Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Что мы знаем о Туркине?

В редакции газеты "Голос Приуралья"
АЛЕКСАНДР ТУРКИН (1870-1919)
Писатель
Текст: Надежда Лысанова

В 1913 году челябинский почтальон приносил необычные письма частному поверенному Александру Гавриловичу Туркину (1870-1918). На конвертах были яркие итальянские марки. Письма приходили с острова Капри от Максима Горького.

О чем писал он челябинскому писателю – история умалчивает. Письма его Туркин не сохранил. Имеется только одно письмо – оно было напечатано Горьким через копирку. Хранится в архиве М. Горького в Москве.

В 1937 году члены челябинского краеведческого кружка при областном музее пытались разыскать письма самого писателя и письма к нему: делали запрос в архив Института литературы Академии наук СССР. Писем Туркина там не обнаружили. «Ни в фонде журнала «Русское богатство», ни в других фондах и собраниях Архива института автографов Александра Гавриловича, материалов о нем не имеется», – такой ответ дал краеведам исполняющий обязанности ученого секретаря, заведующий архивом О.В. Цехновицер. Не оказалось писем Туркина и в Доме-музее имени В.Г. Короленко. Загадочность Туркина и сегодня до конца не развеяна.

Родился и вырос Александр Гаврилович в Верхнеуфалейском заводе, в семье мелкого конторского служащего (так пишут во многих источниках). В Пермском краеведческом сборнике, который был издан в 1926 году, написано было иначе: «Туркин родился в Архангело-Пашийском заводе Пермского уезда, в семье мастерового». Где все же родился челябинский писатель?

Образование Александр получил церковно-приходское, затем – случайное, кое-какое. Пристрастился к чтению и с жадностью проглатывал книгу за книгой. Стал сочинять. Очень рано начал работать. Сначала был мальчиком на побегушках в заводской конторе. Потом – делопроизводителем, счетоводом (1890-1894). В 1889 году «Екатеринбургская неделя» напечатала его стихотворение «Умерла ты рано». В этой газете с 1890 по 1896 год были напечатаны 38 его рассказов, стихотворений, миниатюр.

Письмо 1892 года (от 24 августа) из Нижнеуфалейского завода, которое было им написано дяде Петру Филипповичу Туркину (1851-1919) в Челябинск, проливает свет на жизнь молодого писателя. Во-первых, он сообщал: «Недавно начал писать новый рассказ: «Из родной старины». Во-вторых, размышлял: «Я с ужасом задал себе вопрос: неужели я, в самом деле, «озаводчился»? После довольно порядочного раздумья я пришел к заключению, что нет. Фуражка, правда, та же, но брюки «на выпуск» и косоворотки не ношу». В-третьих, итожил: «Делопроизводитель, жалованье – 30 р. …Начальству нравлюсь». В-четвертых, признавался: «Товарищей у меня никого нет, в смысле душевном. Есть только сослуживцы…» (отрывок этот из письма часто приводят исследователи). В-пятых, философствовал о своем предназначении: «Если я войду в интересы несовершенной жизни, если я помогу там, сколько смогу, если меня не будут поминать худом, если я, одним словом, не всегда буду жить только личною жизнью – то задача моя исполнена, как задача всякого честного человека». Письмо хранится в Челябинском областном краеведческом музее.

Писатель кропотливо собирал материал для своих будущих книг: «В то же время я наблюдаю за местной жизнью, вхожу в ее интересы, если они полезны, чего же еще, спрашивается? Буду жить, как повелела мне судьба». В Уфалее он общался с разночинцами, провинциальной интеллигенцией. Это повлияло на его жизнь и творчество. А творчеству отдавал все свободное время. Был служащим в Архангело-Пашийском заводе (1894-1897). В 1896 году журнал «Русское богатство» (книга седьмая) опубликовал его «Страничку из прошлого».

Приноровился Александр к охоте и часто бродил с ружьем по шиханам (горам). Оставаясь наедине с природой, любовался ее красотами, а дома делал наброски. «Редко кто так любил уральскую горную природу с ароматом сосновых лесов, журчанием живописных речушек, как Александр Гаврилович», – сообщал о нем его современник, учитель и журналист Василий Климентович Балакин.

Исследовательница творчества А. Туркина З. Ерошкина писала: «Минутами Туркин очень лиричен. Тогда от его страниц веет любовью к природе Урала, к его белым от цвета, душистым черемухам, к стройным соснам, оживляющим серые громады уральских камней, веет осенним холодком, крепкой солнечной зимой». Из скромного, задумчивого верхнеуфалейского мальчика вырос лирический герой своего времени. И потихоньку-помаленьку на первое место в его жизни вышла литература.

В 1900 году, по одним сведениям, Александр Туркин уехал из Уфалейского завода. По другим – он уехал раньше, в 1897 году. Об этом сообщал его двоюродный брат В.П. Туркин в книге «Александр Гаврилович Туркин (из воспоминаний)». Известно, что Александр окончил в 1889 году Челябинское городское училище. В этом же году у него останавливался уральский писатель Г.А. Булычев, ехавший в Москву. Эти факты подтверждают то, что Туркин проживал в Челябинске с 1897 года.

Петр Филиппович Туркин (дядя Александра) работал нотариусом в Челябинске. Он подготовил племянника к сдаче экзаменов на звание частного поверенного при уездном съезде мировых судей. Адвокатурой Александр Туркин занимался непродолжительное время. Его клиентами в основном были бедняки: степняки, обиженные башкиры, забитые атаманами казаки. Потому-то его не жаловали казачья верхушка и именитое купечество. Однако на его выступления в суде приходили не только чиновники по долгу службы и из любопытства, но и жители уездного города. Выступления Туркина были образны, страстны. Но мало кто знал тогда, что частный поверенный еще и писатель. Может быть, знали об этом некоторые городские обыватели, которые почитывали его статьи и рассказы в газетах.

Жил писатель в Челябинске очень скромно, где-то там, за рекой Миасс. Большую часть времени проводил в своей тихой квартирке, украшенной чучелами лосей, орлов, горных коз. Над его рабочим столом висели портреты писателей. За столом он просиживал часами. А охотничья собака все это время лежала терпеливо у его ног. О чем писал Александр Гаврилович? В ту пору, многими было подмечено, он был умен и остр на слово, но город страшил его по-прежнему. Потому героями Туркина чаще становились заводские служащие, рабочие, крестьяне.

В газете «Уральская жизнь» писатель печатал художественные очерки и корреспонденции под названием «Челябинская жизнь» (за подписью Гаврилович). Пользовался также псевдонимами Башкирский, Верхнеуфалейский. Писал заметки из жизни суда. Не отказывался «ни от жизненных фактов, ни от засоренных, загрязненных площадей, ни от летнего гулянья за рекой Миасс, ни от теряющихся писем с парижской выставки», куда он ездил в 1900 году. Статьи о Всемирной выставке он печатал все в той же газете «Уральская жизнь». Входить в литературу ему было трудно. Он формировался как писатель в то время, когда на Урале были уже Мамин-Сибиряк, Заякин, Колотовкина и другие. «Я пролезал в большую литературу сам, сидя в Челябе. Я не просил и не заискивал, как это делают многие. Я всем обязан только себе, и это меня удовлетворяет», – признавался он.

Примерно с 1901 года его стала узнавать на улицах читающая публика. В Народном доме происходили литературные вечера с участием Александра Гавриловича. На вечерах было много студентов, когда они приезжали к родственникам на каникулярное время. Также Александр Гаврилович читал лекции. Работал в «Обществе попечения о начальном образовании». В «Пермском крае» в 1901 году был опубликован его рассказ «Старая». Рассказы «Дарька» и «В буран» напечатали в той же газете в 1902 году. Тогда же в издательстве газеты «Уральская жизнь» вышел сборник рассказов А. Туркина «Уральские миниатюры». Его неторопливое творчество набирало скорость.

В 1905-м по всему Уралу гулко прокатились забастовки. Самые крупные – в Сысерти, Надеждинске, Златоусте. В произведении «Он запел» писатель отразил златоустовские расстрелы. В 1906 году журнал «Русское богатство» (книга шестая) напечатал его рассказы «Тревога», «Руда», «Как он бежал», «Смуть». В квартире Туркина побывал в это время (конец 1905 – начало 1906-го) писатель Вересаев. Викентий Викентьевич возвращался с Русско-японской войны и был проездом в Челябинске. О чем они беседовали – неизвестно. Однако в рассказе «Солдатка» Туркин отразил тему Русско-японской войны. А в рассказе «Примирились» – еврейский погром в Челябинске (1905).

С 1906 года челябинский писатель регулярно издавался в столичных журналах: «Русское богатство», «Современник», «Современный мир», «Журнал для всех». Александр Гаврилович в этот же период работал в газете «Голос Приуралья». В газетах «Урал» и «Голос Приуралья» были напечатаны 33 его произведения. Не раз челябинский генерал-губернатор Стельницкий (1905-1907) вызывал его к себе и поругивал. В ответ Александр Гаврилович однажды поместил в столичной «Речи» корреспонденцию, в которой высмеял Стельницкого. Рассказал, что вся деятельность генерал-губернатора заключается в повешении четырех воришек и в рыбалке на мельничном пруде своего зятя, купца Кузнецова. Статья наделала много шума. Генерал-губернаторство вскоре отменили.

Как видим, путь Александра Туркина в литературу был тернист. Но к тому времени, когда он познакомился с Горьким, он был вполне самостоятельным уральским литератором. «Помню: как-то зимой Александр Гаврилович долго жил в Питере, где, как потом передавал, тепло его встретили писатели Горький и Короленко, Гусев-Оренбургский. С А.М. Горьким Туркин был в переписке, получал ценные указания в литературной работе», – сообщал Василий Балакин. В 1910-м журнал «Русское богатство» опубликовал рассказ Туркина «Исправник» (книга первая). И Горький написал Туркину по поводу «Исправника» письмо, в котором хвалил Александра Гавриловича: «Ваши рассказы правдивы, у вас есть талант, безусловный талант, вы уже многого достигли, самого главного – правды в описании жизни».

Но из многолетней их переписки сохранилась только одна часть (письма Туркина к Горькому).
Хорошо вот что: в горьковских письмах другим адресатам иногда появляются кое-какие сведения о нашем Туркине. В 1912 году (24-25 апреля) Горький сообщал К.П. Пятницкому: «Рукопись Туркина, на мой взгляд, следует отдать ему, Миролюбову, для журнала, это одинаково удобно и для нас, и для автора. Когда мы напечатаем ее? Да и стоит ли загромождать ею 41-й сборник? А при этой комбинации мы развязываем себе руки, Туркин получит аванс». Это письмо Горький написал Пятницкому после того, как получил письмо Миролюбова (от 23 апреля 1912), в котором тот писал: «Полагаю, что повести Туркина не место в сборнике. Я ее перечитаю, и, может быть, мы ее возьмем для журнала». Речь идет о повести «Разбудила земля» и журнале «Заветы». А Виктор Сергеевич Миролюбов (1860-1939) был журналистом, издателем и редактором «Журнала для всех».

В своих письмах Туркин жаловался Горькому. Жаловался? Горькому? Значит, имел на то право! Один из дореволюционных критиков писал: «Если Туркин не большой художник, то, во всяком случае, и не сапожник в литературе». Александр Гаврилович Туркин был не с боку припека среди писателей, хотя многим именно там бы хотелось его видеть: не столичный писатель, уральский, провинциальный. Туркин шел своей дорогой, никому не мешал. У него был свой писательский стиль, и за руку к успеху, признанию его никто не приводил. Он настойчиво всего добивался сам.

А еще он был хорошим общественником: выпускал листовки, занимался сбором средств в 1911 году, когда являлся членом «Общества вспомоществования голодающим в Челябинске и его уезде».

На кого же жаловался Туркин Горькому или, может, на что? В конце письма И.П. Ладыжникову от 1 (14) мая 1913-го Горький сделал приписку: «Для характеристики отношения П[ятницкого] к делу посылаю копию письма Туркина». Что это было за письмо, копию которого было необходимо приложить и послать некоему Ладыжникову? Оказывается, в письме М. Горькому от 23 марта [5 апреля] 1913 года была жалоба Туркина на К.П. Пятницкого, не отвечавшего на запрос его по поводу рукописи. Константин Петрович Пятницкий (1864-1938) – литературный деятель, издатель XIX-XX веков, в 1898 основал книгоиздательское товарищество «Знание», был его директором и редактором. Горький, конечно же, помогал Туркину в таких щекотливых ситуациях.

Второй сборник Туркина «Степное» вышел в Петербурге в 1914 году. Всего же писателем было написано более 250 произведений (не считая его корреспонденций). А что мы знаем из его творчества сегодня? Хотелось увидеть книгу первого челябинского писателя, в которую вошла бы большая часть его творчества. И нельзя забывать о его публицистике. Он был писателем-реалистом. Значит, жизнь Челябинска и области у него отражена правдиво. Его произведения, например, о Башкирии положительно отличались от этнографических произведений Юшкевича, Елпатьевского. Александра Туркина, как и Дмитрия Мамина-Сибиряка, интересовала не внешняя сторона жизни степняков, а глубокие социальные вопросы.

В декабре 1915 года Александр Туркин стал редактором «Голоса Приуралья». Казалось, вот только все и начинается. А жить ему оставалось всего ничего… Он оставил нам много корреспонденций, а мы их мало знаем. Например, его статью «Родная Душа» о В.Г. Короленко. Она вышла в челябинской газете «Новая власть народа» (11 августа 1918 года). Была посвящена 65-летию Короленко. Новых книг Туркин больше не издавал. Сборник рассказов «Степное», к сожалению, стал последним. В 1919 году писатель умер от тифа (по свидетельству В.А. Весновского). Ушел из жизни рано в период расцвета своих творческих возможностей. В 1934 году (21 июля) в газете «Уральский рабочий» была напечатана статья «Что мы знаем о Туркине». Узнали ли мы о нем больше сегодня, чем знали читатели в 1934-м? Узнали, конечно, но не так много, как бы хотелось. Поиск сведений о челябинском писателе продолжается.

Источник: mediazavod.ru

 

Вокруг

"Грязеклассическую хлебную площадь обыкновенно заливает от разлива реки, лавчонки превращаются в плавучие острова, и тогда Челяба бывает жалости достойна. За реку можно попасть только на лодках, и сердце обывателя может успокоиться только тем, что управой уже приняты "меры".

Последний городской голова и первый челябинский писатель

История любого города держится на людях, и ни на чем другом. Хотя мы и привыкли отдавать дань материальной культуре, но замешана-то она на человеческих судьбах! В истории Челябинска есть множество имен, людей, о которых мы знаем лишь шапочно, но которые от этого «меньше» не стали.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".