Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Больше всего моих личных черт воплотилось в образе льва Бонифация..."

"Больше всего моих личных черт воплотилось в образе льва Бонифация..."
ФЕДОР ХИТРУК (1917-2012)
Режиссер-мультипликатор

Российский режиссер мультфильмов Федор Хитрук скончался 3 декабря на 96-м году жизни. Все мы знаем прекрасные советские мультфильмы его авторства — «Вини-Пух и все-все», «Топтыжка», «Оле-Лукойе», «Остров», «Каникулы Бонифация» и другие. 

Публикуем два интервью Федора Хитрука, данные газетам «Комсомольская правда» и «Газета».    

РАЗОЧАРОВАНИЕ ОТ СОЮЗМУЛЬТФИЛЬМА БЫЛО УЖАСНЫМ

- Федор Савельевич, вы же «Союзмультфильм» застали, можно сказать, во младенчестве?

- Точно. Студию по приказу Сталина организовали в 1936 году, а я пришел в 1937-м. И, прежде чем прийти, долго сомневался: кем хочу стать — то ли артистом, то ли художником. И вот, значит, прихожу я в здание на Кудринской площади, где тогда находилась студия, и говорю: «Хочу работать мультипликатором!» А меня с порога заворачивают — мол, своих хватает…

- Но в итоге все хорошо закончилось…

- До сих пор страшно вспоминать, как меня взяли. Спустя несколько месяцев после того, как в последний раз сказали, что в моих услугах не нуждаются, появилось объявление: в «Союздетмультфильм» (так называлась студия) на конкурсной основе набирают аниматоров. Ну я и помчался со всех ног на Кудринскую. Прихожу, а там уже человек 25 — 30, все такие солидные, не чета мне, тщедушному 20-летнему мальчишке.

Ну, думаю, дело плохо. Тем не менее из чувства противоречия принимаюсь рисовать. Для начала — басню Крылова «Мартышка и очки», обезьяны у меня почему-то всегда хорошо получались.

Закончил быстро, смотрю по сторонам. Остальные сидят и вдумчиво строят композицию, расчерчивают рамки для рисунков. Я сник — куда мне до них? С горя начал раскадровку второй басни — «Волк на псарне». Нарисовал и ее — а остальные продолжают сидеть и выстраивать композицию. Вид у меня стал совсем несчастный. И экзаменатор, заметив это, отправил меня домой. «Мы по почте вам сообщим о решении», — сказал на прощание.

Конечно, я не надеялся ни на что. Но спустя несколько недель, к моему изумлению, я был приглашен.

- Совпали ожидания от «Союзмультфильма» с реальностью?

- Все было совсем не так, как я ожидал. Я-то думал, что на студии окажусь в царстве софитов и юпитеров, что тут будут бродить богемные женщины и серьезные мужчины в очках и разноцветных свитерах. А обстановка на студии была больше похожа на ту, что царит в обычной конторе. Наша 41-я комната напоминала канцелярию. Это потом я понял, что на всех анимационных студиях все примерно одинаково, но тогда разочарован был ужасно.

РАЙТЕРМАНУ МОЙ ВИННИ-ПУХ ПОНРАВИЛСЯ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЕГО СОБСТВЕННЫЙ

- Первые шаги советской анимации — это же полное подражание фильмам Уолта Диснея?

- Конечно, на Диснея мы разве что не молились. Он изобрел абсолютно новую технологию съемок анимационных фильмов, которая уже тогда имела существенные огрехи, но была передовой. Мы смотрели всех — и французов, и немцев. Но диснеевские «Белоснежка» и «Пиноккио» произвели грандиозное впечатление. Конечно, нам хотелось сделать не хуже.

- «Не хуже» удалось сразу?

- Что вы! До сих пор с ужасом вспоминаю, как мне доверили рисовать сцену из «Гадкого утенка». Проще некуда: утенок кладет салфетку на стол, затем срывает ее, а под ней — щенок. Хронометраж не больше 10 секунд, нормальному аниматору работы на два дня. Я ее вымучивал больше двух месяцев. То утенок на разных рисунках разных размеров, то еще что-то.

Было еще два фактора, которые мешали: во-первых, я был ужасно мнительным, а во-вторых, сидел рядом с общим телефоном. И каждый, кто подходил к телефону, волей-неволей смотрел на то, что я рисую. И после каждого такого взгляда очередной рисунок оказывался в корзине. Злосчастный утенок уже являлся мне в ночных кошмарах. Врагу такого не пожелал бы!

- Советская анимация довольно быстро стала успешной индустрией. Уже после Великой Отечественной она превратилась в конвейерное производство. За счет чего?

- Ничто не происходит без целенаправленной работы. Для «Союзмультфильма» отбирали лучшие кадры, о художниках заботились. Создали сносные условия, чтобы потом успешно продавать мультфильмы. Ну и потом нас не особенно трогала цензура. Скажем, просили изменить слишком пессимистичный финал, но это так, по мелочи. В целом мракобесия не было, мы были относительно свободны. И мы постоянно учились — западные мультфильмы смотрели в промышленных количествах.

- Тем не менее вы умудрились не посмотреть диснеевского «Винни-Пуха» до того, как сделали знаменитого своего.

- И до сих пор очень этому рад! Понимаете, у меня противоречивые чувства к американскому «Винни-Пуху». Он мне не очень нравится, но если бы я посмотрел до того, не факт, что я вообще взялся бы за мультфильм. Никогда не хотел за кем-то повторять.

А потом — мы приехали в Америку на студию «Дисней» показать тогдашнему ее главному режиссеру Вулли Райтерману наши картины. Вулли, если помните, как раз и создал диснеевского «Винни-Пуха». Так вот, мы показали невероятное количество фильмов, сидели, курили кубинские сигары, обсуждали. И тут Райтерман вдруг признается: «Знаешь, а ведь твой «Винни-Пух» нравится мне гораздо больше, чем собственный». С одной стороны, неловко хвастаться, но с другой — такой похвалой я до сих пор горжусь.

РАНЬШЕ И В ДИСНЕЕ БЫЛА ДУША

- Чем все-таки наша анимация отличается от всей остальной?

- Не буду оригинален — душой. Смотришь наш мультфильм, и понимаешь, что, помимо таланта, художник вложил частичку себя.

- А что, нигде больше душу не вкладывают?

- Я этого не говорил. Есть и хорошие зарубежные мультфильмы, с душой. Но чаще любуешься техникой. Вот «Шрэк» — один из лучших за последнее десятилетие. Там все идеально. Но мне совсем не хочется сопереживать происходящему. Хотя раньше я сопереживал шедеврам раннего Диснея, в которых также была душа.

- Разговоры об отечественной анимации и душе так или иначе сводятся к нынешнему состоянию «Союзмультфильма», у которого есть душа, но толком нет тела. Новых успешных мультфильмов студия ведь практически не производит.

- Сегодня все дело в деньгах, которых в анимации нет. Мультфильмы у нас делают либо авторы-подвижники вроде Норштейна и Хржановского-старшего, либо те, кто изначально ставит себе задачу продать продукт на телевидение и не обременяет себя серьезными художественными задачами.

Но я оптимист и уверен, что при такой хорошей базе, какая есть в нашей стране, рано или поздно начнется новый подъем отечественной анимации. Надо только чуть-чуть подождать.

БОЛЬШЕ ВСЕГО ЛЮБЛЮ ТОПТЫЖКУ

- Федор Савельевич, в какой мере характеры популярных героев ваших мультфильмов схожи с вашим собственным?

- Все мои фильмы в той или иной мере автобиографичны. Я говорю об авторских, потому что в 200 фильмах я работал просто как художник-мультипликатор. Я считаю, что больше всего моих личных черт воплотилось в образе льва Бонифация. Но больше всего люблю Топтыжку, потому что его я придумал целиком сам — и образ, и сценарий.

- Не жалко ли вам, что эти самые любимые вами персонажи уступают в популярности Винни-Пуху?

- Винни-Пухом я горжусь. Это целиком и полностью наш авторский персонаж, ничуть не похожий на диснеевского. Но если бы не было книги Милна, которая сама по себе любима и популярна, не было бы и фильма. Кроме того, этот персонаж многим обязан Евгению Леонову. Когда Леонов пришел в студию и встал перед микрофоном, готовясь произнести первые фразы роли для пробы, он вдруг внешне стал так похож на этого забавного симпатичного медвежонка себе на уме, что я потом учитывал черты, жесты, мимику Леонова в своих рисунках, и это во многом отразилось на внешнем облике Винни-Пуха в фильме. А еще были забавные случаи: по ошибке аниматоров у него возникла неуклюжая походка, когда верхняя лапа идет туда же, куда и нижняя. И мы решили это оставить, получилось очень трогательно и выразительно.

- То есть нужный эмоциональный настрой — лучшая основа для выбора стилистики визуального ряда?

- Лучшая основа — правильное ощущение образа. Но эмоции эмоциями, а еще, конечно, очень важна школа. Я абсолютно убежден, что наша российская классическая — самая лучшая. Она во многом восходит к диснеевской, но имеет множество своих оригинальных наработок и традиций. Сейчас торопятся, стремятся деньги вложить-получить. Но исчезает главное — человеческое и художественное начало. Мы над Винни-Пухом работали три года, каждая серия — по году. Сейчас представить себе такие затраты труда и времени на 15-минутную ленту невозможно. Однако за время этой работы мы так вживались в материал, что появлялось много творческих находок, на поиск которых сегодня порой просто нет времени.

- Кого из ваших учеников вы считаете наиболее точным последователем вашего направления в мультипликации?

- Юру Норштейна. То, что он делает, не похоже на то, что делал я, но он настоящий гений, и это главное. Я всегда выступал за то, чтобы мультипликация выражала авторский художественный взгляд, а не превращалась в демонстрацию технических приемов.

- На ваших фильмах выросло не одно поколение российских детей. Мнением ваших собственных детей и внуков вы интересовались в процессе работы?

- Мои дети уже были достаточно взрослыми, когда я работал над своими основными мультфильмами, а внучка Настя вообще выросла в Америке. Она скрипачка, работает сейчас в Европе и Америке, а в России записывает диски. Она тоже увидела мои фильмы уже достаточно взрослой, но я рад, что они в ее восприятии не уступили зарубежной массовой продукции. Это тем более приятно, что книгу Милна, скажем, она знает на английском. Впрочем, я, разумеется, опирался на оригинал, я ведь владею четырьмя языками, во время войны работал военным переводчиком, потом переводил книги по мультипликации, читал лекции на иностранных языках.

По материалам «Комсомольской правды» и «Газеты».

 

Воспоминаниями о Федоре Хитруке делится журналист Ольга Любимова.

Федор Савельевич Хитрук был одним из первых моих взрослых друзей. Он очень серьезно воспринимал каждого своего собеседника, независимо от возраста. Даже в общении с самыми маленькими детьми он не позволял себе никакого сюсюканья. Мы обсуждали с ним его фильмы, а также различные нововведения в анимации.

Помню, когда вышел американский фильм «Шрек», я спросила, что он думает о таком новом подходе к анимации. Федор Савельевич сказал: «Если бы „Шрек“ увидел Константин Сергеевич Станиславский, он бы умер от счастья, потому что Шрек, Фиона, Кот и Осел играют лучше, чем Качалов и Книппер-Чехова, полностью следуя системе Станиславского. Но если бы фильм увидел Уолт Дисней, он бы тоже умер. Только с горя… потому что увидел бы, что из анимационного кино ушла душа».

Его фильмы любит уже семь поколений советских и постсоветских людей и будут любить еще долго. Но мало кто знает, что и в мире он был признан. На студии Диснея он встречался с художниками студии Фрэнком Томасом и Олле Джонстоном (самого Диснея уже не было в живых), которые рисовали лучшие диснеевские картины.

В его кабинете дома в рамах висели кадры из «Бемби» с автографами на память этих удивительных художников-аниматоров. Я просто поверить не могла, что такое сокровище может висеть дома — кадр из диснеевского мультика!!!

Федор Савельевич встречался и с Вольфгангом Райтерманом — немецким художником, работавшим в Диснеевской компании. Райтерман рисовал западного Винни-Пуха — мы этот фильм, где Кристофер Робин, маленький, розовый Пятачок, Тигра, тоже видели. И я у него спрашивала: «Неужели вы не спорили, каким должен быть Винни-Пух: упитанным и коричневым или тощим и желтым?». Мне тогда лет 10 было. Он смеялся, говорил, что я не понимаю, какое счастье для него просто встретиться с такими мастерами. Мне потом рассказывали, что Райтерману очень нравился «Винни-Пух» Хитрука.

Отдельная история — почему Федор Савельевич выбрал профессию аниматора. Ведь он родился в 1917 году, фронтовик, и вдруг такая мечта — снимать мультики для детей… Он мне рассказывал: «Вы, Олечка, не представляете — я был на первом Московском кинофестивале». В 1935 году! Там он впервые увидел диснеевские шедевры: «Три поросенка», «Микки-дирижер» и «Забавные пингвины». «Микки-дирижер» тогда просто ошеломил, потряс.

Я была совсем молодой журналисткой, брала у него интервью, и мы вспоминали эту историю. Ну и, конечно, я задала ему столь очевидный гипербанальный вопрос: «Вас поразил „Микки-дирижер“, и вы сразу захотели стать, как Дисней, художником?». Он рассмеялся и ответил: «Нет, намного хуже. Когда я посмотрел этот анимационный фильм, захотел стать дирижером, но когда понял, что со мной сделал Дисней, захотел стать аниматором».

А еще мы говорили с ним о том, почему сейчас не снимают таких мультфильмов, как «Карлсон», «Виннни-Пух», «Оле Лукойе». И Федор Савельевич ответил: «Во-первых, новое поколение аниматоров страшно боится дидактики. Это и понятно. Это реакция на те условия цензуры, контроля и поучительства, которыми нас буквально поедали. Но ведь это давно уже прошло, а они до сих пор почему-то больше всего боятся быть понятными и простыми. Есть такой термин, по-английски — no message. Никакого послания. Ради Бога, только чтобы никто не понял, что я хотел сказать».

При этом такой сложный режиссер, как Юрий Норштейн, был одним из любимых художников Федора Савельевича. Потому что в фильмах Норштейна есть message. Такую глубину Федор Савельевич ценил и в своих учениках. Он почти до 90 лет преподавал, к нему приезжали домой, он сидел за компьютером — прекрасно разбирался в современной технике. В кинотеатры не ходил, но дома все смотрел. Думаю, если бы еще неделю назад я к нему приехала, он бы мне подробно рассказал и про последний сезон «Смешариков», и про «Машу и медведей», и про последнюю серию «Трех богатырей».

Он был против цензуры, рассказывал про идиотские придирки и вырезки из фильмов в советские времена, но говорил о том, что во многом замечательные советские мультипликационные фильмы были созданы именно вопреки, а не благодаря. «Когда я чувствую сопротивление как художник, когда ветер дует мне в грудь, меня это больше мобилизует, чем когда ветер дует мне в спину или вообще не дует никуда…», — говорил Федор Савельевич.

Самым лучшим отечественным анимационным фильмом Федор Савельевич считал «Снежную королеву», снятую в 1957 году Львом Атамановым. Сам Хитрук тоже участвовал в создании этого фильма как молодой художник.

Три дня назад случайно в книжном шкафу нашла привет от Феди Хитрука — кадры из «Топтыжки» с подписью на память моим детям. А вчера позвонила мама и сказала, что его больше нет. Федору Савельевичу было 95 лет. Он умер дома, просто прикрыв веки, заснул на своей кровати, оставив нам столько чудесных героев и образов, крылатых фраз и выразительных жестов. И наши внуки будут с удовольствием смотреть Винни-Пуха, Льва Бонифация или Топтыжку. Он все это нам оставил. Так что… Хитрук! Спасибо, что живой…

Источник: Православие и мир

 

Интервью с Гарри Бардиным
28.11.2014

"В подростковом возрасте я врал. Врал безжалостно по отношению к себе, потому что разоблачить меня можно было через две секунды после закрытия рта. Но я тем не менее рисковал и врал без остановки. Потом оказалось, что это была фантазия. Ведь что такое сценарии? Это вранье. Только художественное и оплачиваемое".

8.01.2013

В 1993 году мультипликатор Михаил Алдашин бросил анимацию, поняв, что никому в этой стране она не нужна. А в 1996 он сделал любимый зрителями мультипликационный фильм «Рождество». Его смотрят, пересматривают, хвалят, рекомендуют друзьям, но за пятнадцать лет он ни разу не был в телевизионном эфире.

Фрагменты из книги Юрия Норштейна «Снег на траве»
19.03.2012

«…все наши разговоры о так называемой «свободе» – чепуха. О какой свободе идет речь? То, что мы можем выйти на Красную площадь и сказать: «Эй, президент, все-таки ты сукин сын!» Ну и что?.. На самом деле мы теряем тогда, когда с каким-то безответственным безумием пользуемся нашей пресловутой свободой. А определенность человеческого поступка впрямую связана с самоограничением».

Сергей Белковский - о книжке-методичке для родителей «Внимание! Мультфильм!».
28.02.2012

Процесс «огламуривания» масс начинается с ранних лет жизни. В том числе и через «самое важное из детских искусств» – мультфильмы.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".