Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Кричат обычно люди, не слишком уверенные в себе"

"Кричат обычно люди, не слишком уверенные в себе"
ЛЕОНИД ЮЗЕФОВИЧ
Писатель, историк
Текст: Юлия Шигарева

 

С писателями-детективщиками не принято говорить о сложных вещах. Потому как их основная (и порой единственная) задача — интригу покруче завернуть, а не рассуждать о законах мироздания. Леонид ЮЗЕФОВИЧ, однако, — счастливое исключение. «Отец» сыщика Ивана Путилина, лауреат премии «Национальный бестселлер», автор «Казарозы» и «Песчаных всадников» — человек умный и тонко чувствующий время (хотя сочиняет он преимущественно исторические детективы).

— Леонид Абрамович, объясните, пожалуйста, почему все хорошие люди, судя по вашим романам, родились в ХIХ веке? Сегодня криминальных происшествий случается никак не меньше, но интересны они почему-то в основном авторам «макулатурных» детективов.

— Распутать серьезное современное преступление можно только совместными усилиями многих профессионалов. Причем среди тех специфических знаний, которыми эти профессионалы должны обладать, знание человеческой психологии занимает, пожалуй, не главное место. Мне же интересен прежде всего человек. Мой герой, во-первых, — одиночка. Во-вторых, в ХIХ веке он выходит на борьбу со злом, вооруженный только знанием «во человецех сущего». Если он с таким оружием выйдет на бой в современной жизни, это будет равносильно попыткам остановить танк, стреляя по нему из трубочки жеваной бумагой. К тому же литература по самой своей природе предпочитает иметь дело с чем-то уже отстоявшимся, оформленным. Скажем, сейчас молодые люди пишут книги о 90-х годах. Потому что это время ушло. Мы даже можем назвать точную дату: 90-е годы закончились в 1998-м, когда грянул дефолт. И ощущение эпохи, ушедшей безвозвратно, рождает желание воссоздать ее. Такое желание — мощный творческий импульс. А то, что происходит прямо здесь и сейчас, что еще не остыло, — тема для журналистики, а не для литературы.

— Чем сегодня вообще можно пронять человека, заставить его думать не только о том, что он ест и как зарабатывает деньги?

— У нас у всех за последние 10 лет очень сильно повысился болевой порог. Мы столько всего перевидали, а если сами не видели, то слышали или по телевизору смотрели, что этот болевой порог — он просто у нас нарос над прежним. Чтобы пронять нас всех, нужно очень сильно кричать. Но у нормального человека крик не входит в систему ценностей — он унизителен и для того, кто кричит, и для тех, на кого кричат. В литературе обычно кричат — в переносном, конечно, смысле — люди или не очень талантливые, или крайне честолюбивые. Мне кричать не хочется. Я много лет работаю в школе, преподаю историю, и знаю, что кричит только плохой учитель. Знаете, какой самый верный способ заставить детей слушать себя? Начать говорить тихо. Некоторые наши талантливые писатели, особенно женщины, умеют понижать голос до шепота и этим заставляют прислушиваться к себе. Я использую другие приемы — замену крика. К примеру, сюжет обязательно должен содержать какую-то тайну. Для меня детективные сюжеты — всего лишь способ заставить читать мои романы, в которых собственно детектив — далеко не самое важное. А что важно, каждый решает сам.

— Сколько реальной истории в ваших исторических детективах? Ведь сейчас стало модным увлечение альтернативной историей и романами в стиле «А что было бы, если бы…»

— В моих исторических детективах про сыщика Путилина я старался точно описывать быт, исторические реалии времени. Но если говорить о событиях, которые разворачиваются в романах, то они в основном вымышлены. Хотя «Костюм Арлекина» и вся монгольская линия в «Князе ветра» основаны на подлинных фактах. Что касается увлечения альтернативной историей — в какой-то степени это реакция на детерминизм советской историографии. Там все было предопределено: должно быть именно так и никогда не могло быть иначе. Да и новое для нас всех чувство многовариантности мира играет свою роль. Я хорошо отношусь к жанру альтернативной истории и считаю, что он расширяет наши представления об истории свершившейся. Ведь вариант всегда присутствует в составе нашей обычной жизни. Все мы задумываемся о невозвратности времени, о судьбе — можно ли ее избежать. Идея альтернативной истории затрагивает вещи, которые волнуют каждого человека на уровне его собственной жизни.

— Наше желание все подвергать сомнению в том числе привело и к тому, что мы начали сомневаться в величии собственной страны. И патриотизм у одних перерос в национализм, у других — в любовь к глобализму. И совершенно непонятно, как прививать чувство патриотизма нашим детям.

— Мне это тоже непонятно. Как воспитывать патриотизм? Боюсь, что ничего, кроме банальностей, я на эту тему не скажу. Громко объявлять себя патриотом — это ведь тоже крик. А кричат обычно люди, не слишком уверенные в себе. Да, для патриотизма нужна какая-то основа, но ставить под него военные успехи России, особенно в ее теперешнем положении, — затратно и не нужно. Я знаю только, что в школе у детей вызывает большой прилив чувств информация о том, что вертолет — это изобретение русского человека Сикорского. Что телевизор тоже изобрел русский человек. Что Антарктиду мы открыли. И русская литература — одна из самых читаемых в мире. Конечно, наши социально-экономические успехи вряд ли дадут нам в ближайшее время повод для гордости. Но у России есть иное, чего нет в упорядоченной Эстонии или в благополучной Финляндии. Скажем, опыт сплавления различных народов в единое государство. Русскому характеру, российской истории национализм в грубой форме несвойственен. И мы можем гордиться тем, что смогли создать такое государство. Жаль только, что оно развалилось.

— Вы, историк, можете объяснить, почему мы интересуемся историей? Чтобы просто утолить досужий интерес или извлечь урок из ошибок предков?

— У Ключевского есть знаменитая фраза: «История ничему не учит, но наказывает за незнание ее уроков». Пытаться объяснить наш интерес к жизни предков тем, что благодаря знанию об их жизни мы сможем избежать чего-то плохого, бессмысленно — история никогда никого ничему не учила. Но тем не менее интерес к истории живет в каждом из нас. И он абсолютно иррационален.

Источник: allabout.ru

 

Справка

Леонид Абрамович Юзефович родился в 1947 году в Москве, но детство и юность прожил в Перми. После окончания исторического факультета Пермского университета (1970) служил в армии в Забайкалье (1970-1972). В армии впервые заинтересовался буддизмом, Монголией, биографией барона Унгерна, написал первый исторический роман, до сих пор не опубликованный. С 1975 года по настоящее время работает учителем истории в средней школе. В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию по русскому дипломатическому этикету XV-XVII веков.
Литературный дебют состоялся в 1977 году в журнале "Урал": повесть "Обручение с вольностью", но дальнейшая литературная карьера развивалась неровно. Много печатался во второй половине 1980-х, запомнился как автор документального романа о бароне Унгерне "Самодержец пустыни" (1993). По словам Юзефовича, Виктор Пелевин признавался ему, что использовал эту книгу, когда писал роман "Чапаев и Пустота", один из героев которого - барон Юнгерн.
Известность к Юзефовичу пришла только в 2001 году после издания цикла исторических детективов о сыщике Иване Путилине, которые получили хорошие отзывы у критиков, хотя неизбежно сравнивались с книгами Акунина. Юзефович говорил: "...я дарил свою книгу одному его очень близкому приятелю. Это было очень давно, ещё когда не вышло ни одной его книжки. Совпадение прямое там есть только одно - мне дочь говорила - фамилия ротмистра Зейдлица. Я её взял из газет. Я думаю, это просто восходит к одному источнику".
В 2002 году появился детективный роман "Казароза", действие которого происходит в 1920 году в Перми (первый вариант - "Клуб "Эсперо"" - был издан ещё в 1990 году). Роман тоже был высоко оценён критикой и вышел в финал престижного конкурса - премии "Русский Букер".
Юзефович с молодости писал стихи, однако читатель впервые познакомился с ними в 2003 году, когда в журнале "Знамя" была опубликована подборка под названием "Кяхтинский тракт". В последние годы Юзефович работает для телевидения: он написал оригинальный сценарий сериала "Гибель империи" (2004) о работе контрразведки в Петрограде времён Первой мировой войны и революции; а также сценарии к сериалам, поставленным по его книгам.
Книги Юзефовича переведены на французский, немецкий, итальянский, польский, испанский языки.
Дочь писателя - литературный критик Галина Юзефович.

 

Библиография

  • 1977 - Обручение с вольностью
  • 1986 - Школа Героев: Документальная повесть об истории пермской школы №47
  • 1988 - "Как в посольских обычаях ведётся...": Русский посольский обычай конца XV - начала XVII вв.
  • 1989 - Охота с красным кречетом
  • 1990 - Клуб "Эсперо"
  • 1993 - Самодержец пустыни: Феномен судьбы барона Р.Ф.Унгерн-Штернберга
  • 1994 - Триумф Венеры; Знак семи звёзд
  • 1999 - Самые знаменитые самозванцы
  • 2001 - Костюм Арлекина (переработанный "Триумф Венеры"); Дом свиданий (переработанный "Знак семи звёзд"); Князь ветра
  • 2001 - Песчаные всадники
  • 2002 - Казароза (переработанный "Клуб "Эсперо"")
  • 2009 - Журавли и карлики
  • 2010 - Путь посла: Русский посольский обычай, обиход, этикет, церемониал, конец XV - первая половина XVII в.

Источник: http://lib.rus.ec/a/19580

 

Вокруг

Обзорный очерк

"Говоря о развитии челябинской школы в XVIII – нач. XX вв., мы  хотели бы отметить, что она, как и российская школа в целом, ориентировалась на общественные потребности.  Утилитарность даваемых ею  знаний изначально доминировала над их мировоззренческим содержанием".

"Первая половина двадцатого столетья, Советская Россия, в центре – война, в эпицентре – одетый в долговязую нелепейшую шинель часовой, бормочущий себе под нос Вергилия в оригинале. Он голоден ровно настолько, насколько голоден любой русский солдат в это время. Он – часовой Советской России и часовой мысли..."

Способов стать писателем столько же, сколько самих писателей, - никакой литинститут здесь не поможет. Кто-то сочиняет первую книгу на склоне лет, кто-то уже в детстве чувствует своё призвание. Борхес решил стать писателем в шесть лет. В семь он написал свой первый рассказ.

"Я интересен читателям своей современностью, я был военным корреспондентом, на долю которого выпало много политических и военных конфликтов, сидел в тюрьме. Людям интересен опыт других, особенно если он реален и необычен одновременно".

Зацикленный на своей персоне популярный сказочник. Не любивший детей, но много для них писавший и в то же время стыдившийся этого. Такой образ автора «Дюймовочки» действительно встречается в воспоминаниях современников-недоброжелателей. Однако он столь же мало соответствует настоящему Хансу Кристиану Андерсену, что и хрестоматийный (вечно окружённый детворою эльф в нескладном теле чудаковатого датского джентльмена).

В круге

«Живите в полную силу – нельзя жить иначе. Совершенно не важно, чем вы заняты, пока вы живете полной жизнью. Я жил неполной жизнью, – а теперь уже стар, слишком стар, чтобы пользоваться тем, что вижу… Теперь я спохватился… Делайте все, что просит душа, не повторяйте моих ошибок. Живите!»

Эссе Григория Померанца с постскриптумом Зинаиды Миркиной

"Я смотрю на историю с ужасом, и она кажется мне историей сумасшедшего дома. Но, может быть, это все-таки история духовного роста человечества, неизбежного роста, который не может не привести к изменениям. И вся дикая агрессия, все войны, звериная жестокость, фанатизм — подростковый период человечества, который неминуемо ведет нас либо к краху, либо к преображению".

Отчет писателя Захара Прилепина о встрече с премьером Владимиром Путиным

"...В создавшейся на полторы секунды тишине решил и я спросить о наболевшем. Ввиду того, что ситуацию с литературой я худо-бедно понимаю, а вот с экономикой страны — нет, я с позволения премьера поинтересовался ситуацией в нефтяной сфере".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".