Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

«Власть делает все для разрушения системы образования…»

А.С. Бароненко: "Суть всех этих красивых реформ: и введения ЕГЭ, и ранней профилизации школы, в основе которой лежит идея профессионализации, и замены знаниевой парадигмы на компетентностную, - заключается в том, что идет приспособление школы к нуждам буржуазно-криминального развития России..."
АНАТОЛИЙ БАРОНЕНКО
Директор средней школы №1 города Копейска
Текст: Илона Устьянцева

- Анатолий Сергеевич, вы директор школы с момента ее открытия в 1975-м году. Когда-то школа №1 занимала первое место в городе по показателям успеваемости учащихся, профессионализму работающего коллектива и т.д. Какие сейчас у школы позиции?


Мы несколько лет подряд занимали первые места по предметным олимпиадам, по результатам работы научного общества учащихся. Число наших выпускников, поступающих в ВУЗы на бюджетные места по результатам сдачи ЕГЭ, также достаточно велико. Сейчас в Копейске лидирующие позиции занимают несколько школ: наша, 48-я и 44-я.


- Я и мой выпуск уходили из школы в 92-м году. Вы, я думаю, хорошо помните это время в стране. Отпущенные цены, начало свободного рынка, хаоса в стране - ментального, экономического, всяческого… Это, вероятно, был последний год, когда школа еще оставалась по-хорошему советско-перестроечной. Что с тех пор изменилось в системе образования в целом? Сегодняшняя школа уже совершенно другая?


В системе образования сейчас идут противоречивые процессы. С одной стороны, школы оснащаются компьютерной техникой в рамках действия национальной программы – это плюс. Во всем остальном глобальные процессы ведут к разрушению школы. Эти процессы очень негативные, и власть сейчас делает все для разрушения системы образования. Причем, за что бы наше государство ни взялось, какие бы реформы ни стало проводить, у нас по результату разваливается все. У нас развалилась экономика, развалилась армия, государство (СССР). Сейчас разваливают школу. Но школа – это самый консервативный социальный институт в мире, потому что во все времена люди стремились включить в содержание образования все самое надежное и самое проверенное. Отсюда в лучшем смысле слова консервативность системы образования. В этом ее плюс, и пока она сопротивляется, как может. Но в конце концов ее могут развалить.


- А почему это в принципе оказалось возможным? Я имею в виду развал системы образования? Ведь по идее само государство должно быть кровно заинтересовано в обратном?..


Здесь надо говорить о том, что в начале 90-х, в ельцинское время, мы создали антинародное государство. И таковым оно остается, потому что здесь всё направлено против народа. Все эти годы шло строительство долгожданного «светлого капиталистического будущего», но капитализм у нас вышел варварский, олигархический, криминальный. И другим он быть не мог. С самого начала такого «строительства» и депутаты Верховного совета, и все население, очарованное хорошей жизнью на западе, к сожалению, не понимали этого процесса. Не понимали, что такого капитализма, как там, у нас никогда не будет. А будет только преступный капитализм, который мы сейчас и имеем. Ведь если на западе капитализм развивался снизу и демократическим путем, то у нас и в царской России, и в постсоветское время он насаждался сверху государством. А раз чиновники дают кому-то огромные куски собственности и дают небескорыстно, их интересы сращиваются с вновь назначенной так называемой буржуазией, с криминальными структурами. Соответственно, чиновники не заинтересованы в том, чтобы у их ставленников были конкуренты, поэтому неизбежно развивается капитализм монополистически-олигархический, в котором нет конкуренции - того, что заставит снижать цены. И ведь посмотрите, в условиях мирового экономического кризиса во всех странах он не особо-то и чувствуется – об этом говорят, в частности, немцы, эмигрировавшие в свое время и сейчас приезжающие на родину, потому что там снижают цены. У нас же при кризисе, как это ни парадоксально, цены растут, и олигархи увеличивают свое богатство. Поэтому у нас может быть только вот такой преступный капитализм. А отсюда и все наши беды, в том числе в образовании.


- Но система образования кроме бед претерпевает и множество реформ, особенно в последние годы. Неужели и здесь не в коня корм?


Суть всех этих красивых реформ: и введения ЕГЭ, и ранней профилизации школы, в основе которой лежит идея профессионализации, и замены знаниевой парадигмы на компетентностную, - заключается в том, что идет приспособление школы к нуждам буржуазно-криминального развития России. В чем это конкретно выражается? В слепом копировании американского опыта. Когда-то американцы заимствовали очень многое из нашей школы – у нас была лучшая система образования. Особенно когда мы делали успехи в космосе и американцы поставили себе задачей нас догнать и перегнать, они в первую очередь обратили внимание на свою школу и очень многое заимствовали у нас. Мы же сейчас перенимаем то, в чем сами американцы разочаровались и от чего стремятся отказаться.
Возьмем такой в целом положительный, но и с немалыми отрицательными компонентами процесс, как информатизация школы. Сегодня при оценке качества работы учителя смотрят, применяет он на уроке компьютер или нет. Вот я, например, его вообще почти не применяю на уроке. Я хочу, чтобы ученики смотрели на меня, видели, как я говорю, чтобы они учились грамотно, легко говорить, четко излагать свои мысли, а не привязывали свое внимание к экрану! Вот сейчас в Копейске по методу Жохова, московского педагога, внедряют новую систему обучения в начальной школе, где дети в основном только на экран смотрят. Ну нельзя этого делать! Конечно, компьютеры помогают развитию учеников (и в этом смысле внедрение компьютерного обучения оправдано на все 100%, в конце концов, весь мир работает с компьютерами). Но помогают до определенного момента. И на западе это поняли, а мы никак понять не можем. В чем же недостаток информационно-коммуникационных технологий? Недостаток в том, что там есть жесткая алгоритмизация процесса, то есть действие по трафарету, по схеме, действие стандартное, шаблонное. И наступает такой момент, когда применение ИКТ-технологий начинает тормозить развитие творческого, нестандартного мышления учащихся. На западе это поняли, а у нас, когда такие вопросы ставишь, даже слушать не хотят. Но будет поздно. Необходимо отслеживать тот момент, когда применение компьютера начинает тормозить интеллектуальное развитие ученика, и заранее прививать ему нетрафаретное мышление. И, возможно, на каком-то этапе даже имеет смысл ограничить использование компьютера и его технологий.


- А система оценки знаний учащихся по итогам ЕГЭ? Она тоже у вас в черном списке? Насколько адекватно ЕГЭ отражает уровень знаний выпускника? Как бы вы лично совершенствовали эту систему?


Я считаю, что ЕГЭ - это преступление против будущего страны. В формате ЕГЭ мы опять же заимствовали американский тестовый принцип экзамена. Но, во-первых, тесты бывают очень глупо и ошибочно составлены. Во-вторых, зачастую они довольно мелкие, не выражающие сущности знаний учащихся. А потом, вот я лично кровно заинтересован в том, чтобы именно выслушать ответ ученика. Я хочу видеть, как он логически мыслит, грамотно или неграмотно говорит, как связывает слова в предложении, убедителен ли он в выражении своих мыслей. То есть мне нужно проследить логику и методологию его речи, понять, какие подходы он осуществляет. Но ничего этого нет в ЕГЭ. Зато есть угадайка «выбери-из-четырех-ответов-один». Эта американская система позволяет проверить сразу большое количество учащихся, но это проверка знаний на самом примитивном уровне. Тестовый принцип не предполагает наличия системы в знаниях учащихся, просто надо знать тысячу мелочей, подчас абсолютно бессмысленных, а есть такие тесты, на которые и сам учитель не может ответить. К примеру, дается десяток-полтора событий, которые произошли в 1647 году, и их нужно уметь выстроить в хронологическом порядке, при том что между какими-то из них разница во времени всего одна-две недели. Кто и зачем будет эти события расставлять? Или, к примеру, дадут ученикам ксерокопии изображения церквей с заданием ответить на вопрос: «Какой богоматери эта церковь»? Так и хочется ответить... Потому что если это храм Василия Блаженного, или же церковь Покрова на Нерли, или же еще какой-то шедевр, то понятно, что же это такое перед тобой. А если это какая-то мелкая церквушка, то в конце концов какое это имеет значение, какой именно она богоматери – то ли Казанской, то ли Иверской… Да совсем не эти знания нужно детям прививать! Надо показывать закономерности исторического процесса, чтобы человек мог мыслить, умел применять знания, полученные при изучении истории («История - это великая наставница жизни»!), к анализу современных явлений. А в сегодняшних экзаменах ничего этого совершенно нет.


- Вы негативно относитесь и к ранней профилизации. Неужели и она не нужна? Ведь каждая школа, самопрезентуя себя, едва ли не торжественно объявляет, что в ней есть профиль такой, такой и такой. Что же в действительности за этими вывесками?


Профилизация тоже заимствована на Западе. Против нее выступали все великие педагоги во все времена. Кстати сказать, профилизация была у нас в 20-х годах, те же профили назывались фуркациями. Но они не оправдали себя. Профилизация связана с ранней профессионализацией. Наш министр образования убежден, что к окончанию 8-го класса ученики уже в состоянии профессионально определиться. Да ерунда это! Они вплоть до 11-го класса не знают, куда пойдут, смотрят, где какой конкурс, какая плата за обучение на каком факультете и так далее. В современной школе мы разделяем учебный процесс на четыре профиля: физико-математический, гуманитарный, естественнонаучный и технологический. И вот молодой человек решает стать юристом, в соответствии с этим решением он учится на гуманитарном профиле в 10-м классе. Переходит в 11-й, едет на подготовительные курсы в университет и тут понимает, что поступить на юридический факультет он никогда не сможет - у его родителей просто нет такого количества денег. Он может вернуться на физико-математический профиль, потому что на строительные факультеты и на металлообработку еще можно как-то поступить. Но он же не изучал физику, химию, биологию! Он изучал естествознание, историю литературы, а математику - в усеченном виде! Формально он может, конечно, вернуться, но все же на этом эксперименте его судьба сломана, потому что теперь он уже не знает математику в том объеме, чтобы поступать на инженерные факультеты.
Кроме того, сейчас предполагается, что на гуманитарном профиле физика, химия и биология в качестве самостоятельных дисциплин изучаться не будут. А будет изучаться курс естествознания. Но учителей естествознания нет. Значит, на один час будет приходить физик, на один – химик, и еще на один час - биолог. А это уже профанация науки! Эта ерунда ничего не даст ни с научной, ни с методической точек зрения! В рамках среднего образования надо равномерно изучать основы всех наук! И если сейчас основная школа все же станет 10-летней и будут 11 и 12-е классы, то только на уровне 11-х и 12-х классов можно выбирать какой-то профиль, который связан с подготовкой в вуз. А 10 лет надо равномерно изучать все дисциплины без исключения в пользу каких-либо из них.
При профилизации мы как бы сужаем кругозор учеников. Если раньше целью образования была подготовка людей с широким уровнем знаний, воспитание гармонично развитой личности, то сейчас знаниям предпочитают компетенции. Тоже заимствование с Запада. Компетенции – это знания узкой направленности, это то, что тебе пригодится в жизни. Конечно, практически и это надо осуществлять. Но ведь при профилизации ставится задача, чтобы на гуманитарном профиле при изучении физики в рамках предмета естествознания у ученика формировалось не только знание элементарных практических вещей (на уровне «два пальца в розетку вставлять нельзя»). Он также должен владеть методологическими и философскими проблемами. А это оказывается невозможным! Ведь между двумя этими уровнями есть еще общенаучные проблемы. Надо знать сами законы физики. Поэтому дать ученику низший уровень, а потом сразу перейти на высший, на уровень философско-методологического понимания физических и естественнонаучных проблем, невозможно. Так не бывает. Это все глупости и непродуманные решения! В Америке заранее знают, что из тебя будет. Если это сварщик, то тебя учат ровно настолько, чтобы ты мог иметь какие-то сведения, которые с этим делом связаны. А широкое образование там не нужно. Широкое образование дается очень узкому кругу. Поэтому все эти начинания, имеющие целью приспособление к условиям буржуазного развития, поневоле суживают образование, оно решительно мельчает. Это великая глупость! Нам изо всех сил следовало бы сохранять все ценное, что у нас в образовании есть.


- Анатолий Сергеевич, а что касается новой образовательной парадигмы? Какие здесь изменения к худшему?


Сейчас также много говорят о том, что у нас должна быть информационная парадигма образования (образовательная парадигма - это господствующие в обществе взгляды на систему образования), то есть главным в учебе считается получение информации, преимущественно через интернет. Это в корне неправильно. Не будем даже вспоминать, что интернет - это мировая помойка, как его уже не однажды назвали умные ребята. Чего там только нет! Так вот информационной парадигмы быть не должно. Такая парадигма ущербна. Конечно, учеников необходимо научить пользоваться интернетом, научить отбирать необходимый материал, но самое главное - научить осмысливать получаемую информацию. Ведь любому специалисту, даже доктору наук, необходима только тысячная часть той информации, которая по его специальности циркулирует в мире. Но и эта тысячная должна быть осмыслена. Поэтому в системе образования должна главенствовать информационно-рефлексивная парадигма.


- Сейчас очень много говорят об инновациях. Что действительно по-хорошему нового они принесли школе?


Есть разница между понятиями: новации и инновации. Новации - это что-то небольшое, а инновации – это крупная новация, которая радикальным образом что-то меняет. Так вот, внедряя все эти изменения, нельзя отрываться от традиций, пренебрегать ими. Традиции - это то, на чем зиждется культура. И сами инновации должны внедряться постепенно, в той мере, в какой они помогают развитию современных положительных достижений школы, чтобы не разрушать ядро культуры. Инновации только тогда легко приживаются в жизни школы, когда сами они становятся традициями. А мы сейчас занимаемся тем, что противопоставляем традициям инновации. Традиции же уничтожаем бездумно, но ведь в советской школе было немало хорошего. Например, стремление сформировать всесторонне развитую личность, воспитательная работа на положительных примерах... Кому сегодня хорошо от того, что все вокруг оплевали и развенчали: и патриотизм, и прочее? Сейчас ученики не знают, ни кто такие герои Советского Союза, ни Гастелло, ни Матросова… Знают только, что был генерал Власов, называемый сейчас борцом за демократию и против сталинизма. К сожалению, идет полная интеллектуальная и нравственная деградация людей. Вот явный результат модных нынче так называемых инноваций…


- Сейчас много говорят об открытости системы образования. На ваш взгляд, как это отразится на школе?


О, это вообще больной вопрос! С чьей-то легкой руки пошли разговоры с самого верха о том, что школы должны быть открытой системой. Что должны быть общественные советы, родители должны иметь информацию о том, что делается в школе, родители и общественные советы должны влиять на школу и так далее... Глупость чудовищная! От министра до низового чиновника - все кричат об открытости системы образования, не понимая, к чему это приведет. Дело в том, что, чем организация становится более открытой, тем в большей мере она становится нелинейной и неравновесной. В чем особенность математических нелинейных уравнений? В том, что они имеют не одно, а несколько решений. Так вот, чем больше мы открываем систему, чем больше мы удаляемся от линейности и равновесности, тем больше через последовательную цепь бифуркаций (то есть точек, где есть возможность вариативного развития) система теряет уровень целостности, тем, соответственно, больше случайностей в развитии, тем в большей мере внешние влияния могут вызвать какое-то резонансное воздействие и система (и школа в том числе) начнет развиваться не так, как мы того хотели. В плане воспитательной работы школа действительно является открытой системой. Во всем остальном она должна быть закрытой. Почему она является открытой именно в воспитательной работе? Потому что школа не всеобъемлющий фактор воспитательного процесса, так как и телевидение, и порнография в интернете, и надписи на заборах, и влияние наркоманов, и влияние неустойчивых родителей… - всё может оказать отрицательное влияние на воспитанника. Под влиянием какого-то товарища-наркомана на ребенка мы можем получить тот результат, которого от подопечного не ждали. Случайность в развитии очень даже может быть. В учебной же части школа должна быть закрытой системой: жесткий учебный план, жесткие экзамены, государственные стандарты. Здесь нельзя никому, особенно некомпетентным людям, позволять вмешиваться в содержание процесса. Никакому совету школы, никаким родителям – никому не позволять этого делать. Потому что чем более открыта система, чем больше внешних воздействий она претерпевает, тем больше непредвиденностей и случайностей в ее развитии возникает. При таком положении дел школа делается неуправляемой. Управлять можно только системами. А успешно управлять можно только системами с высоким уровнем целостности. Поэтому все те, кто кричит, что необходимо качественное управление школой, и вместе с тем говорит, что система должна быть открытой, не имеют совершенно никакой логики в рассуждениях. Надо понимать, что любое увеличение открытости системы ведет к ее неуправляемости. В конце 80-х – начале 90-х годов нашелся политический деятель, который объявил систему открытой, и процесс пошел… Вы понимаете, о ком я говорю, - о Горбачеве. И до такой степени процесс пошел, что система потеряла управляемость ввиду своей открытости. И вместо мощной державы мы имеем сейчас груду исторического пепла в виде СНГ. Так вот система образования тоже может в такую груду исторического пепла превратиться. И чтобы этого не происходило, необходима закрытость системы. Исторический опыт показывает, что только закрытые учебные заведения достигают высоких результатов, будь то Царскосельский лицей, или Нежинский лицей в России, или Суворовские училища в Советском Союзе, или Итенский колледж в Англии, где готовят политическую элиту. Закрытость, отграниченность – вот что необходимо. Это даст возможность планомерного развития и относительной успешности управления.


- Вы противник любых нововведений?


Конечно, нет. Просто мы всё перенимаем с запада совершенно бездумно. Причем, перенимаем далеко не лучшее. Если бы мы перенимали у американцев их опыт финансирования школы, это было бы понятно. Но мы перенимаем самое худшее, от чего сами американцы думают отказаться, в частности, от тестового принципа проверки знаний. А посмотрите, что творится в высшем образовании! Специалитет теперь решили ликвидировать, давайте бакалавриат вводить, магистратуру. Но позвольте! Предприятиям нужны специалисты, нужны инженеры, врачи… А что такое бакалавр? Это недоношенный, внематочный специалист, грубо говоря. Это человек, который имеет только представление о профессии. Техникум раньше и то давал больший уровень квалификации специалисту со средним образованием. Таким образом, бакалавр знакомится только с основами профессии. А магистр - это уже теоретик, он должен наукой заниматься, защищать диссертацию. Это первая ученая степень. А где же специалисты? И вот так во всем. Сплошная непродуманность. И ЕГЭ, и ранняя профилизация, и такая глупость, как 12-летняя школа...


- К слову, о 12-летней школе?..


Беря пример с других стран, мы не учитываем, что в Германии, например, человека считают ребенком до 25 лет. У нас же совершенно другая ментальность, другие традиции, в нашей системе координат 10-летняя школа была самым разумным вариантом. Вводя 12-летнюю школу, надо думать о том, чтобы разрешить 18-летним браки в школе заключать, о том, где детскую комнату организовывать и т.д. Но это в вечернюю школу могут ходить состоящие в браке люди, а что делать с детской школой? Представляете беременных с животом перед лицом малышей, которые пристают, начинают расспрашивать? Это на Западе все связанное с беременностью не в диковинку. Там можно в школах и до 25 лет держать. У нас же пока совершенно другие традиции. И у нас это приведет к окончательному нравственному разложению. Но мы упорно стремимся сделать все так, как в Европе, чтобы конвертируемость и дипломов, и аттестатов была. Теперь вот надо 12-летнюю школу сделать. Хотя, зачем нам это делать, я не понимаю. И зачем нам понадобилось конвертируемые дипломы вводить, тоже непонятно. У нас и так специалисты самого высокого уровня. Всю черновую работу для тех, кто получает нобелевскую премию на Западе, делают белые негры в виде русских выпускников университетов, которых у нас переманивают, раз у государства ума не хватает создать нормальные условия для жизни и работы ученых. Фактически у нас талантливые люди, у нас хорошая система образования, и мы ее сейчас ломаем. Это все неизбежно отразится на будущих поколениях. Так что в целом об идущих реформах у меня отрицательное впечатление.


- Как живется педагогу в современном обществе? Такое чувство, что профессия, несмотря на социальную значимость, стремительно утрачивает свои позиции. О былом авторитете и речи нет. Здесь что-нибудь можно изменить?


О педагогических кадрах сегодня никто не заботится. И прежде всего само государство не делает ничего, чтобы поддержать профессию. У меня в школе средний возраст учителей 53 года. Все знают, что не так давно произошло очень странное повышение зарплаты учителям, о котором так много говорили. Повышение без увеличения фонда заработной платы (те 10%, на которые реально увеличили фонд зарплаты, это просто слезы). Но разве так повышают зарплату? Можно повысить только очень однобоко – кому-то одному за счет тех, у кого успехи по работе не такие впечатляющие. Этим последним зарплату придется уменьшить. И значит, есть вероятность, что люди со временем просто уйдут. Кто же тогда останется работать в школе? Вот пришла к нам на работу девочка с факультета психологии педуниверситета, который она закончила с отличием. Отработала месяц, получила зарплату 2400, ну еще 400 рублей на бедность дали. И ушла. Потому что в исправительной колонии, например, психолог получает 15 с лишним тысяч. Так зачем же ей быть психологом в школе? Поэтому об учителе необходимо заботиться, потому что школа – это во-первых учитель, во-вторых учитель, в третьих учитель, и в-четвертых тоже учитель! И только в-пятых все остальное. Здесь наше государство занимает безалаберную, даже можно сказать преступную позицию. Это больше чем преступление, это ошибка – делать такую заработную плату, когда даже серость и та в школу идти работать не хочет. А личность можно воспитать, как говорил К.Ушинский, только личностью. Так вот школе нужны личности яркие, которые, к сожалению, там сегодня встречаются редко. И понятно почему.


- То есть, чтобы исправить положение, достаточно дать учителям хороший кусок хлеба?


Чтобы в педагогику шли таланты, надо создать хорошую заработную плату. Но ее создать не могут, потому что у нас нет денег. А денег нет потому, что у нас олигархическое государство. Все деньги в карманах абрамовичей, потому что, на удивление всего мира, у нас нет прогрессивного налогообложения. Есть 13% на всех. На западе доходит до 90% налога. В Швеции эта разница в доходах 4 к 1 через бюджетное перераспределение средств. Прав был Ленин: государство защищает интересы господствующего класса, потому что и выборы финансируют олигархи. Однако нигде в мире нет такого, чтобы недра раздавали частникам. В Норвегии, в Арабских Эмиратах, в Саудовской Аравии каждому гражданину, едва только он родился, идет доход с нефтяных богатств. В Туркмении бесплатны газ и электроэнергия. Почему? Почему у нас-то это все должно частным людям принадлежать? Откуда же у нас тогда будут деньги? С таким подходом у нас их не будет ни для школы, ни для другого. Поэтому учителя просто-напросто уходят в другие сферы, особенно молодежь.
Если повысить учителям зарплату, изменится и их отношение к делу. Ведь если раньше учителя за свою зарплату проводили дополнительные занятия с учениками, то сейчас их не заставишь этого делать. Бесплатно уже никто ничего делать не хочет. Таланты придут в школу не скоро. Мы их слишком долго и настойчиво теряли. Мы держимся, в основном, за счет старых кадров, которые еще в советское время сформировались и которые фанатично преданы своему делу.


- Какая роль сегодня всё же должна принадлежать педагогу? Он модератор в мире информации? Воспитатель-наставник? Кто он?


Сейчас популярна такая точка зрения, что учитель должен быть тьютором, т.е. сопроводителем. Вот есть компьютер и есть ученик, учитель якобы просто консультант и регистратор знаний, а ученика пусть компьютер обучает. Но это же ерунда полнейшая! Никакой компьютер не заменит влияния учителя. Ведь учитель - это такая фигура, которая может вызвать любовь к предмету, к знаниям, на профессиональный выбор повлиять, если это яркая личность. А может навсегда отбить охоту к знаниям. Помню, когда я еще учился в школе, к нам пришел один демобилизованный старший лейтенант. Он поступил учиться заочно на исторический факультет в пединститут. Так вот за ним мальчишки бегали, как собачата. Он еще ничего не сказал, но уже одним своим внешним видом такую привлекательность источал, что за ним ходили, как привязанные. И более того, однажды все вдруг решили стать офицерами – он военное дело на тот момент преподавал. Потом, когда перешел на историю на старших курсах обучения, все полюбили историю. А поскольку он и военное дело преподавал, и историю, то в конце концов все решили поступать в военно-политические училища, чтобы сочетать историю с военным делом. Вот такой вот «культ личности» учителя.
А воспитание? Мы уже говорили, что воспитать личность может только личность. Если человек не личность, не привлекателен, если он не вызывает подражания, то он никогда и не воспитает. Бывают же такие люди, которым подражать хочется, даже во внешней манере поведения. Поэтому учителя никогда не заменит никакая техника. Конечно, если учитель не умеет говорить, то пусть его рассказ во время урока сопровождает презентация. Но все же делать это нужно только в исключительных случаях. Сам я, если где-то выступаю, говорю, что не надо мне никаких презентаций. Я хочу, чтобы не на экран глаза пялили, а на меня смотрели, смотрели, как я говорю, чтобы воспринимали то, что я говорю. Экран отвлекает от живого человека, от живой информации, от живого общения. Если я могу хорошо, правильно, интересно говорить, зачем мне все эти экраны нужны?! У нас в школе все есть: и компьютеры, и проекторы - все, что нужно. Но я сказал: мне в мой кабинет ничего этого ставить не надо! Такая моя позиция. Так что роль учителя зависит от того, что он сам из себя представляет. Исполнять функции модератора, то есть по сути руководителя учебным процессом учитель может тогда, когда ученик пишет, к примеру, какую-то научную работу. Когда ученику надо помочь, проконсультировать, показать. Тогда - да. А так учитель сам является источником знаний. И самое главное - никогда никакой компьютер, никакой интернет не дадут анализа, дадут только голую информацию. Но эту информацию еще надо научить обрабатывать, анализировать и применять к действительности. А научить этому может только живой учитель.


- Какие сейчас поколения детей? Какие эмоции они у вас вызывают? Много говорят о детях-индиго. Вы их видите в школе?


Индиго – это что-то надуманное, на мой взгляд. А так дети сейчас более развиты в информационном плане. Они уже рождаются с пультом от телевизора в руках. Но вместе с тем они недостаточно хорошо могут анализировать информацию. Они совершенно не знают исторических традиций. Как-то на всероссийской олимпиаде в Москве был конкурс по биологии. Дети очень хорошо отвечали. Комиссия не знала, кому присудить первое, второе и третье место. Тогда решили провести еще одно собеседование, посмотреть их общую культуру. Стали беседовать и пришли к выводу, что первые места никому присуждать нельзя из-за низкого общекультурного уровня. И это так и есть. Я наблюдаю это ежедневно. Современные дети дальше школьных предметов зачастую ничего не знают и не хотят знать. Вот мы изучаем, к примеру, Отечественную войну. Люди гибли, люди жизни отдавали, а они ничего этого знать не хотят. Им это безынтересно. Какие битвы были, какие полководцы… Знают одного Жукова. Больше никого. Стараюсь им внушить, чтобы они записали, запомнили, выучили наизусть. Но они не стремятся особенно, они не патриотичны. Это вполне естественно. Там, где кумиром являются деньги, там нет никаких благородных чувств, культ денег их просто не порождает. Маркс ведь не зря в своем коммунистическом манифесте написал, что рабочий в буржуазном обществе отечества не имеет. И если в годы войны шли умирать за Родину, то сейчас в Чечне умирают за нефтяные интересы Абрамовича. В рыночном обществе где деньги – там для хозяев жизни и Родина. Мы, конечно, стараемся в школе воспитывать патриотизм на исторических примерах. Но все это как в вату попадает и глохнет. Деньги – это все, что нынешнюю молодежь интересует. Как-то я был в одной школе на аттестации учителей истории. Там тема урока на обществознании была «Бизнес-планы». В конце урока я спросил у ребят:
- Вот вы все бизнес-планы пишете. Вы все хотите бизнесменами быть?
- Да!
- А где у вас родители работают?
- На заводе имени Кирова.
- Кем?
- Мастер, рабочий…
- А кто хочет продолжить дело своих родителей?..
НИКТО. А кто такие бизнесмены? Капитал – сила космополитическая. Это самый непатриотичный народ. И они сейчас задают тон в политике и во всех сферах.
Мы много говорим сейчас о гражданском воспитании молодежи и о создании гражданского общества. Но воспитание гражданских чувств обречено на неуспех, потому что невозможно осуществлять это воспитание, если у нас нет гражданского общества. А его нет и не может быть очень долго. Гражданское общество предполагает прежде всего независимость производителя от государства. У нас же зависимость полнейшая. А раз у нас зависимость от государства, то нет независимого производителя, нет среднего класса, нет экономической стабильности, и нет гражданского общества. В отсутствие такового общества осуществлять гражданское воспитание молодежи - занятие довольно проблематичное.


- В воспитательно-образовательном плане школа может найти какие-то дополнительные опорные точки в родителях?


Родители сейчас в большинстве своем воспитанием детей не занимаются. В основном, они думают о том, как выжить, как заработать деньги. И все, больше ничего. И хотят, чтобы их дети хорошо устроились в жизни. А хорошо устроиться, на их взгляд, - это значит иметь возможность добывать деньги.
- Содержание учебного процесса вам лично кажется удовлетворительным в целом? Тому ли учат детей, по тем ли учебникам, с применением тех ли методик и технологий и т.д.? Либо что-то коренным образом имеет смысл менять? Что?
Сейчас активно сокращается количество фундаментальных знаний и делается акцент на прикладные. Но ведь фундаментальные знания крайне необходимы. Когда человек владеет фундаментальными знаниями, он легче потом может переключиться с одного вида деятельности на другой. Сокращение в школе литературы, сведение ее на нет, общее снижение уровня культуры – все это никуда не годится. А сейчас еще ставят задачей ввести закон божий в замаскированной форме под видом основ православной культуры. Почему? Зачем? Я выступил в газете «Копейский рабочий» против этого, и священников понабежало… убеждать меня, что я сукин сын, что я не понимаю…. Вот мы спокойно на Урале живем? Спокойно. У нас ребята делятся между собой по признаку, какие у кого сотовые телефоны, кто какие голы на футбольном поле забивает. Не по национальностям делятся. А будут по национальностям, по национально-религиозному принципу, если ввести православие! Тогда давайте вводить иудаизм, мусульманство, буддизм. И потом, почему я должен сказать: ты, Руслан, и ты, Рустам, отсюда марш! Мы сейчас будем основы православной культуры изучать, а вы мусульмане! Зачем эту глупость делать? И Медведев дал на это согласие! Медведев, по-моему, сам не осознал, на что он согласился под влиянием патриарха! Мы же многоконфессиональная страна. И есть такое выражение в мировой литературе и истории: «Не будите спящую собаку!» Так вот нам ее не надо будить, потому что национально-религиозная рознь - это страшное дело. Говоря о содержании образования, отметим, что вовсю идет немыслимое вымывание фундаментальных знаний в пользу прикладных и сиюминутных.


- За счет каких средств ваша школа существует сегодня? Может ли она в сегодняшних условиях обходиться без родительских средств?


Без родительских – нет. Нам бы хотелось, чтобы по 400 рублей в год хотя бы перед ремонтом сдавали… Это самый минимум для нас. Но не сдают. Иногда нам родители оказывают помощь, мы стараемся, чтобы они это делали добровольно. В среднем, если разделить на всех, то получается рублей по 100-150 в год с человека выходит. Хватает только, чтобы купить краску на стены да потолки побелить. Я знаю, что в крупных городах, особенно в Челябинске, школы наглеют. Мы даже о сумме 400 рублей в год не можем объявить родителям (чтобы обеспечить школе хотя бы самый минимум). И то кто-то отказывается, кто-то жалуется в прокуратуру. Расходы по ремонту с каждым годом увеличиваются, а денег как не было, так и нет. В расчете на будущее необходимо заботиться о материальной обеспеченности школ (а школы у нас бедные, за исключением некоторых, которые имеют богатых спонсоров).


- Насколько реально превратить школу в минибизнескорпорацию, способную зарабатывать собственные средства? Или же это утопия?


Это абсолютно нездравая мысль - попытка преобразовать образовательные учреждения, втянуть их в рынок. Это величайшая глупость, которую делает наше правительство! Потому что ни в одном государстве фундаментальная наука не находится на самоокупаемости и хозрасчете. Что может финансировать олигарх? Только то, что с сегодняшнего дня на завтрашний даст ему прибыль. Но теорему Ферма доказывать - это ему до… Он это финансировать никогда не будет! Поэтому фундаментальная наука как основа методологически-прикладных знаний везде финансируется за счет бюджета. Так это и должно быть! Прикладная же наука как раз-таки может быть на самоокупаемости. Теперь давайте спроецируем эту проблему на систему образования. В средней школе изучаются основы фундаментальных наук. А прикладное образование - это профессиональные учебные заведения: профтехучилища, техникумы и вузы. Вот их можно ввести в самоокупаемость. Им производство (например, завод) может сделать какой-то заказ для своих нужд и оплатить его, может оплатить и подготовку специалистов для себя. Но школа, где дается фундаментальное образование, не должна думать о зарабатывании денег! На коммерческую основу школу переводить нельзя! Вообще ни на какую форму, связанную с зарабатыванием денег (ни полностью, ни даже частично). Так же, как культуру нельзя переводить на коммерческую основу. Это будет ее упадок.


- То есть вы не собираетесь зарабатывать?


Да, мы не собираемся этого делать. Вот, допустим, мы проводим 5 часов математики в неделю. И что, теперь мы должны сказать родителям, что два часа мы проводим бесплатно, а за остальные три, уважаемые, платите? Или превратить школу в какой-то клуб? Сказать родителям: «Ну, вы понимаете, у нас тут углубленное изучение языков, математики, литературы – это мы вам бесплатно дадим, но вот дополнительные ритмику, танцы, рисование мы будем проводить вам за плату!»? Но у нас нет для этого ни площадей, ни кадров, ни свободного времени, поскольку в школе две смены. А потом, это не наша функция! Я не собираюсь зарабатывать деньги таким путем. С протянутой рукой тоже не собираюсь ни к кому из наших новых русских ходить. Что нам государство даст, на то пусть нищенски (а мы люди нищие, но гордые) мы и будем жить!


- Какие еще у современной школы проблемы?


Еще школу захлестнул маразм бюрократический. И это идет по нарастающей. Завучи у меня не имеют возможности как следует контролировать учебно-воспитательный процесс, потому что они вынуждены все время пялить красные глаза в компьютер: бесконечные мониторинги, в которых по 200 вопросов, справки, отчеты, информация, никому совершенно не нужные. Школу парализовало все это, выбило из ритма. Мы не можем полноценно заниматься тем делом, для которого созданы. Сравнительно с советским временем чиновничий аппарат вырос в 2 раза. А еще в 2 раза сократилось население. Итого более чем в 4 раза. И этот аппарат замкнул всю работу на себя. Получается, что администрация школ работает исключительно на бюрократический аппарат, вместо того чтобы заниматься делом. И этот маразм нарастает. Я ставил этот вопрос повсюду: и перед всеми министерствами, и на сайт Президента писал. Но все это бесполезно. Переход на электронный документооборот ничуть ситуацию не улучшил. Потому что теперь нужно давать всю отчетность в электронном виде и еще в бумажном. А у нас ни на порошки, ни на бумагу денег нет. Теперь вот еще для пенсионного фонда должны оформлять документы на детей. Но все это требует работы, которая отвлекает школу от основных ее дел.


- В 80-90е были на слуху педагоги-новаторы, были провозглашены новые подходы к обучению и воспитанию, в школы пришли новые веяния. Куда все это исчезло и почему?


В свое время на съезде работников образования я выступал против абсолютизации новаторских методов. Потому что, во-первых, методологически это было не обеспечено, не проработано, а во-вторых, сами новаторы были в индивидуальном плане талантливыми людьми – те же Амонашвили, Ильин, Шаталов, Гончарова и т.д.. Но когда уже другие, менее талантливые, неподготовленные, не имеющие ни должных академических знаний, ни педагогической культуры, пытались осуществить то, что делали новаторы, - у них ничего из этого не получалось, получалось только плохо. Поэтому, беря на вооружение чужой опыт, необходимо было быть предельно осторожными. Когда я, имея это в виду, выступил с критикой, меня ругали все газеты страны. Но я критиковал лишь с той точки зрения, что нельзя считать всех учителей талантливыми. Учитель - это массовая профессия, и надо в первую очередь заботиться о педагогической культуре людей, о повышении уровня их знаний. На одних талантах политику не делают. Поэтому можно не опыт истинных новаторов заимствовать, а только какие-то элементы из их опыта, которые рядовой учитель должен пропустить через себя, через свою специфику и особенности.
Несомненный плюс новаторов был также в том, что они выступили против бюрократизации процесса образования. Ну, а поскольку сейчас бюрократизация идет полным ходом, они замолчали.


- Кого из ярких педагогов в масштабе страны можно назвать, кто как-то пытается своей деятельностью противостоять происходящему в российской системе образования?


Тех, кто бы открыто и прямо выступил против всего безобразия, я что-то не встречал. В Челябинске был талантливый человек Караковский, в прошлом директор школы №1. Сегодня есть, конечно, педагоги, но им же просто не дадут выступить.


- Кого из классиков педагогики почитаете особо?


Из отечественных педагогов это Ушинский, Макаренко. Мне кажется, что мы очень долго в советское время игнорировали одного педагога, объявляя его реакционным (якобы его взгляды явились одним из источников фашистской педагогики). Это Гербарт. Он явился основоположником немецкой гимназии и создателем предметной системы. Кстати, в основе советской школьной системы лежит именно немецкая гимназическая система. Но мы ее настолько усовершенствовали, что учителя-немцы, которые в советское время работали у нас, приехав в Германию, признавали, что наши школы гораздо сильнее немецких. Так вот за что же его ругали и что у него ценного? Мы в советское время много говорили о необходимости вырабатывать у детей сознательную дисциплину. Не безобразничать, не опаздывать на уроки и т.д. - то есть призывали к сознательной дисциплине. Но это все ерунда. Сознательная дисциплина может быть только у старшеклассников, и то далеко не у всех. Только перед самым выпуском они понимают, что им нужны какие-то предметы. Все остальные - малыши-баловники. У них никакой сознательной дисциплины быть не может. И Гербарт требовал выработки у ребенка элементарного послушания. Автоматического послушания. Немцы же известны своей дисциплинированностью... И вот мне кажется, что мы все время упускаем этот момент. И надо вести речь не о сознательной дисциплине, а вырабатывать у маленьких детей элементарное послушание.


- К сожалению, силами одной только школы этого добиться невозможно. Родители вносят свою «лепту» в виде потакания чаду…


Да, для родителей тем более важно взять на вооружение этот вот акцент на послушание. Я считаю, что Гербарт - это крупный очень деятель педагогики, и мы его незаслуженно забыли. У нас сейчас в связи с изменением социально-политического строя и идеологического настроя превалирует личностно-ориентированный подход. Личностно-ориентированный подход нужен преимущественно в учебной работе, чтобы отслеживать, какие ученик знания имеет, и учитывать его особенности. Но в воспитательной работе, если мы будем личностно ориентировать, мы воспитаем эгоиста. В современной педагогике пропагандируют ориентацию на индивидуальный успех, на приобретение богатства, будто бы его можно честным путем приобрести, и якобы чем больше будет богатых людей, тем лучше будут жить народы. Это гнилая теория, и она стала господствовать. Она опирается на личностно-ориентированный подход в воспитании. Но надо понимать, что такими установками мы воспитываем эгоиста, безнравственного человека, потому что нравственность всегда держалась на ограничениях интересов личности интересами других людей. Нравственность на этом строится и сейчас (когда в ущерб себе думают о других). Поэтому в воспитательной работе я против господства личностно-ориентированного подхода. Он должен быть, но при этом он должен быть подчинен социально-ориентированному подходу. И пусть меня обвиняют в том, что я сторонник императивной педагогики, сторонник коллективизма, советской системы… Да, я сторонник советской системы воспитания! Конечно, здесь важно сохранить равновесие, и полностью игнорировать интересы личности в пользу коллективных, как это делала советская система, тоже нельзя, нельзя делать человека рабом коллективного мнения. Но в целом социально-ориентированный подход должен, на мой взгляд, доминировать в воспитательной работе.


- На Ваш взгляд, допустимы ли меры наказания в воспитательном процессе?

 

Обязательно. У нас же зачастую царит безнаказанность. Школе нужно предоставить право наказывать вплоть до исключения из школы. Потому что, к сожалению, есть ученики-варвары. Школа иногда оказывается наедине с такими явлениями, когда она совершенно бессильна. На сегодня мы даже не имеем права исключить из школы за воровство. Даже на один день не можем исключить, в то время как иногда это просто необходимо.


- Вступление в силу ювенального законодательства кажется вам необходимой мерой в деле защиты прав ребенка?


Ну, здесь мы вновь идем по американскому пути. Просто все должно быть законодательно оформлено. И все должно быть в меру. Ведь мы, русские люди, ничего не умеем делать в меру. Если мы за что возьмемся, то пока не посинеем, пока это до абсурда не доведем и не превратим в свою противоположность, не успокоимся. В Америке, если ребенок пожаловался на родителей, их могут привлечь к ответственности. Нам же крайностей надо стараться избегать. Родители есть родители, и они имеют право наказывать своих детей. Без этого нельзя. Конечно, если родители неблагополучные, то это другое дело. Но даже при наказании родителей и лишении их родительских прав решающим должно быть мнение ребенка. Ведь в советское время, если мать лишили прав, а ребенок потом схватился за ее подол и пошел за ней, такое решение суда признавалось недействительным. Просто нужен контроль, чтобы не допускать безобразных случаев. Надо исходить из того, пьют родители или нет, уделяют внимание воспитанию ребенка или нет, бьют они ребенка или нет, мать девочку посылает на панель зарабатывать или нет – вот эти обстоятельства и надо учитывать.


- Вопрос издалека. Помнится, в последних классах вы преподавали обществознание. Мы, ученики, с ужасом ждали наступления десятого класса, когда придется иметь дело с директором, которого все боялись и уважали, да еще и в рамках непонятного предмета. Но в тот год с нашим выпуском вы поступили творчески. На дворе зарождалась великая смута 90-х и вы решили проводить урок в форме свободной беседы с учениками, отвечая на вопросы, формируя мировоззрение, так сказать. Тогда, выпуская нас в жизнь, вы говорили страшные по сути слова: «Готовьтесь, ни вам, ни детям вашим не доведется жить в нормальном государстве. В беззаконном государстве – да. Быть может, только внукам вашим чуточку просветлеет, не раньше. Сроки всей этой свистопляски как минимум на 50 лет вперед…» Какими наставлениями вы провожаете во взрослую жизнь сегодняшних выпускников? К чему вы их готовите 20 лет спустя?


Говорю то, что есть. Что они идут в общество, где, в отличие от социализма, нет товарищеских отношений, где человек человеку волк. Это вообще свойственно для капитала. У Маркса есть верная очень характеристика: дайте капиталу 10% прибыли - он становится оживленным, дайте 20% - он становится наглым, дайте ему 50% - он попирает ногами все человеческие законы. Дайте 100% прибыли - и нет такого преступления, на которое он не пошел бы даже под страхом виселицы. А у нас капитал имеет не 100% прибыли, а чудовищную прибыль за счет эксплуатации. Поэтому ничего хорошего молодых людей не ждет. У нас общество эксплуататоров и эксплуатируемых. Поэтому кто кого проглотит. У кого больше денег - тот и будет хозяином жизни.


- Прислушиваются? Делают выводы? Огорчаются?


Мне ведь пришлось очень многое видеть. Будучи депутатом Верховного Совета РФ в Москве я видел, что там делается. Причем, я знал, что придет время и депутатом я не буду. Потому что депутатами будут только богатые люди, что сейчас и происходит. Сегодняшние депутаты - это продажные люди, которые даже прогрессивный налог не могут ввести. Но я торопился видеть на крутом изломе истории, что делается. Как историк, стремился наблюдать… И когда я начинаю говорить и как историк, и как участник событий, то это воспринимается совершенно по-другому. Ну, вот так и говорю… Что хотели, к чему пришли и каковы перспективы. А перспектив нет. До тех пор пока мы не перейдем к прогрессивному налогообложению. Но государство к прогрессивному налогообложению перейти не может, потому что оно зависимо на выборах от крупного олигархического капитала.


- С началом перестройки Вы очень активно включились в политическую жизнь страны. Последующие годы стали годами разочарования в этом? Ваше участие в политике сегодня?


А я очарован никогда не был. Я голосовал за отрешение Ельцина от должности на десятом съезде народных депутатов, за что в прокуратуре была попытка возбуждения против меня уголовного дела. Но затем решили попытку прекратить за отсутствием состава преступления, потому что депутаты действовали по Конституции, они выступили против беззаконной приватизации - не через именные приватизационные счета, а через безымянные ваучеры, которые позволяли оболванить народ. Мне было предложено Починком остаться в Москве, получить должность, работу, только откажись от результатов голосования. Ельцин тогда ехал в Японию, ему нужна была легитимность. Но я послал этого Починка подальше, потому что это в высшей степени беспринципный карьерист. Лучше оставаться верным самому себе, вот быть здесь, со своими учениками, со своими учителями… Помните фильм «Никто не хотел умирать», где Банионис исполнял главную роль? Литва, послевоенная борьба националистов с коммунистами. Баниониса спрашивают: ты с кем? С литовцами или с большевиками? Он говорит: а я со своими бабами - это самая лучшая в мире политика! Вот и я со своими учениками… А служить кому-то там, на полусогнутых перед кем-то ходить, лишь бы в Москве остаться жить – это не по мне.


- Вопрос человеку, государственно мыслящему: что сегодня происходит в стране? Куда это всех нас ведет? Можно ли еще, говоря словами Солженицына, «обустроить Россию», или всё, как никогда, безнадежно?


Я думаю, что у нас пока в конце тоннеля света нет. Пока мы не перейдем на систему прогрессивного налогообложения. Социальное государство у нас только в Конституции декларируется. На самом же деле социального государства нет. Той имущественной социальной дифференциации, которая у нас имеется, ни в какой другой стране нет. Запад, глядя на нас, даже удивляется. Так что ничего хорошего здесь не предвидится. А что касается политической жизни, то у нас еще остатки свободы слова сохранились в центральных печатных изданиях, а на местах все задавлено. В местной печати, если есть хоть какая-то своя мысль, ничего невозможно опубликовать. Ни на телевидении, ни на радио – нигде. Само государство движется по направлению к тоталитаризму. Но если при советской власти тоталитарный режим был все же в интересах трудящихся (что ни говорите, а тогда власть много чего для народа делала), то тоталитарный режим при наличии частной собственности - это тенденция к его фашизации. И у нас такая тенденция, к сожалению, проявилась во времена Ельцина (вспомним расстрел парламента). Черномырдин умную вещь как-то изрек: «Какую партию ни создавай, а все равно КПСС получается». Так вот, «Единая Россия» унаследовала худшие черты КПСС и не унаследовала лучших. Всякая демократия сейчас сворачивается. Выборы во все органы власти проходят, а в победном итоге одно и то же – «Единая Россия». Нет оппозиции. И хотя Медведев и говорит, что это плохо, когда нет оппозиции, тем не менее линия государственная идет на то, чтобы у нас была только одна партия. А когда у власти одна партия, она загнивает еще хуже, чем загнивала КПСС, потому что КПСС хотя бы какая-никакая идеология спасала. Заводами и миллиардами тогда не воровали. А теперь миллиардами перегоняют за границу деньги, чтобы самим под чудовищные проценты тот же миллиард или два кредитов на Западе просить. В то время как наши деньги работают на западную экономику в виде так называемого стабилизационного фонда.
А возьмите нашу политику вступления в ВТО! У меня когда-то состоялся разговор в Конституционном суде с одним нашим видным государственным деятелем. Слушался вопрос по делу КПСС, и вызывали всех членов политбюро в качестве свидетелей. И я торопился с каждым из них поговорить. Так вот один из них в отношении ельцинской и гайдаровской власти так сказал: «Куда эти дураки лезут в мировую экономику?! С чем мы туда придем? С лесом, нефтью, с газом? Больше ни с чем!» И вот мы сейчас в ВТО лезем. Для того чтобы законсервировать нашу страну в качестве сырьевого придатка? Мы же ничего не сможем продать, наша промышленность будет забита полностью, раз таможенные барьеры будут сняты. Если Путин и Медведев добьются принятия в ВТО, наша страна окончательно превратится в аграрно-сырьевой придаток западных стран, это окончательно разорит нашу промышленность. Политика нынешних властей глубоко в этом плане ошибочна!
Что касается депутатов Госдумы, то они далеки от бескорыстности. Депутатам олигархи дадут по миллиону (долларов или рублей), и неугодный закон не пройдет. К сожалению, бывает такое. Ведь за что Ходорковского взяли? Он не желал поделиться. Ведь все время идет перераспределение собственности… Абрамович поделился - и его не трогают. А Ходорковский не поделился, к тому же стал открыто стремиться к подкупу и влиянию на государственную власть через депутатов Госдумы.
Что касается компартии, я состоял в ней до недавнего времени, а сейчас сказал, что приостанавливаю свое в ней пребывание, потому что она пошла по тому же безнравственному пути, по какому пошли другие партии. Депутатские мандаты стали продавать. Теперь я ни в какой партии не состою. Политика - это грязь, это самая грязная вещь на земле, и надо держаться от нее подальше. Политика меня интересует теперь постольку, поскольку я преподаватель социально-политической истории. Практика показала, что коммунистическая идея неосуществима и наибольших успехов добилась европейская социал-демократия. Она путем перераспределения через бюджет средств, изъятых у богатых людей с помощью больших налогов, поддерживает остальные сферы. А наши депутаты Госдумы даже ведут речь о том, что надо регрессивное налогообложение сделать, т.е. богатые люди должны платить меньше чем 13%, чтобы якобы вывести из тени капитал. Да никогда они его не выведут - это же смешно! Что касается нынешних наших руководителей, то политической воли им явно не хватает, и дальше разговоров дела не продвигаются. Чтобы на деле осуществить социализацию, которая предусмотрена в Конституции, нужны политическая воля и решительность. Ну, посадили они Ходорковского, но почему только одного Ходорковского? Ведь тьма воров в стране! Капитал чистыми руками здесь не создавался. Когда-то, когда я был еще Представителем Верховного Совета в Челябинской области, а Шумейко руководителем группы, который координировал деятельность Представителей, на одном из совещаний ему задали вопрос: «Почему Верховный совет не препятствует тому, что приватизация идет путем нарушения закона?» Шумейко ответил на это так: «После ликвидации КПСС Ельцин нуждается в опоре, в классе собственников. А класс собственников чистыми руками не создается». Вот и всё.
Итак, мы, оболваненный, зомбированный народ, имеем то, что имеем. «Каждый народ имеет ту власть, которую заслуживает» - мы получили возможность в полной мере испытать эту истину на себе.

Здравствуй, племя молодое и... знакомое
21.09.2011

"Здесь, что называется, дышит почва и судьба, реализуется кадровая мечта всех авторитарных российских реформаторов — от Петра до Сталина: воспитать инициативных рабов..."

18.09.2011

Смена директора челябинского лицея № 11, уникального для области учреждения – событие общественно значимое и, как показала жизнь, болезненное. Анатолий Гостев – создатель одного из лучших лицеев области, ушел с должности не по своей воле. Сегодня у лицея – новый директор.

Интервью с А.Е.Поповым
11.03.2011
Коллеги о нем отзываются по-разному, например: «Человек неоднозначный, с трудным характером». Ученики запросто, без особой робости заглядывают в кабинет. Сам говорит так: «Бог – всё, что не я».
Хотя из всех людей ближе всех к Богу находится, наверное, поэт. Итак, разрешите представить: Александр Евгеньевич Попов.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".