Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

«У каждого человека должна быть своя звезда…»

«У каждого человека должна быть своя звезда…»
КАБИР ЯМИЛОВ
Музыкант, педагог, создатель Музея музыкальных инструментов и этнографии
Текст: Илона Устьянцева

– Кабир Александрович, ваша коллекция инструментов, наверное, никого не оставит равнодушным. Расскажите, с чего она начиналась.

– Коллекция появлялась спонтанно. Когда-то я был дирижером оркестра русских народных инструментов и руководителем детского фольклорного ансамбля «Уральский сувенир» при Дворце культуры ЧТЗ, мы выезжали на конкурсы, фестивали. В знак благодарности восторженные слушатели дарили нам музыкальные инструменты в надежде, что они обретут новую жизнь. Это были не только традиционные, но и редкие экземпляры. Так постепенно складывалась коллекция и зарождалась мысль о возможности создания музея. Вообще, стремлению создать музей необычных музыкальных инструментов способствовало и то обстоятельство, что зачастую для разнообразия тембрового звучания ансамбля не хватало, как мне казалось, национального колорита, – и со временем я начал делать инструменты по книге: бочок с горохом, пастуший хлыст или бич-хлопушка, рубель, колотушка-сторожевик. У нас в ходу даже были косы, пилы… 

– Косы и пилы  – как средства извлечения музыки? 

– Ну да! Изначально  меня вдохновил своим примером артист цирка Каримов. Он показал мне цирковые движения с ложками, с которыми у него был свой великолепный номер. Я сам пробовал работать с ними, полагаясь исключительно на собственную интуицию. В ансамбле мы учились этому все вместе, и в результате у нас даже возникла школа приемов игры на ложках.

Везде, где мы бывали с концертами, я всегда ходил по комиссионным магазинам, искал музыкальные фабрики, знакомился с людьми, которые на заказ делают инструменты, бывал у мастеров дома. Потом все эти инструменты мы использовали в детских фольклорных ансамблях.

– И как с «раритетами» обходились дети? Такие инструменты доверяли им?

– Конечно. Дети начинали с ложек и параллельно обучались игре на домрах, балалайках и т.д. Потихонечку осваивали народное пение. Пели казачьи песни, обрядовые, хороводные.

– Наверное, ансамбль, с его экзотическими инструментами, был уникальным явлением не только для Челябинска?

– В то время – да, особенно. Это один из первых ансамблей ложкарей в Челябинской области, детище специально разработанной авторской программы. Была такая экспериментальная площадка, которая объединила две начальные школы, и мне предложили вести предмет «Народное творчество». Уникальность этого проекта заключалась в том, что дети, прежде не владевшие инструментами, дети самого разного возраста, начинали играть. И не просто играли, а параллельно развивали фантазию. Скажем, я просил изобразить с помощью музыкальных инструментов ночную деревню, путешествие на поезде, мы даже летали в космос, спасая терпящие бедствие космические корабли. Дети моментально включались в процесс.

– И каждый урок был посвящен какой-то теме?

Совершенно верно. Вот приходят они впервые, а я им: «Сегодня будем путешествовать на поезде!» Вот поезд едет – тут же изображаем на инструментах. Остановка, на остановке дождь, молния, гром!.. И детям всё это очень нравилось. Вообще, по жизни я люблю импровизировать с инструментами. Одно время писал музыку для своих учеников – когда работал в музыкальной школе. Там, если возникали проблемы (например, большой пальчик у ребенка не работает, и т.д.), я придумывал для них соответствующие этюды, музыкальные картинки. Подписывал другой фамилией и вводил в обиход.

– А кроме игры были и «серьезные» занятия?

– Вместо двух-трех раз в неделю я занимался с детьми ежедневно. По разработанной мной программе дети проходили комплексное обучение: сольное, ансамблевое исполнительство, импровизация, подбор на слух, чтение с листа и владение несколькими музыкальными инструментами. По окончании курса участник ансамбля мог поступить в музыкальное училище и продолжать играть уже в оркестре. Коллектив был участником фестиваля в Москве на ВДНХ, где представлял культуру Южного Урала, а также на музыкальных фестивалях в Самарканде, Ташкенте, Саратове, Харькове и городах Челябинской области. Наш ансамбль приглашали во Францию, Америку.

– На сколько лет была рассчитана программа?

– Занимались 7 лет, как в музыкальной школе.

– Принимали всех желающих?

– Именно желающих. Я брал детей, которые хотели заниматься. Бывает, что ребенок очень талантлив, но заниматься не хочет. А у меня первый принцип, чтобы ребенок хотел заниматься. В любом деле 99% это труд, и только 1%  – талант. Вот мы и приглашали тех, кто хотел. А остальное  – дело педагога. Если ребенок даже не поющий,то путем собственного упорного труда, при располагающей обстановке и продуманной программе, он начинал петь, играть на инструментах.

 – Развитие трудовых навыков посредством музыки?

 – Совершенно верно. Ведь страшно, когда ребенок не умеет работать. Раньше в семье он всегда был занят, помогал по хозяйству, чистил снег, ухаживал за скотиной. Сейчас этого ничего нет. Ребенок проснулся, и всё уже готовое перед ним  – телевизор включил, компьютер есть. А работать не научили! Такой ребенок приходит на занятие и через 10 минут уже отвлекается. Поэтому сам я все время экспериментирую, постоянно ищу какие-то формы, пытаюсь что-то изменить, и – мурашки бегут по коже, когда понимаю, что сделал что-то необычное, нестандартное – заинтересовал ребенка. Мне часто задают вопрос: кто вы? То ли народник, то ли духовик, то ли струнник, то ли ударник? А я психолог, педагог, а прежде всего – музыкант. Я пытаюсь всеми доступными мне средствами донести материал, всякий раз изобретая новые способы в зависимости от слушателей. Психологи, посещавшие мои лекции, говорят, что мои занятия носят форму музыкальной терапии. Инструменты в моих руках воспринимаются как предмет положительного воздействия. Порой приходит ребенок и всё не слушает – крутится, вертится, а я беру инструмент и начинаю играть. И его внимание потихоньку концентрируется. Или понижаю голос до шепота, так что становится слышен лишь мой голос – голос рассказчика.

– В вашем педагогическом обиходе есть легенды, предания?

– Конечно, без них нельзя. Материал лучше воспринимается, если исторические факты преподнести в образах. У меня припасены истории возникновения инструментов из сказочных былин, легенд, народных поверий. И про жалейку, и про рожок, балалайку, гусли. Я работаю с аудиторией как дирижер с оркестром. То рассказываю сам, то вступаю в диалог, то предлагаю принять участие в демонстрации музыкального инструмента. Желающих хоть отбавляй. Особенно не обойтись без сказки в аудитории дошкольного  возраста. Для маленьких деток и кукушка кукует, и корова мычит, и дождь шумит, и петух кукарекает.

Какова судьба «Уральского сувенира»?

– Ансамблю было около 30 лет, когда его не стало. Жизнь внесла свои коррективы – и он просто оказался никому не нужен. И однако, для  некоторых участников ансамбль сыграл роль стартовой площадки в деле получения дальнейшего музыкального образования, для других остался на уровне «бардовского увлечения». Они получили свою долю духовного воспитания, интересного детства, общения со сверстниками.

– Завод ЧТЗ не поддержал свой коллектив? Ведь это же почетно для любого завода!

– Именно. Такого музея с такими музыкальными коллективами больше нет в России. Он – уникальный! ЧТЗ всегда ассоциировался с музеем, с ансамблем «Уральский сувенир». По сути, мы делали заводу рекламу на всю страну. Кроме того, проводили уникальные тематические выставки в залах Дворца ЧТЗ, готовили экспозиции, проводили национальные праздники,показывали обряды, находили народные коллективы, приглашали их сюда. Возродили праздник «Новоруссие», когда-то традиционный на Урале. Ежегодно с оркестром проводили Андреевские вечера, в знак уважения к Василию Васильевичу Андрееву – человеку, который возродил наше национальное искусство. Играли классическую музыку, музыку разных народов. У нас были свои слушатели, очень благодарная публика. Наших концертов ждали с нетерпением – все мероприятия были значимыми событиями в культурной жизни города.

Теперь этого нет, но я не теряю надежду, что все это еще возродится. Люди, которые стоят у руля, должны понимать, как важно поддерживать национальную культуру. Ведь сам завод даже во время войны находил средства поддерживать  духовой оркестр! Тогда директор завода лично привозил музыкальные инструменты из Москвы, Ленинграда. Вот это пример для подражания!

– Думаете, этот пример может вдохновить нынешних руководителей?

Я бы сказал, что другие народы чтут и всячески культивируют свое национальное достояние – то, что составляет их самобытность. А нам остается только надеяться. Вообще, все зависит от духовной культуры человека. От его веры в Россию, свое государство.И в царские времена были театры, которые закрывались. Но находились люди, которые их финансировали, – меценаты. В Европе и сегодня открываются филармонии, оперные театры – там понимают, как это важно. У нас же мы наблюдаем культ легкой музыки, европейской шелухи, которая там уже не нужна, а мы с телячьим восторгом перевариваем. Потому я и веду выставки. Они для меня как цель, или путеводная звезда, что меня всегда поддерживает. У каждого человека должна быть своя звезда, к которой он должен постоянно стремиться.

– Вы продолжаете свою творческую деятельность уже за пределами Челябинска?

Я провожу шоу-программы, выезжаю с выставками, научился их ярко оформлять, каждый раз приспосабливаясь к разным помещениям, в предельно сжатые сроки. Где-то тяжело приходится, но когда слышишь слова благодарности – это окрыляет.За 5 лет передвижной фонд музея выставлялся в 55 городах и поселках РФ. В рамках нашего проекта «Во имя света на Земле» мы совершили выставочные туры в Свердловскую, Курганскую, Челябинскую области, Республику Башкортостан, Пермский край и т.д.

– Но для вас предпочтительнее, чтобы выставка была стационарная? Возить инструменты туда-сюда накладно…

– И то и другое должно быть. Если есть фонды, которые позволяют выставку вывозить, то  надо это делать. Да и коллекции тогда живут. Но, к сожалению, многие экспонаты не выездные, сказываются перепады температур, – инструменты деформируются, кожа не выдерживает, трескается.

– Кроме инструментов, что еще вывозите?

– Еще костюмы и предметы обихода казачества: паласы, занавески, обувь. Есть копии головных уборов: кокошники с бисером, будёновский шлем 1933 года, китайские шляпы, индийские головные уборы. В конце программы мы наряжаем детей – они просто в восторге, их уже не оторвать! Они готовы еще час там пробыть, а потом… уже другими глазами смотрят на инструменты.

– Сколько лет самому старшему инструменту в вашей коллекции?

– Больше ста лет. Есть инструменты, которых в России всего несколько штук. Есть неаполитанские мандолины, американская мандолина очень хорошего качества. Есть афганский рубок, редчайший старинный инструмент. Старинная флейта из черного дерева, русские свирели. Есть белый баян – авторская работа. О каждой вещи есть информация, какой мастер сделал, когда, каким образом инструмент попал в коллекцию, – полное описание экспоната.

– Вы много путешествуете. В других городах Уральского региона более трепетное отношение к культуре, народным традициям?

– Везде по-разному. Я могу сравнить с коллективами в Башкортостане, Свердловской области, Пермском крае. Там – лучше. Даже в Курганской области – лучше! Слава Богу, есть города, где всё это нужно. В Екатеринбурге частные коллекции поддерживаются, для них выделяются помещения. Я смотрю с такой завистью, как в Европе преподносят экспонаты. Любую небольшую вещицу преподнесут как шедевр, так уж оформят ее! А у нас приезжает человек в Челябинск, и куда ему пойти? Не так уж и много культурных мест в городе  – тех же музеев. И это в миллионнике! Но надо же хотя бы для туристов создавать условия, заинтересовывать их.

– Если помечтать о стационарной выставке, какого рода помещение понадобилось бы, чтобы всё расположилось на своих местах?

– Если мечтать, то это стационарный музей с выставочными залами и концертным залом.

– Какое будущее у ваших коллекций и «музея-на-колесах»?

– Конечно, в перспективе коллекция должна быть подарена городу. Но челябинские музеи переполнены, им самим негде показать свои сокровища. Поражает то, что закрыли геологический музей. И это на Урале! Вместо того чтобы закрывать музеи, нужно работать, придумывать новые формы подачи экспонатов, чтобы было интересно современной аудитории. Работник любого музея должен быть немного актером, должен уметь проводить интересные экскурсии. Я сам стремлюсь именно к этому, и мне очень приятно, когда меня сравнивают с актером. У меня в полном смысле слова – театр одного актера.

 

Самые необычные имена, которые давали детям в СССР
21.09.2012

Саши, Сани и Шурики были и будут всегда. По статистике в России во все времена, не исключая и советские, мальчиков чаще всего называли и называют Александрами. Но после событий 1917 года в обиход вошли имена, которые в святцах никак не найти.

Аркадий Малер - о переименовании улиц
4.07.2012

"Памятник - это моральная оценка, это символ того, что данный человек является для нас ориентиром в чем-то очень важном и мы должны быть ему благодарны. И если государство сохраняет какой-то памятник, значит, оно признает эту моральную оценку".

Отрывок из книги «Домашние средства аюрведы»
2.07.2012

Аюрведическая традиция включает в себя знания о том, какая пища подходит для конкретного человека, как правильно готовить пищу, каких сочетаний пищи следует избегать, какие привычки питания нужно вырабатывать и от каких желательно избавляться.

Краткое введение в аюрведическую и йогическую традиции питания
24.04.2012

Соблюдать все рекомендации по йогически-аюрведическому питанию трудно: их много, они порой выглядят необычно и к ним надо привыкнуть. Но хотя бы часть правил можно сделать основой своего режима питания, а часть рецептов - добавить в свою личную поваренную книгу.

24.02.2012

Народ, живущий у подножия горы Имбабуро, сумел преодолеть многие испытания: кровавую войну с инками, испанскую колонизацию и разрушительное землетрясение 1868 года. Теперь индейцы отавалос не только живут и здравствуют, но и задают тон на мировом рынке моды.

О происхождении, облике, месте жительства и т. д.
30.12.2011

Согласно одной из версий, “прапрадедом” современного русского Деда Мороза был герой русских народных сказок Морозко или Мороз красный нос, хозяин погоды, зимы и мороза. Изначально его называли Дедом Трескуном и представляли маленьким старичком с длинной бородой и суровым, как русские морозы, нравом.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".