Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Школьнику непонятно, зачем он это должен рисовать, и почему ему ставят оценки"

Арт-терапевт Елена Макарова: "Взрослые очень любят разные шаблоны и советы. Я теперь работаю больше со взрослыми. Тогда дома, со своими детьми, они занимаются иначе. Это очень важно, так как они уже споткнулись и решили, что они ничего не умеют. Но ведь ясно, что они умеют нарисовать точку и линию – а значит, они умеют все. Потому что нет других элементов, из которых сложен рисунок".
ЕЛЕНА МАКАРОВА
Арт-терапевт, художник, преподаватель
Текст: Мария Русакова

Известный арт-терапевт, художник, писатель и преподаватель Елена Макарова живет в Израиле, преподает в Милане, а ее онлайн-курс проходят люди со всего мира. Нам удалось поговорить с ней в Москве, куда она приехала на презентацию своей трилогии «Как вылепить отфыркивание», переизданной в издательстве «Самокат».

— Арт-терапия сегодня очень популярна, однако существуют разные мнения относительно того, что же это такое. Это возможность для человека выражать себя при помощи искусства или именно терапия, включающая в себя анализ его работ?

— Искусство выявляет состояние души. Терапия искусством своим воздействием на иррациональное помогает справляться с теми глубинными явлениями, которые не формулируются в словах. Невыразимые состояния находят разрешение в красках и формах. Искусствотерапия помогает принимать жизнь такой, какой она есть, и, при этом, не терять себя. Творчество высвобождает из-под спуда не только грусть и печаль, она дает выход радости. Радости бытия, радости быть тем, кто ты есть.

Искусствотерапия - не психотерапия. Здесь не происходит обсуждения в группах. На сеансах один на один этого тоже не происходит. Искусствотерапевт дает задание - пациент его выполняет. Довольно скучно звучит. Но это так. Процесс выполнения задания открывает обоим что-то. Пациент уходит с занятия в разных состояниях - счастливый, задумчивый, довольный, недовольный...

Искусствотерапевт не торопится с выводами. Не бежит к психоаналитику за советом, заметив в рисунке признаки душевного нездоровья. Он думает над тем, дать ли в следующий раз такое задание, которое еще ярче может выявить неполадки, или, напротив, перейти к чему-то, что уведет в сторону от центральной проблемы.

В Миланском лицее, где я преподаю, дипломированные художники изучают психологию и теорию искусствотерапии. Без понимания природы человека и творчества как такового терапией заниматься сложно. В процессе занятий выявляются разные проблемы. Скажем, боязнь чистого листа или боязнь перспективы. В зависимости от этого и придумываются задания.

Например, нарисовать фон и передать его соседу, который на этом фоне нарисует свою картину. Фон – это некое однородное пространство, помогающее, а не мешающее. Тем не менее, тяга к самовыражению неодолима, и вместо спокойного фона сосед получает экспрессионистскую картину. Что делать в таком загруженном пространстве? Думающих о соседях я бы отнесла к категории терапевтов, не думающих – к художникам. Любое задание выявляет характеры тех людей, которые перед вами находятся.

— Как же арт-терапия помогает справляться с проблемами?

— Следующий этап этого задания, о котором мы говорили – посмотреть, что второй человек нарисовал на этом фоне. Девушке, у которой была боязнь чистого листа, спокойный фон оказал поддержку. И она создала на нем великолепную композицию. Впоследствии выяснилось, что у нее умирала мама, и ей нужна была моральная поддержка, тот самый фон, который спасает от одиночества – страха чистого листа.

Другая девушка боялась рисовать перспективу. Выяснилось, что ее возлюбленный ездил на мотоцикле, и она постоянно видела, как он с него падает и разбивается. Страшное будущее мерещилось ей в перспективе. Счастливая любовь – и страшная тревога – перспектива лишиться счастья.

Это вообще очень серьезная проблема многих людей – они боятся смотреть вперед. Искусствотерапевт имеет дело с настоящим, но в этом настоящем есть предисловие и послесловие. Поэтому мне нужно вернуть ее в обратную перспективу, туда, где у нее еще не было того счастья, которое она теперь так боится потерять.

Все эти вещи связаны не только с психологией, но и с историей социума. Например, в революционный период и у нас, и в Европе (1916-1922 годы) развивалось абстрактное искусство, где нет и разговора о перспективе; в предметном же искусстве часто использовался прием обратной перспективы. Люди боялись смотреть в будущее.

Конечно, это здорово, если человек приходит в мастерскую и получает удовольствие от творчества. Но все-таки многим нужна специальная помощь. Им недостаточно просто что-то слепить и уйти довольными.

— Кто ваши учителя?

— Иоганнес Иттен, Пауль Клее и Василий Кандинский. Они изменили мое представление не только о самом искусстве, но о том, как его преподавать. Когда изучаешь систему какого-то определенного человека, ты, по сути, с ним работаешь. Для меня эта система – Баухауз.

Своим главным учителем я считаю художницу и педагога Фридл Дикер-Брандейс. Она училась в Баухаузе у Иттена, Клее и Кандинского. В концлагере Терезин она занималась с детьми рисованием. Пять тысяч детских рисунков, сохранившиеся после гибели Фридл и ее учеников в Освенциме, говорят о том, что в любой ситуации человек может оставаться творцом, что и в тюрьме можно поддерживать свободный дух.

В 1943 году она прочла воспитателям в гетто лекцию «Детский рисунок». Эта лекция сохранилась. Для меня это базовый источник не только для практических занятий. Вдохновляет сам подход Фридл к жизни и искусству. Многие упражнения она позаимствовала у Иттена. Она не только училась у него, но и преподавала в Баухаузе его вводный курс. Кстати, он опубликован на русском языке. "Искусство формы. Мой форкурс в Баухаузе и других школах". http://www.twirpx.com/file/29044/ Есть по-русски и его книга о теории цвета.

Если это будут читать сегодняшние преподаватели ИЗО, им это поможет, так как сегодня вся область находится в тупике. Школьнику непонятно, зачем он это должен рисовать, и почему ему ставят оценки. Мы с вами все это с ужасом вспоминаем, а дети так живут и сегодня.

— Получается, что арт-терапия «показана» всем – «особым» людям и самым обычным, детям, взрослым.

— Да. Но есть еще один момент. Взрослые очень любят разные шаблоны и советы. Я теперь работаю больше со взрослыми. Тогда дома, со своими детьми, они занимаются иначе. Это очень важно, так как они уже споткнулись и решили, что они ничего не умеют. Но ведь ясно, что они умеют нарисовать точку и линию – а значит, они умеют все. Потому что нет других элементов, из которых сложен рисунок.

— Вы говорите, что взрослых губит их стремление все оценивать…

— Можно сказать и так. На онлайн семинарах мы пытаемся от этого избавляться. Например, как оценить правильно ли ты изобразил танец? Мы начинаем с танцев под музыку, «танцуем» углем на бумаге. 150 людей – 150 разных танцев под одну и ту же мелодию. У одних на рисунке кардиограмма работы сердца, у других – объемные фигуры… Все участники «ходят» друг к другу в гости – для этого существуют дневники, где каждый выставляет свои работы, - и смотрят на рисунки. Первое ощущение – дикое счастье, что это никак нельзя оценить.

— На презентации своей книги вы говорили, что основная проблема сегодня – это страх…

— Наша культура зиждется на страдании и терпении. Само слово «счастье» звучит как-то неприлично. Оно – для гламурных журналов, это там пишут, как быть счастливым. Вообще это считается дурным тоном. Страдать, волноваться, тревожиться – это нормально. Взять хотя бы фразу речи «Я боюсь что….» («у меня это не получится», например). Большинство объявлений начинаются с «не»: «не стоять», «не облокачиваться»…

Как-то мы с сыном решили станцевать вальс в метро. На переходе с «Площади Революции». Такое у нас было настроение. Просто так. В Нью-Йорке это было бы воспринято нормально, кто-то бы прошел мимо, кто-то бы улыбнулся, кто-то бы и станцевал. Здесь от нас поначалу все шарахались. Но мы не сдались, и продолжали себе танцевать в надежде сорвать хоть одну улыбку, хоть один благорасположенный взгляд. И сорвали. Сначала нам улыбнулась девушка, потом еще кто-то. Если не относиться предвзято, всегда что-то хорошее выйдет.

Конечно, здесь (в России) есть ощущение повышенной тревожности, скованности, какого-то малокровия. Психофизическое состояние усталости. В Израиле отношение к жизни другое. Живешь как на вулкане, но расслабленно.

Когда была война в Заливе, мы все должны были надевать противогазы, детям нельзя было ходить в школу. По телевизору демонстрировали показ мод – роскошные девушки дефилировали по помосту с противогазами, раскрашенными под цвет одежды. Смешно. Во время газовых атак мы с мужем пили вино из шланга противогаза, играли с детьми в слонов. Чувство юмора – великолепная защита.

— Основной вопрос родителей – что сделать, чтобы дети хотели и любили рисовать? И как давать технические советы, чтобы при этом не «забить» творчество ребенка?

— Нужно самим начать заниматься. Привести себя в творческое состояние. Это подымает дух. В нетворческом состоянии учить невозможно. Да и жить намного сложней.

Источник: chaskor.ru

Вокруг

"Я не проверяю логикой ничего. Я просто чувствую. Чувствую, что это вот забрало, и всё – и я берусь. И всё, что у меня есть, профессиональные возможности, личные качества, я вкладываю в этот процесс, чтобы максимально точно передать то, что меня взволновало".

Первоначально занятия Елены были предназначены для детей, но уже в ходе первого семинара ее ожидал сюрприз. Мамы из средства донесения до детей «послания свободы» превратились в цель! Дети, конечно, загораются от мам — в большей или меньшей степени, — но зато сами мамы горят на всю катушку.

В круге

Поэт, как следопыт, как охотник, необъяснимо для себя, интуитивно находит единственно возможную для данного случая мелодию, единственно возможную поэтическую интонацию — и опирается при этом на всю мировую поэзию, как будто включает вилку в розетку, подключается к электрической цепи, по который идет ток высокого напряжения.

Обращение Елены Макаровой к участникам семинара "Искусство и саморазвитие" - это глубокие и искренние размышления о самом насущном для любого родителя - о том, как правильно ввести своего ребенка во взрослую жизнь, что для этого сделать. И оказывается, что ответ будет столь же простым, сколь и мучительным: начать с себя, изменить себя.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".