Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

У наших слуг тоже были слуги

У наших слуг тоже были слуги
ЛЮДМИЛА БАТАЛОВА

Текст: Айвар Валеев


Людмила Баталова когда-то работала репортером в газете «Челябинский рабочий». Девять лет назад уехала в США, там вышла замуж, сейчас она мама двоих прелестных ребятишек – пятилетней Мисти и трехлетнего Шурика. Америка для нас уже давно не «терра инкогнита». И, тем не менее, мне было интересно поговорить с Людой о ее новой жизни. Потому что главное – не страна, а личный опыт.

Мужа Людмилы зовут Дев, он представитель одного из крупнейших народов на Земле – бенгальцев. Можно ли назвать эту семью «средними американцами»? Ведь американцы – только их дети, по праву рождения. Люда и Дев – в процессе получения гражданства. Но они, безусловно, часть современной Америки. У них небольшой семейный бизнес. Семья живет в довольно респектабельном пригороде Атланты, в шикарном по нашим меркам двухэтажном доме, купленном по ипотеке. У обоих супругов хорошие машины. Дома они говорят по-русски, поскольку Дев жил какое-то время в России. Но в целом они вполне интегрированы в американскую жизнь.

Людмила рассказывала про свое житье-бытье, и в какой-то момент я вспомнил про диктофон…

- Твои дети говорят по-русски?

- Они говорят и по-русски, и по-английски. Одно время говорили только по-русски, и это даже стало проблемой. Мы, например, приходим с Мисти к врачу, и я вижу, что она не понимает по-английски. Дети опять же на площадке не понимают ее. Сейчас, напротив, она говорит по-русски мало. У нас интересно: Мисти и Шурик между собой говорят по-английски. И мне отвечают по-английски, хотя я с ними говорю по-русски. Баланс соблюдается. Думаю, если бы я привезла детей сюда, они через два дня бы заговорили по-русски.

- А, кстати, почему ты не привезла ребят в Челябинск?

- Сейчас я вижу, что вполне могла бы это сделать. Просто перестраховалась. Из Америки кажется, что жизнь в России полна опасностей. Теперь вижу, что это не так. Интересно, когда самолет приземлился в Шереметьево, я подумала: «Ра-аша…» И тут же удивилась – почему я подумала по-английски? Шок был в первые минуты. Иду по аэропорту – никто мне не улыбается! Это как в кино – из цветного мира вдруг герой попадает в черно-белый. Первое чувство – я хочу обратно в самолет. Впрочем, длилось оно минуты две.

- А какие чувства вызвал у тебя Челябинск после девяти лет отсутствия?

- С Челябинском была похожая история. В Москве я была два дня, общалась со знакомыми. И одна из них, бывшая челябинка, мне говорит: «Челябинск… Там так депрессивно». Но вот я здесь, и что вижу? Широкие дороги, высокие дома. Здорово! Обычно же приезжаешь в место, где ты родился и жил «когда деревья были большими», и все кажется маленьким. А тут все такое большое! Я была рада. Ну, грязь, правда, и пыль – все это, конечно, бросается в глаза. Но, в общем, мне Челябинск понравился. Причем, раньше мне нравилась Москва, но сейчас мне не захотелось там остаться надолго. Странный город, очень дорогой. У меня один старинный друг, он сейчас депутат Госдумы. Пригласил в ресторан. Перекусили без каких-то излишеств – меня поразил счет: 200 долларов! В Америке это стоило бы 50 долларов, ну, на Манхэттене, может быть, 70 максимум…

А в Челябинске мне все нравится! Не знаю, возможно, потому что это мой родной город. Или потому что я знаю: у меня теперь другая реальность, и я быстро могу в нее вернуться. Если бы мне сказали, что я буду тут жить всю оставшуюся жизнь, тогда бы я, вполне вероятно, на все смотрела бы более критично. И на дороги, которые почти поглотили тротуары. Или вот я узнала про органный зал – просто не поверила сначала, что такое возможно в принципе!..

- Расскажи про Атланту…

- Атланта – хороший город. Относительно дешевые дома. Небольшие налоги. Много места. Безопасно. Теплый климат. Зимы практически нет. И нет грязных производств. Сейчас вот Атланта получает какие-то льготы, и многие голливудские фильмы снимаются здесь. Кстати, в городе Саванна, которая до Атланты была столицей штата Джорджия, проходили съемки «Форреста Гампа». Весомую долю экономики Джорджии составляет современное сельское хозяйство. От нас часа три на машине до Атлантики, пять – до Мексиканского залива, где купальный сезон продолжается с середины марта по середину ноября. Да и еще – все эти разрушительные смерчи и торнадо обходят Атланту стороной.
Этот город по характеру чем-то напоминает Челябинск. Примерно столько же жителей. Крупный город, а в то же время провинциальный. На первый взгляд, там нечем занять свой досуг, но если вникаешь, то видишь много интересного.

- В Атланте ведь довольно большое количество черного населения, так?

- Да, это ведь в прошлом рабовладельческий юг. У афроамериканцев своя субкультура. Они в какой-то степени больше похожи на русских, чем на американцев: стиль одежды, этакая легкая разнузданность. Белые – более чопорные, что ли. И это почти изолированные миры. Хотя многие из афроамериканцев хорошо встроены в социум, это обеспеченные и уважаемые граждане.

- Считается, что афроамериканцы не очень любят работать…

- Мне кажется, тут не столько они виноваты, сколько правительство. Вот существует порог бедности. Если человек имеет доход ниже этой отметки, то он получает бесплатное медобслуживание, фудстемпы (своего рода талоны на бесплатные продукты. – прим. ред.), социальное жилье.

Получается, выгоднее получать от государства 600 долларов пособия и льготы, чем найти работу и работать за полторы тысячи долларов в месяц.

- В других местах США приходилось бывать?

- Да, иногда мы получаем заказы из других штатов. Америка очень разная. Каждый штат не похож на другие. Джорджия – продвинутый. Техас немного деревенский, что ли. В Алабаму заезжаешь, и ты как будто уже и не в Америке. Ощущение, что кризис свирепствует, дороги плохие. Детройт оставил сильное впечатление. Как в фантастических фильмах показывают покинутые города. Едешь на машине практически в центре города и непонятно, живут тут или нет. А через минуту вдруг появляются хорошо одетые люди, шикарные гостиницы, казино. Проезжаешь чуть дальше – и опять запустение. Странный город. Центр американского автомобилестроения. В свое время автокомпании и власти делали ставку на автомобилизацию населения. В итоге Детройт сегодня – это большой город-призрак…

Путешествовали мы в Канаду. Она мне показалась более интеллектуальной страной. Люди там помешаны на экологии. Города, особенно Монреаль, похожи на европейские. Интересно, что когда мы туда собирались, я стала интересоваться, есть ли там мой банк или такая-то сеть универмагов. И поймала себя на таком почти паническом чувстве: этого нет, того нет. Как же там люди-то живут? Раньше смеялась над американцами – куда бы они ни приехали, им нужен американский отель. А теперь вот сама такая стала. Если ты живешь, не выезжая за пределы Америки, то кажется, что ты – в центре мира. Даже в названиях компаний не пишется, к примеру, «всеамериканская». Все – international, все world. Все мировое. В новостях весь мир умещается в две минуты. Остальная жизнь происходит в Америке…

- Как вы с мужем зарабатываете?

- Мы делаем фотоальбомы и видеофильмы о семейных торжествах. На 85 процентов наша клиентура – это, в основном, индийская диаспора. Остальные – русскоязычные американцы. Плюс к тому я работаю три-четыре дня в неделю в центре мануальной терапии маркетологом, офис-менеджером и заодно переводчиком.

- Ваш семейный бизнес – официальный?

- Ты хочешь спросить, платим ли мы налоги? Обязательно! В Америке самый большой грех – не платить налоги. Открыть свое дело очень просто. Через Интернет регистрируешь свой бизнес, платишь 100 долларов секретарю штата (это пошлина), заполняешь бумаги в налоговую (опять же через Интернет), где тебе присваивают номер, по которому платишь налоги. И принимайся за дело.

- У вас есть наемные работники?

- Одно время заказы пошли, и мы решили нанять помощников. Надо сказать, тут было не все гладко. Уж с чем, а с самопрезентацией у американцев все в порядке. Они так о себе расскажут, слушаешь и думаешь, не работник – находка! И вот мы берем человека, едем на очередную свадьбу. Индийская свадьба – это многолюдное торжество, очень красивые декорации, наряды, там необычная драматургия. И вот этот человек стоит и спрашивает нас: «А что мне делать?» Надо ему сказать – пойди туда, сними здесь, вот невеста идет. Коммон сенса («здравого смысла». – прим. ред.) никакого! И он не один такой! Американцы очень исполнительные, но часто без креативити («без творческой жилки». – прим. ред).

- Кто очень креативити, тот, наверное, сразу попадает в Голливуд.

- Кстати, один из наших помощников работает у Спилберга, ну, может, пятая камера, но тем не менее. Другой вариант – свое дело.

У русских людей все наоборот. Креативити хоть отбавляй, а вот с дисциплиной большие проблемы. Но вообще, мне кажется, в России люди в сто раз лучше, но это мало ценится…

- А конкуренцию вы ощущаете?

- Да, конкуренция серьезная. Но тут опять же разница менталитетов. Российский подход – зачем этим заниматься, раз это уже кто-то делает? Американцы рассуждают наоборот: раз это делают, значит, это пользуется спросом и этим есть смысл заниматься!

- Люда, а ты могла бы там заниматься журналистикой?

- А я время от времени пишу для местных русскоязычных изданий. В Атланте есть четыре русскоязычные газеты. В основном, там перепечатки и рекламные статьи. Есть журналы. Один из них – «Русский дом» – редактирует бывший челябинец Лев Рахлис. У него, кстати, в этом году юбилей – 75 лет.

- Я хорошо помню его книги. Лев Рахлис – замечательный детский писатель!.. А вот у нас сейчас больная тема – ЖКХ. Дорого ли вам обходится содержание дома?

- За отопление мы платим 600 долларов в месяц – газ очень дорогой. Правда, нужда в этом возникает лишь два-три месяца в году. А летом платим за кондиционер, то есть за электричество – 300-400 долларов в месяц. Вода – 100 долларов. Вывоз мусора – 20. Домашний телефон и Интернет – 100 долларов. Отдельно платится налог на землю, кажется, 3600 долларов в год.

- А кто занимается обслуживанием дома?

- Никто, все само работает…

- А если, например, проблема с сантехникой?

- Было такое один раз. Вызываешь сантехника, таких фирм – миллион.

- Вы въехали в уже готовое жилье с ремонтом?

- Да, все уже было готово, кухонный уголок, встроенная техника. Мебель, конечно, завезли свою.

- Двора, насколько я понимаю, как такового нет?

- В каждом сабдивижине (это нечто вроде микромикрорайона, несколько домов) есть два бассейна, детская площадка, теннисный корт…

- Твою девочку зовут Мисти, а мальчика – Шурик?

- Ну, это мы в семье так называем. Недавно Мисти узнала, что ее официальное имя – Девика, в переводе с индийского «богиня». А Шурик – Девдуд, что значит «посол бога».

- Немногие, наверное, знают, что население маленькой страны Бангладеш – больше, чем население России!..

- Да, это так. Мы ездили в Бангледеш, жили там четыре месяца. Мой муж – восьмой ребенок в семье. У него три сестры и четыре брата, двое из которых живут в Индии, один брат – в Санкт-Петербурге. Их семья принадлежит ко второй по значимости варне в индуистском обществе. Вообще, Бангладеш – мусульманская страна, индусы там в меньшинстве. Когда-то эта страна была частью Индии, потом частью Пакистана. А в 1971 году в результате войны с Пакистаном возникло новое государство Бангладеш…
Маме Дева – 80 с лишним лет, она, что называется, продвинутая женщина. Во времена ее детства девочки, как правило, не учились. Она же ходила в школу, даже получала стипендию английской королевы. Потом закончила университет…
Бангладеш – очень бедная страна. Семья моего мужа считается там богатой. У нас были слуги, шофер, повар…

- Слуги???

- Там вообще очень интересно. Если человек чуть-чуть приподнимается над нищетой, то у него тут же появляется слуга. У наших слуг, например, тоже были слуги.

- Ты, наверное, чувствовала себя королевой!

- На самом деле, мне было жутко неловко командовать другими людьми. Проще самой сделать. Но так не принято. Мне даже муж сделал внушение: мы их наняли, это их работа. И потом там быт-то суровый. Даже стиральной машины нет, потому что конкретно в этой деревне не провели электричество. Есть генератор, но никому бы и в голову не пришло тратить электричество на стиральную машину…

У слуг есть какие-то ограничения. Они, например, не должны сидеть в присутствии господ, не должны носить в доме обувь, не могут сидеть с нами за одним столом…
Но мы с ними общались больше, чем как со слугами. И они решили, что если мы такие мягкие, значит мы, грубо говоря, «лопухи». Ночной охранник, к примеру, должен был приходить в 12 ночи. А он расслабился, пришел сначала в два ночи, а потом и вовсе в пять утра. И вот за халатность мы его выгнали.

- Вполне логично…

- В принципе, он нам и не нужен был. Но так как вся его семья работала у нас, то и ему место нашлось. И вот мы его уволили. Дальше началось кино. Вся его семья обиделась на нас и не вышла на следующий день на работу. Мы остались без повара, уборщиков, прачки. Они, наверное, решили, что мы бросимся им в ноги, будем просить вернуться. Но такого не случилось. А к вечеру уже другие семьи пришли наниматься на работу. Тогда «наши» что-то поняли, спешно вернулись и даже извинились…

В общем, как у Задорнова про Россию: ночью обойдешь вокруг дома, и с тобой больше случится, чем за год жизни в Америке. Я была для местных своеобразным реалити-шоу. Совершенно посторонние люди все время наблюдали за мной через окна и двери. Чуть ли не в туалет меня сопровождали. А если ты закроешь двери, то это – верх бестактности. Или вот, например, водитель утопил в карьере нашу машину. Точнее не он – дал кому-то покататься, а машина там, даже такая допотопная, стоит, наверное, дороже, чем дом…
Но вообще, бангладешцы очень работящие люди, мне понравились. Очень бедные и жизнь у них очень тяжелая. Но они счастливы! А в Америке люди сытые и все время жалуются: налоги большие, правительство плохое…

 

Источник: mediazavod.ru

Рецензия на книгу
23.07.2015

«Судный день» начинается с описания собственной смерти. Точнее, того, что происходит на следующий день. Довольно жесткая, но абсолютно искренняя для Попова метафора. В сущности, конец света для него тогда и состоялся, но жизнь-то продолжается – как абсурд.

Интервью с Владимиром Хомяковым
16.12.2012

"Вся история с провинциальными органными залами в Челябинске, Нижнем Новгороде, Кирове, Красноярске, Иркутске, которые расположены в бывших церковных помещениях и соответственно должны быть «освобождены» от органов, идет в абсолютно противоположном направлении с тем, что делается в столицах, где настоящий органный бум".

12.11.2012

Самый загадочный сюжет минувшей недели – настоящий разнос, который учинил зампред комитета по образованию Госдумы Владимир Бурматов Челябинскому государственному университету. По мнению депутата, ЧелГУ, давно позиционирующий себя вузом максимально доступным для студентов с ограниченными возможностями, в действительности таковым не является.

Интервью с Евгенией Чириковой, лидером движения «В защиту Химкинского леса»
28.11.2011

"Свою задачу я сейчас вижу шире, чем сохранение Химкинского леса. Я пытаюсь вдохновлять людей. Чтобы они защищали себя, свои права. Чем больше будет таких людей, тем лучше будет наша жизнь. Чем больше будет людей, которые что-то делают бескорыстно, тем более человечная атмосфера будет в стране".

Интервью с директором московского Института книги и известным литературным критиком Александром Гавриловым
1.05.2011
"...мы видим, что книга вообще теряет некоторым образом свою отдельность. Мы переходим к единому информационному потоку, облаку, которое окружает человечество, и откуда мы черпаем информацию..."

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".