Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

На Урале труд является сверхценностью

Алексей ИВАНОВ (писатель): "Мир устроен так, что ему нужно многообразие. Представьте, что на планете из животных остались одни слоны. Что, будет рай для слонов? Нет, они вымрут! Это закон Дарвина. И в культуре точно так же. Монокультура деградирует и погибает. А сейчас из России делают монокультуру. Растягивают Москву до самых до окраин, истребляя региональные идентичности".
АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ
Писатель
Текст: Айвар Валеев

 

Тютчевское заклятье «Умом Россию не понять…» вовсе не означает, что занятие это бессмысленное. Можно ведь сначала попытаться понимать окружающую нас в пространстве и времени жизнь, а потом уже выходить на глобальные умозаключения.

Уральцам в этом смысле очень повезло – у нас под боком, в Перми, живет писатель и культуролог Алексей ИВАНОВ. Он автор прекрасных романов-бестселлеров «Сердце пармы», «Золото бунта», «Географ глобус пропил», «Блуда и МУДО», мощного историко-краеведческого исследования «Message: Чусовая», а теперь (вместе с Леонидом Парфеновым) и фильма «Хребет России».

Несмотря на различие сюжетов, тема-то у Иванова одна – идентификация: отдельного человека, народа или региона. Думаю, сегодня в России очень мало найдется людей, у кого есть инструментарий для понимания нашей жизни, отсюда, думаю, ощущение всеобщей неустойчивости. Алексей Иванов этим инструментарием обладает. Он убежден: Россия – очень разная. И, возможно, именно с этого места следует браться за все наши проблемы.

 

Труд – наше уральское всё

- Алексей, от фильма «Хребет России» много ждали. Но, к сожалению, он, кажется, не стал событием для уральцев. Его смотрели, как буклет. Между тем в вашем фильме есть огромная смысловая нагрузка, которая должна была бы наше сознание буквально перевернуть. Почему этого не произошло. Чего не хватило?

- Много чем это можно объяснить. Начнем с того, что фильм пришлось ждать слишком долго. За это время люди просто сами себе придумали будущее кино. А когда, наконец, увидели, то фильм не совпал с тем, что вообразили. К тому же одна серия в неделю – «в час по чайной ложке». Собранный воедино, фильм дал бы кумулятивный эффект, шарахнул по мозгам. Но плакать не стоит. Судьба фильма не кончается премьерой. Фильм – в тренде уральской культуры, и смысл его вскроется тогда, когда тренд прояснится отчетливее.

- Может быть, до этих смыслов наше сознание просто не созрело?

- Не то, чтобы не созрело, а не научилось переформатировать базовые понятия в соответствии с новой эпохой. Например, мысль о том, что главная ценность Урала – труд, многим кажется наследием совка. Опять, мол, «Слава труду!» и тэ дэ. Но ведь труд – это не только канавы копать. Творчество – тоже труд, и порой каторжный.

- По-вашему, главная ценность жителя Урала – это именно труд как таковой?

- Да. На Урале труд является сверхценностью, потому что человек выявляет себя через труд. Не через бунт, не через богатство, не через власть, а через труд. На Урале высшее достоинство – не предать своего дела. Кто был культовым героем на Урале? Ермак, который пожертвовал свободой и жизнью ради дела – удержания Сибири. Святой Симеон Верхотурский, который не совершал ратных или молитвенных подвигов, а просто трудился, явил идеал труда и за это был канонизирован.

Уральский тип поселения – город-завод. В центре – завод, а не храм, не кремль и не рынок, место труда, а не молитвы, власти или торговли. А уральский город-завод – уникальный градостроительный принцип, в мире такие селения только у нас.

О подобных вещах в истории Урала можно говорить долго. Но возьмём день сегодняшний. Вот у вас в Челябинской области форма репрезентации региона – заповедники, национальные парки. И почти каждый несет смысл труда. В чем ноу-хау жителей Аркаима? В плавильных печах, совмещенных с колодцами. Не зря же в заповеднике есть Музей печей. В чем притягательность Ильмен? Не в самоцветах, которые в музее и недоступны, а в старинных копях. Отчего Зюраткуль так прекрасен? В том числе и от того, что это наполовину искусственное озеро, созданное трудом. Почему завод «Пороги» – памятник? Не только из-за технологий, а из-за чудесной вписанности в ландшафт, смысл которой – благородное преобразование мира человеком. И так далее.

 

Слон не сложнее собаки

- Скепсис в отношении темы труда – это первая причина «непрочитанности» вашего фильма. Что еще?

-Нынешняя культурная ситуация в России такова, что признается только один культурный проект – столичный. А провинциальные культурные проекты осмысляются как недоразвитые столичные.

Но ведь это не так. Есть уральский культурный проект – так сказать, рабочий. Есть сибирский – промысловый. Есть южнорусский – казачий. Презентацией среднерусского культурного проекта, крестьянского, является «Золотое кольцо». Презентацией северорусского, поморского, – подзабытый ныне аналог «Кольца» комплекс «Северное ожерелье». Из таких культурных проектов и состоит Россия.

А московский, столичный культурный проект – один из многих, просто более богатый, жирный. Но утверждать, что он лучше и сложнее прочих – все равно, что утверждать, будто слон лучше и сложнее собаки, просто потому, что он больше. Но кто сказал, что дистрофик непременно тупее толстяка? Надо, чтобы культурные проекты России были в равной степени «в меру упитанны». Тогда наша культура и окажется «в полном расцвете сил».

- А что вы имеете в виду, говоря «культурный проект»?

- Я имею в виду региональную идентичность. Идентичность – это система параметров, система ценностей, которая выстраивается вокруг сверхценности. На Урале сверхценность – труд. В Сибири и Поморье – предприимчивость. В казачьей России, южной, – справедливость. В средней России, крестьянской, – собственность.

Сверхценности не рождаются сами собой. Они становятся таковыми благодаря объективным причинам – климату, ландшафту, особенностям населения. Какой способ освоения данного региона наиболее эффективный, такую сверхценность и выбирает общество. Если в Сибири наиболее эффективно промысловое хозяйство, то и сверхценностью будет предприимчивость. Если на Урале наиболее эффективно горнозаводское хозяйство, то сверхценностью будет труд.

Вот для башкир наиболее эффективным было полукочевое скотоводство, а порядок жизни в Российской державе им мешал – крепостное право мешало, частное землевладение, бюрократия, административные границы. Башкиры двести лет восставали. И выработали сверхценность – национальную независимость. Отделение от России. Поэтому культовый герой там – Салават, сама Башкирия при Рахимове заболела сепаратизмом, и повсюду висят лозунги «Башкирия и Россия навеки вместе», что надо понимать «навеки порознь».

- А эта различность для столичных деятелей неочевидна?

- Нет. Но не потому, что они такие снобы, хотя верхоглядства и пренебрежения у них в избытке. Просто столичный культурный проект – уже постиндустриальный, а региональные – ещё нет. Надо региональные культурные проекты вытаскивать на более высокий уровень. Вот ваш челябинский бум национальных парков – как раз и есть одна из таких технологий модернизации. Есть и другие технологии, в том числе и на Урале.

Без этого регионального развития и столичный культурный проект со временем превратится в мир планеты Плюк из галактики Кин-дза-дза. Там ведь показан как раз такой культурный проект, постиндустриальный, но единственный. И – полный деграданс. Малиновые штаны, универсальное слово «ку» и песни «Ы-ы-ы!». Это кино про Россию, где осталась одна Москва.

- Почему нам всем важно осознавать эти своеобычности как ценность?

- Потому что это формирует современную жизнь. Если не понимать принципы существования сообщества на территории, то начнутся нехорошие процессы, вроде сепаратизма в Башкирии. Этот сепаратизм – не от вражды к русским, а от профанного, вульгарного объяснения порядка жизни. Неправильный диагноз усугубляет болезнь. А верная идентификация – это как правильный диагноз.

Мир устроен так, что ему нужно многообразие. Представьте, что на планете из животных остались одни слоны. Что, будет рай для слонов? Нет, они вымрут! Это закон Дарвина. И в культуре точно так же. Монокультура деградирует и погибает. А сейчас из России делают монокультуру. Растягивают Москву до самых до окраин, истребляя региональные идентичности.

 

Пугачевская война за идентичность

- Какие еще культурологические сюжеты после «Хребта России» могут стать темами для ваших новых фильмов?

- Сюжетов много, но реализация зависит не столько от меня, сколько от ресурса. Из своего кармана мне не оплатить не то, чтобы фильм, а даже такую фотокнигу, как «Хребет России».

Лично мне сейчас интересна тема пугачёвщины. Вот взять и пройти по тому гигантскому кругу, который описал русский бунт. Это Уральск в Казахстане, Оренбург, Челябинск, Кунгур, Оса, Ижевск, Казань, Ульяновск, Пенза, Саратов, Волгоград и опять Уральск. А ещё – Курган, Тобольск, Екатеринбург, Уфа, Краснодар, Астрахань, Калач-на-Дону, Корела, Ветка в Польше, Атырау в Казахстане, Хива в Узбекистане, Таллинн в Эстонии. Когда видишь эти места наяву, многое становится понятно, мифы развеиваются.

- Что именно становится понятно?

- Например, понятно, что на уральских заводах пугачевщина была гражданской войной между рабочими и крестьянами. Ведь многие заводы сами оборонялись от пугачевцев, без войск и хозяев. Катав-Ивановск, Полевской, Сысерть, Старая Утка. Почему? Потому что пугачевцы хотели сжечь заводы и сделать рабочих казаками. А какие поля вокруг Катава, чтобы казакам прокормиться? Нет полей. Вот рабочие и защищали заводы – единственную работу, которую они умели делать и которая давала им хлеб. Конечно, я упрощаю ситуацию, но в целом на Урале так и было. А в других регионах – по-другому.

- А почему Пугачев? Тема до сих пор не раскрыта?

- Я выступаю не как историк, а как культуролог. Никаких новых фактов я не привожу, а даю новое прочтение в соответствии со своим временем. Для XIX века пугачёвщина была борьбой черни против знати, для XX века – борьбой угнетённых против угнетателей, а для XXI века – борьбой за идентичность. Яицкие казаки не хотели жить как оренбургские, башкиры не хотели жить как русские, крестьяне – как рабочие, а рабочие – как казаки. Под знаменем Пугачёва каждое сообщество боролось за свой образ жизни, за свою идентичность.

Вот в селе Татищево, где была мощная Татищева крепость, сейчас установлены камни с надписью «Угол крепости». Эти камни мне показывала девочка лет семи. Я спросил у нее: а чья была крепость? Думаю, как она мне ответит: царская? казачья? русская? пугачёвская? Девочка подумала и ответила гениально: «Наша». Вот так вот из разных идентичностей и складывается единая нация, общая Россия.

 

«Вот они и подрались…»

- У нас сейчас обсуждается бойня на рок-фестивале под Миассом. Говорится, что это серьезный удар по имиджу региона…

- А это имидж в чьих глазах? Если в глазах Москвы, то никакого удара по имиджу и не было. Столица считает, что здесь живут дикие люди, вот они и подрались, как положено диким людям. Так что можно не переживать перед столицей. Но вот для самих себя это обидно.

- Насколько вообще думание про имиджи полезно?

- Имидж надо понимать как функцию от идентичности. В принципе, конечно, имидж – вещь полезная. Когда идентичность выявлена, сформулирована, тогда уже можно заниматься имиджем. А без ясной идентичности имидж – просто макияж на уроде, лыжи у папуаса.

- А как вам лично видится эта история с побоищем?

- Это абсолютно уральская история. Уральская стратегия жизни и система ценностей. Урал всегда работал на армию. Наши памятники – танки и пушки. Мы – очень милитаризованное сообщество. У нас агрессия – норма. Вот вам и драка. Если бы такой мессидж, как в Миассе, хотели дать в Голландии, то устроили бы шествие геев. Во Франции бы перецеловались. В США оштрафовали. А в Папуа – Новой Гвинее съели бы друг друга. На Урале – избили. Всё как положено.

- Снимая фильм «Хребет России», вы проехали Урал вдоль и поперек, видели, как люди здесь живут. Нет ощущения, что пугачевская история может повториться?

- Такого ощущения нет. Дело в том, что никакой культурный проект России не имеет сверхценностью свободу. На Урале сверхценность – труд. Ради него люди жертвуют свободой, как сделал еще Ермак. Жертвовать свободой – в ментальности уральца. А нищета – это форма неволи. Поэтому из-за нищеты большого бунта не устроят, и ради свободы на баррикады не полезут.

Грустно, конечно, а что поделать? Любой социум самоопределяется по отношению к вопросу свободы. Для русских свобода – ценность, но не главная. Для уральца путь к свободе всегда лежит через труд, а не через бунт. Эту ситуацию можно обернуть и во благо, и во зло. Принцип «к свободе через труд» лежал в основе ГУЛАГа и в основе жизни уральских мастеров-самоучек, крепостных гениев. Чаще всего история и власть использует этот принцип во зло. Увы.

 

«А для Гордона Зданович – лох»

- Сейчас у власти ощущается дефицит идей – куда страну двигать, за счет чего модернизацию проводить, чем народ вдохновлять, в конце концов… И между тем есть вот эти огромные пространства за МКАД, где есть люди, и они вообще-то могут…

- Думать и говорить…

- И что-то делать тоже! Почему, на ваш взгляд, этот потенциал, условно говоря, российских регионов не используется?

- Еще Андропов сказал: мы не знаем своей страны. И до сих пор столица не знает России. А потому наивно считает, что модернизация – это переделка России под Москву. Соответственно, кто не хочет переделываться, кому это неорганично, – тот ретроград, совок и просто дурак.

Я вот, скажем, – дурак. Я говорю вещи, которые для культурного проекта столицы неприемлемы. Например, что труд – это сверхценность. Но ведь на Урале, а не в Москве. Однако если Москва считает Урал недоделанной Москвой, то я со своими утверждениями – дурак. Как можно дурака привлекать к выработке каких-то национальных стратегий? А я ведь не один такой.

Вот недавно по телеку Гордон растерзал Здановича. Потому что Зданович – представитель другого культурного проекта, не московского. И для уральца Здановича Москва существует, и Гордон – собеседник, а для москвича Гордона Урала нет, а Зданович – лох. А между тем объективно Зданович – создатель уникального культурного феномена, опыт которого надо изучать в ВУЗах. Но ведь на Триумфальной площади Аркаим не выкопаешь. И потому для московской Кин-дза-дзы «скрипач не нужен».

- Алексей, есть такое загадочное слово – патриотизм. Что оно для вас?

- Наверное, надо разделять патриотизм и любовь к родине. Любовь к родине – это бесконфликтное и комфортное соответствие самому себе на этой территории, идентичность. А патриотизм – публичная демонстрация любви к родине. И она далеко не бескорыстна. Любовь к родине – для себя, патриотизм – для публики. А то, что для публики, – всегда шоу, и публике за него всегда надо платить.

Патриотизм – фальшивая мотивация, когда интересами родины оправдывают другие интересы. А деятельная любовь к родине, труд по выявлению или удержанию идентичности, в патриотизме не нуждается. Идентичность сама себе мотивация, ведь нам не нужны причины, чтобы дышать. Мы дышим, не прилагая усилий воли, а усилием воли, наоборот, задерживаем дыхание. Или заставляем себя кричать. Вот патриотизм – это усилие воли, которое всегда сбивает дыхание.

 

Источник: Сайт творчества А.Иванова

 

В круге

Интервью с А.Е. Поповым

"Никто, кроме моей жены, не знает, как это тяжело – сопротивляться. Как кончаются силы, что просто с кровати не можешь встать. И голова болит так, что лезешь на стену. Этого же никто не видит. А со стороны кажется, что везет..."

"Понимая стратегическую значимость корпоративности, Путин эксплуатирует одну из самых скорбных черт национального характера – «тягу к сильной руке», жажду патернализма. Путин говорит: не врите, что я тиран, я не Сталин с его террором, я – корпорация, которая решит за вас ваши проблемы".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".