, ветер, дождь лил сквозь крышу, ни окон, ни дверей. Тридцать дней из поруганной церкви вывозили мусор. Восстановительные работы продолжались 12 лет. Они и сегодня окончательно не завершены. Но митрополит Феофан дал священнику новое благословение – возрождать храм в казачьей станице Кособродская, в 50 километрах от Троицка. «Он, как и мой первый храм, посвящен Святой Троице». Как и у храма в Клястицком, нет у него счета в банке. Люди приезжают сюда, как и 170 лет назад, и спрашивают: «Чем вам помочь»?

В Кособродке всего 368 жителей, а церковь огромная, одна крыша – 500 квадратных метров. Это памятник архитектуры, возведен в 1829-1832 годах. Долгое время здание использовалось под зернохранилище – сюда входило до 700 тонн зерна. Машины заезжали прямо в алтарь. Весь храм в плачевном состоянии. Но самая большая проблема – готовый рухнуть свод, насквозь размытый водой. Потому прошлым летом все силы направили туда: укрепляли свод, делали крышу.

- Как же вы ее делали, без кранов, механизмов?

- В станице всего пятеро казаков осталось. У одного трактор, у другого – КамАЗ. Вместе все расчистили, бревна привезли и леса по старинке поставили. Было бы у людей желание, Господь не оставит, – уверен отец Святослав. – Это работа благодатная. Когда все дружно берутся, с радостью, с любовью, тяжесть ее не замечаешь. Каждое утро начинали с молебна, на него некоторые за десять километров через лес приходили.

Кособродка – особый мир: место очень красивое, природа нетронутая, и люди одной семьей живут. В годы Гражданской войны красные собрали казаков возле храма помолиться в последний раз. Потом всех расстреляли за селом – братская могила там с памятником. Местным жителям очень дорог храм. Бабушки с дедушками всю жизнь возле разрушенной святыни прожили. Теперь плачут от радости, что над храмом на крыше молотки стучат. Несут строителям молоко, яйца, кто что может.

Подъехал как-то длинномер с кирпичом. Как мы его вчетвером разгрузим? Вдруг со всей станицы потянулись к храму люди – женщины, старики, дети. За час вместе все раскидали, глазам не верим.

В храме еще и алтаря нет, а большая престольная икона уже есть. Написал ее казак, бывший директор школы, а теперь питерский художник. Он сам и привез ее на поезде, узнав о возрождении старинного храма. С ней обошли церковь крестным ходом. Нашлась и правнучка священника, полвека служившего здесь до 1917 года. Она пишет книгу о протоиерее Дмитрии Селянинове и собирается приехать.

- Восстановленные храмы – это и есть наша вера, – говорит отец Святослав.

Источник: mediazavod.ru

 

Протоиерей Димитрий Климов - о том, что происходит сегодня вокруг - и в душах.
28.02.2015

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

16.03.2014

"За зиму можно обдумать всю жизнь, переварить все, что случилось прошлым летом, настроить планов громадье на новое лето. Зато, как только стаивает снег, все начинают пахать, как петухом клюнутые. Народ с рассвета торчит на огородах, втыкает в землю свой будущий урожай. Дети тащат коз на первый выпас. Трактористы носятся по селу, коптя соляркой, и вскрывают жирную черную землю. За ними носятся грачи. Сколько ж всего надо успеть, пока не вылетели первые комары".

16.03.2014

"Пою детям стихиры Пасхи. «Мироносицы жены утру глубоку ...» Мама, почему ты плачешь? Ну как же, малыши, не плакать, хоть раз-то в году можно и поплакать, не всё же строить всех на подоконнике в шесть рядов..."

27.05.2013

Как-то ночью преподобный молился в одиночестве, вдруг - яркий свет. И входят три ангела в светлых одеждах, у каждого в руке - посох. Что это было? Считается, что Свирскому отшельнику явилась сама Троица, причём в первый раз со времён Авраама в виде трёх ангелов.

23.05.2013

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения и 95 лет со дня трагической гибели Михаила Дмитриевича Громогласова, священника и просветителя, принявшего мученическую смерть от рук большевиков.

Интервью с католическим монахом-отшельником, перешедшим в православие
28.01.2013

27 августа 2010 г.  Габриэль Бунге перешел из католичества в православие. Присоединение совершил митрополит Волоколамский Иларион. В нашей беседе отец Габриэль рассказал о мотивах такого решения, о том, чем Валаам принципиально отличается от Швейцарии, и о многом другом.

22.01.2013

Преподобный Серафим Саровский очень любим в народе, но если попытаться выяснить, за что именно его так высоко чтут, то суть ответа большинства людей будет сводиться к фразе: «за чудеса».

Рассказы сербского философа Павле Рака
5.12.2012

"Зимой помогал я Симеону в огороде. Поднимаем камень, а там гадюка с «рожком» лежит. И спит: зимний сон. Симеон: «Что же делать? Если камень назад положим, можно её задавить... А если так оставить, погибнет от холода». Взял Симеон змею, положил её в карман пальто, пока она немножко не согрелась. Потом зашевелилась и уползла".

Экскурс в "пищевое прошлое" России
9.10.2012

"Читаешь в дореволюционной прессе о бесчисленных случаях пищевых отравлений и ловишь себя на мысли: как вообще народ выживал, если законодательство не оберегало население от преступников-пищевиков?! "

19.07.2012

"Сергий Радонежский или его ученики смогли передать Андрею опыт глубокой молитвы и молчания, той созерцательной практики, которую принято называть исихазмом, а на Руси именовали «умным деланием». Отсюда и молитвенная глубина икон Рублева, их глубокий богословский смысл, их особая небесная красота и гармония".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".