Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Памяти А.Ф.Аменда

Памяти А.Ф.Аменда
Текст: Юлия Руднева, Юлия Кочкина

 

21 февраля Челябинск простился с почетным гражданином города, бывшим ректором педагогического университета Александром Амендом, скончавшимся после продолжительной болезни. Александр Филиппович посвятил всю свою жизнь образованию. Шесть лет он возглавлял один из ведущих педагогических вузов страны – ЧГПУ. После этого в течение долгих лет работал преподавателем кафедры психологии, педагогики и предметной методики. Подготовил сотни талантливых учителей, опубликовал более 100 научных работ. Ниже приводим воспоминания и теплые слова о коллеге, ректоре, наставнике и друге:

Декан факультета коррекционной педагогики ЧГПУ, докт. пед. наук, выпускница факультета иностранных языков 1976 года Наталья Рябинина вспоминает, как впервые увидела Александра Филипповича в феврале, ровно 35 лет тому назад. «Он был тогда начальником ОБЛОНО, я пришла устраиваться к нему на работу, – рассказывает Наталья Павловна. – Был ясный, морозный день, он стоял у чуть приоткрытого окна, немного в профиль, эффектный, подтянутый. Он запомнился мне своей энергией, напористостью, у него была масса идей!

Посмотрел мои документы и сразу же спросил: «А вы хотите писать диссертацию?» Он моментально вовлекал всех в орбиту своих идей, отказываться сотрудничать с ним не пришло мне в голову. Я была самой первой его соискательницей, затем аспиранткой. В 1978 году он перешел в ЧГПИ и через год забрал меня к себе. Я защитила под его руководством кандидатскую и докторскую диссертации.

У нас всегда было полное взаимопонимание. Обычно диалог был подобен игре в пинг-понг: вопрос-ответ. В диалоге всегда рождалось что-то новое, у нас было много совместных публикаций. Он изобрел собственную систему пометок на полях. Когда мы обменивались книгами, журналами, он оставлял в них пометки карандашом. У меня сохранились книги с его пометками, например, маленькая книжечка Луи Вовенарга. Он всегда обращал внимание на мелочи, которые, как выяснялось позже, на самом деле имели глубокий смысл.

Он сочетал в себе чуткость, доброту, удивительное внимание к людям, внимание в мелочах. Знал по именам всех детей коллег и учеников, придумывал им смешные прозвища и потом спрашивал: «Ну как там вождь краснокожих?» В этом была отцовская черточка.

Организатором он был великолепным. Много требовал с других, но начинал всегда с себя. Например, когда он пришел в вуз, бросил курить. А в то время ему было уже больше 50 лет. Он считал, что как ректор не имеет права подавать студентам дурной пример. Став ректором, он поставил перед собой цель и защитил докторскую, потому что на этом месте невозможно не быть доктором.

Он был элегантен внешне и галантен во всем, что касалось воспитания. Умел мастерски делать комплименты. Мы, ученики, часто бывали у него дома. Когда у нас в конце 1980-х проходили форумы, он всех маститых академиков собирал у себя дома и приглашал аспирантов, чтобы все могли пообщаться в неформальной обстановке. Александр Филиппович оказал на мою жизнь определяющее влияние, ввел меня в круг людей, с которыми я иду по жизни».

Заведующий кафедрой экономики, управления и права ЧГПУ, докт. пед. наук, доцент, выпускник естественно-технологического факультета 2001 года Артем Саламатов подчеркивает, что Александру Филипповичу обязан судьбой: «Он определил наши судьбы – и мою, и других учеников. Он был моим наставником. Александр Филиппович всегда повторял, что нужно успевать жить. И поэтому, если диссертация готова, он делал все возможное, чтобы человек защитился, чтобы подарить ему путевку в жизнь. Так случилось и со мной, в 2003 я уже защитил кандидатскую диссертацию. И своей ранней защитой, и своей карьерой я обязан ему.

Назначить меня заведующим кафедрой экономики, управления и права тоже была его идея. Мне тогда было только 26. В какой-то степени это была авантюра. Но Александр Филиппович верил в меня, и за это ему большое спасибо! Что касается моего выдвижения на пост ректора... Этот шаг Александр Филиппович тоже одобрил. Я всегда советовался с ним в таких важных вопросах. Любимая поговорка у него была: «Артем, выслушай всех и сделай по-своему». Александр Филиппович считал, что мне обязательно нужно заявить о себе. Получится в этот раз – отлично! Не получится, значит, будет опыт, который впоследствии пригодится.

А еще Александр Филиппович всегда поступал по совести и требовал того же от других. Его коробило, когда поступали нечестно по отношению к людям. Он был очень чутким человеком, не терпел предательства. Александр Филиппович очень сдружил между собой нас, своих учеников. По сути, он из нас сделал одну большую семью. Нас всего 120, и мы все все дружим друг с другом, даже те, кто защитился уже очень давно. У нас есть мысль до конца 2012 года выпустить книгу воспоминаний об Александре Филипповиче. Мы уже делали подобную еще при жизни, теперь до конца года хотим собрать все воспоминания об Учителе».

Заведующая научной библиотекой ЧГПУ, выпускница факультета иностранных языков 1978 года Елена Краснова рассказывает: «Александр Филиппович – человек-глыба, человек-махина. Он давал людям крылья, для него не было невозможных задач. Александр Филиппович стал ректором нашего вуза в 1994 году. Это было очень тяжелое время. И тогда он решил, что мы обязательно будем заниматься автоматизацией библиотеки. Не все находили это своевременным. Но Аменд считал, что библиотека – это душа вуза. Он покупал нам компьютеры, оборудовал новые отделы: фонд редкой книги, зал искусств.

Александр Филиппович, казалось, никогда не уставал, он всегда был рядом, всегда держал руку на пульсе. Он обладал невероятной работоспособностью. Работал по выходным, за все время ректорства ни разу не ходил в отпуск! Он даже в Москву летал так: утром улетит, вечером прилетит. И в Москве успевал все важное сделать, и еще вернуться и тут успеть все, что запланировано.

Александр Филиппович – человек огромной души. За что мы все его просто обожали? Он так искренне умел радоваться успехам других. Его любимая фраза: «Я хочу искренне поклониться вам в пояс». Нам этой фразы потом очень сильно не хватало! Он управлял институтом во времена, когда было очень трудно с деньгами. Иной раз он не имел возможности выписать нам премии, но всегда поддерживал в трудный момент добрым словом.

А еще голова у него была словно компьютер: он всегда очень быстро делил, вычитал, умножал в уме, и при этом никогда ничего не забывал. Невозможно было сказать: «А мы уже скомплектовали книг на 600 тысяч». Он в ответ скажет: «Нет, вы скомплектовали на 557 тыс., и у вас еще почти 40 тысяч осталось». Голова у него всегда была ясная. Бывало, мы что- то не выполняли по лени, по забывчивости. Он не карал за это, просто просил сделать снова. Он всегда помогал нам. Например, в трудные времена помогал собирать детей сотрудников в школу. Студентам обязательно давал талоны, чтобы они лучше питались.

И вот что важно: Аменд всегда был с нами на равных. В автобусе сидел рядом. Обедал с нами в одной столовой. Не позволял для себя ничего эксклюзивного сообразно своему положению. Он хотел лично знать, чем живет его коллектив, на каких стульях мы сидим. Он улучшал условия сначала нам всем, потом себе. Для него нужды студенчества – всегда была задача номер один. Он платил стипендию абсолютно всем студентам (включая троечников и тех, кто учился на контрактной основе). У него в общежитии студенты платили символическую плату. Студенты его обожали, боготворили, слушались.

Он был настоящий лорд: всегда элегантный, подтянутый, благоухающий хорошим ароматом мужских духов. Мы равнялись на него. Это был Учитель с большой буквы, образец во всем! Потеря Александра Филипповича – это потеря опоры, сейчас мы даже еще не осознаем весь ее масштаб».

Пресс-секретарь управления здравоохранения Челябинска, выпускница филологического факультета 1998 года Лариса Березина считает, что ей просто посчастливилось учиться в вузе во времена Александра Аменда. «Это были годы перед его уходом на пенсию и переходный этап, когда пединститут преобразовали в университет, – вспоминает она. – Атмосфера в нашем педе царила необычайная. Сказать, что ректор был не далек от «народа», то есть студентов, – ничего не сказать. Для меня сначала было очень непривычно, что любой студент может совершенно запросто обратиться к Аменду, поймав в коридоре.

Не показное дружелюбие, интеллигентность, мягкость, искренность – отличительные черты его манеры общения. А его традиция встречать каждое утро в холле и здороваться со всеми студентами вспоминается до сих пор. И не было ни одного студента, который бы относился к Аменду с каким-то негативом, затаил бы обиду или неудовольствие. Думаю, что таких ректоров больше нет».

Начальник отдела искусств министерства культуры Челябинской области, выпускник исторического факультета 2001 года Антон Токарев отмечает, что в период руководства Александра Филипповича педагогический институт стал университетом, именно в те годы были заложены многие традиции, живущие в вузе до сих пор. «Проводя сравнение с предыдущими ректорами (нам на историческом факультете достаточно подробно рассказывали историю вуза) и последующими, могу сказать, что период, когда Аменд возглавлял университет, был одним из самых сложных и успешных, – говорит Антон Токарев. – Мы все хорошо помним, что это было время постоянных задержек выплат бюджетникам и педуниверситет был практически единственным вузом в Челябинске, в котором студентам стипендию выплачивали день в день. Думаю, что для Александра Филипповича это было принципиальной позицией и во многом доказывает его управленческие, организаторские способности, умение находить выход, казалось бы, из безвыходной ситуации.

Если говорить о человеческих качествах, то нужно сказать, что Аменд сформировал доброжелательные, доверительные, даже в некотором смысле дружеские отношения со студентами. Он относился к работе с душой, открытостью, с желанием поговорить, и главное, решить возникающие проблемы».

От редактора. Многие ученики и коллеги пожелали сказать добрые слова об Александре Филипповиче, их отзывы не уместились в рамки одного материала. Продолжение читайте на нашем сайте в ближайшее время.

Источник: cheldiplom.ru

 

Мысли бывшего детдомовца
22.03.2013

"Приди Макаренко со своей системой в современный детский дом - имел бы высокие шансы на скорое увольнение, а то и на попадание в тюрьму. Нельзя заставлять детей трудиться. За любые подобные инициативы современный директор детдома будет наказан прокуратурой при очередной плановой проверке. Или те же сироты сообщат куда следует, что их, бедных, используют".

Победитель конкурса "Педагогический дебют" - о современной школе
11.05.2012

"Современные стандарты ставят задачу получить на выходе гармонично развитую личность. То есть развивать школьника надо по всем направлениям. А ведь везде и всюду можно не успеть. От детей требуют полета мысли, фантазии. Признаемся, каждый ли ребенок способен на это?"

29.03.2012

420 лет назад родился чешский педагог, основатель педагогической науки, изобретатель классно-урочной системы Ян Амос Коменский. Несмотря на прошедшие столетия, идеи Коменского более чем актуальны. С наследием педагога-христианина стоит знакомиться не только студентам и учителям, но и родителям…

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".