Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Искусство исцеляет, но для этого нужно стать творцом

Искусство исцеляет, но для этого нужно стать творцом
ЕЛЕНА МАКАРОВА
Арт-терапевт, художник, преподаватель
Текст: Сергей Макаров

 

Елена Макарова — писательница, педагог и искусствотерапевт. В этих сухих словах спрятана суть, начинка, живая личность, — уникальная комбинация качеств творца и учителя. Причем учителя, который не заставляет, не поучает, а вдохновляет. Творчеству нельзя научить — это свободный процесс, можно только создать условия, подтолкнуть, особенно если речь идет о детях.

Когда творческие импульсы глушатся равнодушными взрослыми, ребенок замыкается в себе, теряет ощущение полета. Отсюда аутизм, страхи, агрессия и другие наболевшие особенности детского развития. Если удается вовлечь человека в творческий процесс, многие психологические барьеры исчезают — и у детей, и у родителей. Оказывается, творчество и свобода — незаменимые компоненты здоровой личности.

 

Баухауз — освобождение через ритм и линию

Деятельность Макаровой-педагога тесно связана с системой школы Баухауза (1919—1933), ее педагогами И. Иттеном, В. Кандинским, П. Клее и другими. Изучением жизни и творчества одной из выпускниц Баухауза, художницы Фридл Дикер-Брандейс, Елена Макарова занималась многие годы.

«Занятия искусством не призваны сделать всех художниками, — писала Фридл Дикер. — Их задача — освободить такие источники энергии, как творчество и самостоятельность, пробудить фантазию, усилить способности к наблюдению и оценке действительности».

Что же касается заданий, которые даются на занятиях и семинарах, то и тут у Макаровой все начинается с Фридл, точнее, с баухаузовского «Вводного курса», который И. Иттен впервые провел в 1919 году. Фридл вела этот курс для новичков в 1920-м, будучи студенткой. Позднее она занималась по этой же методике с детьми и взрослыми в Вене и Праге, а затем — в концлагере Терезин с конца 1942-го и до октября 1944-го, когда она была убита в Освенциме. Остались ее искусство, письма и 5 тыс. рисунков ее терезинских учеников. Кроме этого, сохранился конспект лекции «О детском рисунке», подготовленной ею для учительского семинара в Терезинском концлагере летом 1943 года.

В этой методике важную роль играют так называемые освобождающие упражнения школы Баухауза. Они напоминают рисунки маленьких детей, примерно 2—3 лет. Это сходство не случайно: элементарные формы и траектории линии в пространстве — основа изобразительного творчества. Об этом писали трактаты Кандинский, Иттен и Клее.

С этого все и начинается. Ритм, музыка, движения, образующие формы в пространстве. Ведь и при подготовке музыкантов играются «бессмысленные» упражнения для рук и пальцев (или губ, если это духовой инструмент) — когда их движение наиболее естественно и свободно и еще не стеснено замыслом композитора.

На этой стадии музыка и линия едины, ведь они связаны между собой общим ритмом. В этой стихии живет ребенок. Взрослые, которых оттуда вытащили за шкирку, на семинаре Макаровой возвращаются на круги своя, чтобы потом свободно развиваться творчески. Они видят воочию, как легко обретает линия объем и пластичность, как легко отлепляются от плоскости листа спирали и окружности (а потом луны, деревья и целые картины), как просто и интересно создать объем и перевести рисунок в скульптуру. И еще одна немаловажная деталь: взрослые начинают любить искусство и показывать детям стоящие картины, а не всякую ерунду, теперь они ходят в музеи с детьми и постигают с ними вместе то, что до недавнего времени казалось непостижимым.

Елена Макарова своим студентам:

«А я сегодня думала: наверное, радуется душа Фридл. Вот ведь чудо — после стольких лет забвения, после такой кошмарной ее гибели мы сидим в разных странах и учимся дышать вместе с линией, для меня это настолько значительное событие, вы даже себе не представляете».

 

А как это бывает…

Начать с того, что большинство родителей, а тем более бабушек и дедушек, были воспитаны вне искусства и в отрицании смысла искусства для воспитания, в особенности маленьких детей. А если уж брались за эту задачу, то получалась одна тоска — что в детском саду, что в школе.

Не в силах понять и почувствовать, что такое детское творчество и творящий ребенок, — это слишком сложно и непонятно для зашоренного взрослого, — работники образования придумывали «развивающие техники», направленные на то, чтобы «развивать пространственное воображение», «осваивать предметную среду» и т.п.

В детском саду до сих пор заставляют раскрашивать грибочки и кошечек или вырезать их из цветной бумаги и приклеивать на лист. Детский рисунок считается бессмысленным, если взрослый его не понимает. Признаются только те рисунки, на которых «что-то» изображено, причем что-то «нормальное»: домик, деревья, мальчик, собачка. Лепка вообще считается лишь подсобным средством по развитию мелкой моторики.

Беда в том, что взрослые никак не могут уразуметь, что ребенок (как и взрослый, если он открыт) может свободно погрузиться в стихию искусства и овладеть его языком. Искусство для него (как и для взрослого художника) не инструмент, а средство выражения себя и своего отношения к миру. Соотнесение изображения с изображаемым его, по сути дела, не интересует.

Но, почувствовав взрослый «заказ», ребенок может выдавать домики и собачек, так что взрослый может их узнать и умилиться. Без самостоятельного постижения языка искусства дети ломаются, и чаще всего это начало конца их романа с искусством. Но некоторые — их становится больше! — став родителями, понимают, что их сломали и что нужно вернуться к творческой деятельности, дабы не повторить ошибку своих родителей и педагогов.

Первоначально занятия Елены были предназначены для детей, но уже в ходе первого семинара ее ожидал сюрприз. Мамы из средства донесения до детей «послания свободы» превратились в цель! Дети, конечно, загораются от мам — в большей или меньшей степени, — но зато сами мамы горят на всю катушку.

 

Искусствотерапия: не дирижируйте!

Елена Макарова работает в области искусствотерапии и преподавания искусства вот уже 30 лет, причем размеры ее аудитории все время растут. Начав свою деятельность с Центра эстетического воспитания в городе Химки, она несколько лет путешествовала по московским клубам и подвалам, а затем семь лет работала с детьми в Израильском музее в Иерусалиме. Сегодня тысячи родителей, в подавляющем большинстве мамы, познакомились с ее книгами «Как вылепить отфыркивание», «Цаца заморская» и другими.

Если считать, что педагогика — наполовину наука и наполовину искусство, то Макарова, несомненно, педагог от искусства. Природная интуиция и фантазия, знания и опыт в искусстве плюс нравственный императив помочь ребенку, плюс то, что есть в педагоге от менеджера, — умение зажигать и вести — все это привело ее в стан «педагогов-врачевателей», к которым относились Фридл Дикер-Брандейс, Франц Чижек, Пауль Клее, Иоханнес Иттен, Эдит Крамер и другие.

На своем учительском пути Елена встретила как недругов — советскую бюрократическую систему и вообще представителей «семейства наукообразных», так и друзей-наставников. Среди последних такие личности, как известный генетик Владимир Павлович Эфроимсон, ее главный критик и наставник, которому 21 ноября этого года исполнилось бы 100 лет, и ученица Фридл Эдит Крамер, художница и всемирно известный искусствотерапевт. Она эмигрировала из Европы в Америку в 1938 году и, собственно, там провела идеи Фридл в жизнь.

Несколько слов об искусствотерапии. Давно известно, что восприятие и занятие искусством может быть поддержкой и помощью в решении душевных и психологических проблем. Однако современная клиническая искусствотерапия родилась только в 1940—1950-х годах. Она позволяет проводить диагностику по рисункам или скульптурам детей, которые не в состоянии описать свои проблемы вербально, а также лечение/реабилитацию больных, прежде всего психических, с помощью специальных техник, включающих элементы психоанализа и психотерапии.

Как искусствотерапевт без специального диплома Лена Макарова работает с детьми вне клиники — с детьми-аутистами, педагогически запущенными, гиперактивными и прочими, жизнь которых отягощена различными травмами. Об этом она пишет в книге «Искусствотерапия, или Как преодолеть страх».

Но вернемся к Макаровой — последовательнице Фридл Дикер. Уже в первой книге Елены о воспитании искусством («Освободите слона», 1985) наметились главные установки, сходные с Фридл: 1) освобождать; 2) не мешать; 3) не диктовать и «не дирижировать вспышками детского озарения»; 4) не требовать «готового результата»; 5) идти от материала, в котором «всё есть» (например, слон сидит в куске пластилина и надо его оттуда вытащить); 6) заниматься с каждым ребенком отдельно, хотя и в группе, и 7) опираться на ритм и музыку.

Характерно, что ни Фридл, ни Елена (в отличие от советских и не советских дидактов) не берутся руководить ребенком. В этом заключена мудрость и принципиальное отличие «освобождающей» педагогики (а может ли быть иная?). Если кто-то воображает, что он управляет чьим-то творческим процессом, то он глубоко заблуждается: либо он управляет лишь своим воображением, либо то, чем он управляет, не является творческим процессом. Душа художника автономна, а вмешательство может только испортить дело, особенно если это касается ребенка, эго которого еще не сформировалось, а соблазн получить похвалу от взрослого велик.

Источник: chaskor.ru

 

Вокруг

"Я не проверяю логикой ничего. Я просто чувствую. Чувствую, что это вот забрало, и всё – и я берусь. И всё, что у меня есть, профессиональные возможности, личные качества, я вкладываю в этот процесс, чтобы максимально точно передать то, что меня взволновало".

В круге

Поэт, как следопыт, как охотник, необъяснимо для себя, интуитивно находит единственно возможную для данного случая мелодию, единственно возможную поэтическую интонацию — и опирается при этом на всю мировую поэзию, как будто включает вилку в розетку, подключается к электрической цепи, по который идет ток высокого напряжения.

Обращение Елены Макаровой к участникам семинара "Искусство и саморазвитие" - это глубокие и искренние размышления о самом насущном для любого родителя - о том, как правильно ввести своего ребенка во взрослую жизнь, что для этого сделать. И оказывается, что ответ будет столь же простым, сколь и мучительным: начать с себя, изменить себя.

— Основной вопрос родителей – что сделать, чтобы дети хотели и любили рисовать? И как давать технические советы, чтобы при этом не «забить» творчество ребенка?
— Нужно самим начать заниматься. Привести себя в творческое состояние. Это подымает дух. В нетворческом состоянии учить невозможно. Да и жить намного сложней.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".