Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Идея предательства или идея беззаветной любви – это вечная тема

Идея предательства или идея беззаветной любви – это вечная тема
А.А. ТАХО-ГОДИ
Филолог, педагог, вдова А.Ф.Лосева
Текст: Сергей Никитин

 

Аза Алибековна Тахо-Годи - вдова великого русского ученого Алексея Федоровича Лосева. Интервью было взято у нее в связи с ее 85-летним юбилеем (2007 год).

 

– Вам уютно в современном мире как ученому, как человеку? Уютно сегодня в МГУ?

– Я внешним миром мало занимаюсь. Поскольку у меня мое дело, моя наука о древностях, внешний мир меня не интересует. Все, что совершается в мире, во внешнем, да и в каком угодно, совершается по воле судьбы или по промыслу Божьему. Поэтому все неурядицы от нас не зависят. Цели мы не знаем – ни промысла Божьего, ни судьбы – поэтому на эту тему страдать и мучиться не стоит. Тем более, что мы не можем задавать вопросов высшим силам. Каждый должен делать на своем месте то полезное, что он может. Маленькие ручейки сливаются в большую реку. Каждый, кто чем-то занимается, должен в меру своих сил все выполнять. По совести.

Все повторяется 

– Сейчас время – клипового мышления, фабрик звезд.

– Я слышала «Фабрику звезд», потому что Пашу Артемьева знала, когда он совсем не был «звездой», а просто очень милый был мальчик Паша. Талантливый мальчик, симпатичный. Я видела его последний раз года два тому назад – он же бесконечно путешествует.

– Какое же место занимают в сегодняшней жизни античная литература, античная культура?

– Никакого. Какая античность может быть связана с «Фабрикой звезд»? Хотя в античности на самом деле было все. Многое просто повторяется, только люди этого не знают. Все страсти, трагедии – все ведь уже было тысячи лет тому назад. Просто об этом забыли. Так что не мешает почитать какого-нибудь поэта, хотя бы Гесиода – у него говорится о том, что такое жить в Железном Веке.

– Сейчас какой век – Железный?

– Наверное, уже не Железный, а какой-нибудь еще, новейший. Железо ведь может быть закаленным – тогда это сталь. У нас уже, наверное, был Стальной Век. Теперь еще, наверное, что-то надо придумать.

Современный мир

– Как Лосев реагировал бы на современный мир?

– Трудный вопрос. Я думаю, он сидел бы у себя в кабинете и работал на будущее. Потому что книги, которые он писал, становятся все более нужными. В свое время его ведь проклинала советская власть, сажала в лагерь, на Лубянку. Но он тем не менее ежедневно работал. Идеи выражал. А идея – страшная сила. Идеи могут повести за собой миллионы. Про его книги теперь говорят знатоки и специалисты по самым разным проблемам, как про книги XXI века. Современные и нужные. Все время просят издать, переиздать, прокомментировать. Так что, я думаю, он свои идеи бы выражал. Это был бы его ответ на окружающую действительность.

– Экранизации античности вам нравятся? Та же «Одиссея» Кончаловского, спектакли Питера Штайна?

– Экранизации античности переделывают все в угоду публике. Особенно, конечно, американцы отличаются. Денег тратят массу. Смотрят, как отзовется публика. Надо, чтобы конец был благополучный. А Питера Штайна мы видели. Мы, университетские профессора и специалисты, ходили, смотрели Питера Штайна. Надо сказать, что постановки у него интересные – потому что он не отходил от текста. Он наоборот, старался так внимательно делать, что спектакль рано начинался, чуть ли не в 12 дня, а кончался поздно вечером. «Одиссею» Кончаловского я не видела, но мне говорили наши филологи, которые смотрели, что там как будто тоже всякие вещи фантастические. На самом деле в античности ничего не надо выдумывать. Там без всякой выдумки такое количество невероятных коллизий, конфликтов, драм самых настоящих, ужасных. Ничего не надо придумывать самому – все ведь и так есть. И это куда более интересно, если это по-настоящему представить, конечно.

Прекрасный спектакль

– Насколько древнегреческая трагедия может быть адаптирована современными артистами, режиссерами?

– Ее давно у нас ставили. Помню, в театре Вахтангова, еще было музыкальное сопровождение, а играла знаменитая пианистка Мария Вениаминовна Юдина. Камерное было исполнение, и прекрасный был спектакль. Были 40-е годы. Потом ставили роскошно эсхиловскую трилогию с музыкой Танеева в Кремлевском театре. Даже Студенческий театр школы Вахтанговской тоже ставил античные пьесы – и великолепно. Самое любопытное, что античная трагедия гораздо более удается, чем комедия. Потому что в трагедии всегда заложена большая идея, миф, который рассчитан на тысячелетия. Идея предательства или идея беззаветной любви – это вечная тема. Или гибель целого города, страны. Поэтому трагедия вне времени, она звучит совершенно адекватно как в древности, так и теперь.

– Что вам интересно сегодня, кроме античности? Что вы читаете?

– Я много всего люблю. Во-первых, поэзию. Массу всего читаю. Во-первых, книги. Многие на них только смотрят и не читают. Я обычно читаю к ночи, потому что днем работаю. Люблю поэзию, XIX века, например. Пушкин – естественно. Лермонтов – один из любимых. Тютчев – самый-самый. Античное в нем тоже есть. Люблю символистов, воспоминания. Из прозы? Неужели вы думаете, что я буду читать Пелевина какого-нибудь? И не собираюсь. Зато Достоевского могу перечитывать бесконечно. «Войну и Мир» Толстого регулярно перечитываю – раз в несколько лет. Чехова всегда перечитываю. А вот Тургенева – не перечитываю.

– А телевизор?

– Не смотрю. Моя племянница покупает DVD, кассеты, и мы смотрим, если есть настроение и время. Поскольку времени нет, крайне редко. Последнее смотрели – «Гордость и Предубеждение» Джейн Остин. Я даже перечитывала специально. Один из фильмов, который сделал Мэнсил Парк по ее роману, был занудный. Да и роман сам тоже.

Без досуга

– Музыку слушаете?

– Слушала, а сейчас – редко. Бетховен, главным образом. Я люблю драматизм, а Бетховен – драматичен. Другое дело – Моцарт, это уже, когда хочется чего-то безоблачного. Но предпочитаю Бетховена и Вагнера. Вагнер, конечно, потрясающий, это я могу всегда слушать.

– Что это – быть женщиной-ученым, пожертвовав многим, быть может, всем ради науки?

– Да чего там жертвовать. Мало ли женщин-ученых, которые обременены семьями. Сколько угодно. Не знаю, как они там обходятся. Может, они жертвуют своими семьями, и дети ходят беспризорные. Или наоборот – имеют разных нянек, гувернанток. Или в детский сад отдают, потом в школу и тому подобное – кто его знает. Я не знаю. Для меня это естественно, я ничем абсолютно не жертвую, потому что мне просто интересно. С детства любила науку, книги, читать. Поэтому чего ж тут?

– Что дает силы работать, идти каждый день в университет?

– Наверное, от природы что-то есть. Может быть, что-нибудь генетическое. Кто его знает. А может быть, потому что я с детства хотела жить долго. Почему-то у меня была такая идея. Я была девочкой, и мне очень хотелось увидеть, что будет через сто лет.

– На досуге что делаете?

– Досуг? Что это? Какой досуг? Какое такое слово?

– У вас нет такого слова в словаре?

– Нет. Такого у меня нет. Досуг у меня – когда я к ночи начинаю читать. Если я начинаю в полпервого ночи читать книгу. Вот это – мой досуг. Ну какой может быть досуг средь бела дня? Никакого досуга нет, конечно. Потому что обязательно – книги, работа. Пишу. Книжки-то ведь все-таки издаются. Они же так не получаются – из воздуха. Все они связаны с нашим архивом. А архив очень тяжелый. Над ним надо работать.

Источник: Архивная версия газеты «Московский корреспондент»

 

В круге

О философе Алексее Лосеве рассказывает его спутница жизни Аза Тахо-Годи

"В настоящем он чувствовал себя одиноким. Потому что людей, с которыми он мог общаться, было мало. Соответствующие ему уходили, гибли, умирали в водовороте советского века. А после того как Алексея Федоровича арестовали и отправили на Беломорканал, их стало еще меньше".

Спутница жизни и хранительница наследия А. Ф. Лосева вспоминает

"...И только много позже я поняла, что античность — совсем не ясная, не прекрасная, это только так кажется непосвященным. Она полна настоящих страшных бездн, и, чтобы ею заниматься, много сил надо потратить".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".