Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

"Альтернатив коммунарскому сбору я вижу мало"

"Альтернатив коммунарскому сбору я вижу мало"
ДАМИР ТИМЕРХАНОВ
Директор гимназии №1 г. Челябинска
Текст: Юлия Руднева

Во многих школах есть свои традиции, но такую, как коммунарские сборы, редко встретишь в современном учебном заведении. Сами участники особенно не любят распространяться о том, что такое сборы и какая у них высокая цель. Поэтому для непосвященных сборы всегда были чем-то таинственным, чем-то вроде «секты». Что такое коммунарские сборы, и чем коммунары отличаются от пионеров? В чем секрет невероятной жизнестойкости сборов? Зачем школьники разных лет, а вместе с ними и взрослые во время весенних каникул несколько дней живут в школе? Зачем в течение одного светового дня совершают вылазку на одну из горных вершин Челябинской области? Кто такой «осчастливчик дня»? Кто такие «старики»? Есть ли сборам альтернатива? Об этом и о многом другом мы беседуем с директором гимназии №1 Дамиром Галихановичем Тимерхановым.

– Дамир Галиханович, с чего началась история сборов в первой школе?

– Сборы в нашей школе появились после того, как продвинутый директор Владимир Абрамович Караковский отправил в 1963 году старшеклассников в «Орленок». Тогда это был всесоюзный лагерь. В «Орленке» тогда состоялась первая коммунарская смена. В то время коммунарские сборы были абсолютно новой идеей в рамках Советского Союза. Идея сборов зародилась во Фрунзенской коммуне в Ленинграде. Оттуда идея попала в «Орленок», затем была предпринята первая попытка распространения опыта в других регионах тогдашнего Союза. В тот год на сборах в «Орленке» оказались три наших старшеклассника, в том числе Александр Мещерский, будущий главный редактор «Аргументов и Фактов». Эти старшеклассники и принесли идею «сборов» в школу. Через два года в первой школе состоялись первые коммунарские сборы. И с тех пор, начиная с 1960-х годов и вплоть до сегодняшнего дня, коммунарская идея живет в нас, трансформируясь в соответствии со временем.

– Когда вы впервые побывали на сборах?

– Я стал принимать участие в сборах с 1986 года, с тех пор и по сегодняшний день являюсь их участником.

– Что же такое сборы? Как они организуются?

– Главным событием является сам сбор, приходящийся на весенние каникулы, но работа ведется до и после него: подготовка до сборов и попытка плавного выхода из сборов. Вернуться из сбора в реальную жизнь тоже очень непросто, для этого необходимо время. В предсборовский период в течение двух месяцев формируются разновозрастные отряды, в которые входят дети с 7 по 11 класс и выпускники школы разных лет. В основной массе это студенты первых–пятых курсов. Но в сборах часто принимают участие и те, кто уже давно окончил школу, работает, но имеет возможность, интерес и мотивацию работать с детьми в этой системе и в этой технологии. Отрядами руководят комиссары. Это наиболее опытные, обладающие лидерскими качествами, авторитетные и интересные старшеклассники. В отряде работают выпускники, которых мы называем «стариками». Безусловно, всю ответственность за организацию и обеспечение сборов, за жизнь и здоровье детей несут учителя школы, которые входят в так называемый генералитет. Такова на сегодняшний день структура сборов. И она работает.

– Чем занимаются дети на сборах?

– В рамках коммунарских сборов они готовят большие творческие мероприятия. В этом году это был средневековый бал с подготовкой соответствующей одежды и антуража. Причем ребята сами разработали дизайн помещения для бала, провели репетиции средневековых танцев. Бал был воссоздан в той стилистике, которая предполагалась в средневековье.

Во второй день сбора всегда проходит марш-бросок в горы. Сегодня подобное мероприятие назвали бы модным словом тимбилдинг, или командообразование. Так через преодоление физических нагрузок, личных и командных, рождается коллектив.

В этом году мы поднимались на три небольшие вершины в районе горы Известная. Это в районе станций Тургояк–Сыростан. Суть вылазки – движение по пересеченной местности, никаких спецнавыков тут от детей не требуется. Впереди ребят ждет восхождение и затем спуск с вершин, это достаточно серьезные физические нагрузки, особенно для неподготовленных.

Важная часть сборов – мероприятия социальной направленности. Еще в предсборовский период мы пытаемся оказать социальную поддержку нуждающимся в этом людям. Так в этом году мы со сбором приобрели билеты для мамы и её дочки для поездки в Санкт-Петербург на операцию. Каждый год мы стараемся кому-то (организации или частным лицам, например ветеранам) оказать бесплатную поддержку. В этом году, к сожалению, работать в направлении оказания поддержки социуму не получилось. Сегодня общество все меньше готово поверить, что молодежь придет и бесплатно поработает для них. Очень многие молодых боятся. Сегодня работодатели не склонны нам что-то предлагать. Соцзащита также не готова предоставить кандидатуры ветеранов, которым мы могли бы помочь. Начиная с 1960-х годов, времени начала сборов в первой школе, мы помогли очень многим. Где только не работали коммунары из «школы на Красной». В больницах и детских домах, в домах престарелых и детских садиках, помогали ремонтировать ТЮЗ и органный зал. Причем никакой соревновательной основы в этой работе нет! Это называется операция «Радость людям». Для ребят в этом деле главное: сначала осознать в душе, а потом реализовать в жизни идею поддержки слабым, тем, кто по какой-то причине не может сам себе ее оказать. Например, мы чистили дворы и мыли подъезды в местах компактного проживания слепых людей. Был у нас опыт изготовления специальных тактильных книг со сказками для слепых и слабовидящих детей.

Социальный момент на сборах очень важен! В этом году такой непосредственной помощи не было, но случилось другое очень важное. Это мастер-класс, в ходе которого ребята своими руками изготовили изделия ручной работы, украшения, посуду, творчески подошли к оформлению обычных столиков из Ikea. Все поделки детей 22 апреля будут реализованы в ходе ярмарки, которая состоится в рамках Пасхального фестиваля Центрального района на Алом Поле. А деньги затем будут традиционно перечислены детскому онко-гематологическому центру либо персонально ребенку, которому срочно требуется операция.

В рамках сбора обязательно есть интеллектуальная составляющая. В этом году, в связи с годом истории в России, весь сбор был посвящен истории. На третий день у нас была викторина по войне 1812 года.

На сборе всегда присутствует момент размышления, ток-шоу. В этом году мы обсуждали, насколько большую часть нашей жизни стала занимать виртуальная реальность, как в сознании сегодняшних школьников совмещается жизнь реальная и виртуальная. Большое значение на сборах придается рефлексии и саморефлексии в рамках отряда. В финале сборов мы обязательно подводим итоги, анализируем события сборов, проговариваем результаты.

Дети раскрываются на сборах, проявляют неожиданные, прежде скрытые в них черты характера и таланты. Затем в отрядах и в ходе общего сбора мы вместе с детьми отмечаем, кто наиболее интересно проявил себя. Дети рассказывают, кто открылся для них с новой стороны, стал «осчастливчиком» в этот день или наоборот где-то не сработал. «Разбор полетов» происходит каждый вечер. И это очень важный момент.

– Бывает ли так, что кто-то из младших отказывается подниматься на вершину? Капризничает?

– Нет, вы недооцениваете ситуацию. Дети, которые идут на коммунарские сборы, а в этом году с нами было 287 человек, делают это абсолютно осознанно. Они знают, что их ждет. Родители тоже понимают, что именно предстоит сделать их детям. Перед сборами проводятся родительские собрания, в ходе которых всем родителям раздается памятка о коммунарском сборе с отрывным талоном. И на этом отрывном талоне родители расписываются, что они ознакомлены с программой сбора и согласны отпустить туда детей. Дети в предсборовский период очень четко осознают, в чем будет состоять суть сборов. Поэтому проблем, связанных с отказом идти в гору, у нас не бывает.

– Можно ли сказать, что за все годы существования сборов дети изменились? Может быть, поменялось отношение детей к сборам?

– Конечно, можно так сказать. Но изменилось не отношение детей к сборам, просто мир стал совершенно другим. Раньше в рамках коммунистической идеологии коммунарские сборы были зоной свободы. В отличие от заидеологизированной пионерии и комсомола, здесь ребята могли позволить себе самостоятельно мыслить, самостоятельно принимать решения и действовать. Этот момент отличал коммунаров от пионеров и комсомольцев. Он и по сей день остается очень важным.

Сегодня у детей масса соблазнов с одной стороны и огромный спектр возможностей применить себя в рамках мира с другой стороны. Сборы – это одна из альтернатив такой реализации. И те, кто выбирают это, делают это абсолютно осознанно.

– Сборы – это добровольное дело?

– Конечно, абсолютно.

– Бывает ли так, что кому-то не разрешают участвовать в сборах?

– Да, и таких очень много. Многие родители не разрешают своим детям участвовать в сборах из-за плохой успеваемости, многие – из-за особенностей организации сборов. Сборы проходят в школе, это с точки зрения родителей место не очень комфортное. Некоторые дети избалованы многозвездочными отелями, а это формат совсем другого плана. Многих родителей смущает, что отряды разновозрастные. Некоторые родители, запрещая ребенку участие в сборах, таким образом наказывают его. Это в принципе не жестоко, но не всегда правильно, хотя в отдельных случаях работает.

В данном случае родители наказывают не Интернетом, велосипедом, телевизором или еще чем-то, а тем, что в жизни ребенка является системообразующим. Такой запрет – отлучение от сверстников и работы в команде – может повлиять на личность ребенка.

– Возможна ли сегодня альтернатива сборам?

– Альтернатив коммунарскому сбору я вижу мало. Сегодня есть люди, которые работают в том же направлении. Пытаются через реальные дела, через реальную ответственность воспитывать детей. Но таких очень мало. В основном эти альтернативы досугово-развлекательные либо познавательно-развивающие.

Коммунарские сборы в свое время были сначала всесоюзно поддерживаемы, а затем всесоюзно гонимы. Официальные госструктуры (пионерия и комсомол) достаточно сильно испугались влияния коммунарского движения на детей. В отличие от пионерии и комсомола коммунарское движение не приемлет жесткого диктата, и за ним нельзя так пристально следить. Поэтому да, для власти в свое время это была проблема.

Как бы плохо мы ни говорили о пионерии, комсомоле и их заидеологизированности, это лучше, чем полное отсутствие чего бы то ни было.

Если детям не предложить организоваться в какой-либо форме, они сами будут стихийно сбиваться в стаи, которые уже никто не проконтролирует. И это одна из основных проблем сегодняшнего дня. Как бы то ни было, пионерия, комсомол, а затем партия – это и был тот кадровый резерв и школа, которые были ресурсом управленческого аппарата. Плохо ли, хорошо ли, этот управленческий аппарат во многих случаях срабатывал. Сегодня отсутствие кадровой политики связано с тем, что у нас нет управленческой лестницы, «ступая» по которой, ребенок, юноша, а затем молодой человек набирался бы опыта и постепенно выходил в управленцы. Поэтому сегодня кумовство, местничество и деньги играют такую большую роль...

Это мнение директора «коммунарской» школы.

А так вспоминают о сборах уже взрослые участники прошлых лет.

Ксения Евсеева (Сапожникова) директор по обучению образовательного центра PlanetEnglish, год выпуска 1996: «Воспоминания о сборах относятся к самым чудесным воспоминаниям о школе. Когда я училась, коммунарские сборы проходили два раза в год, весной и осенью. Это было сумасшедше веселое, зажигательное, интересное время. К сборам мы начинали готовиться за полтора месяца, продумывали выступления, среди нас назначались комиссары.

Три дня сборов в школе пролетали безумно быстро! Это было волшебное время, заполненное  играми, сценками, песнями и особенными теплыми отношениями между детьми, и, что еще более важно, между детьми и педагогами. Конечно, «на ты» мы с педагогами не переходили. Но было чувство такого необыкновенного родства с ними, что даже потом, переходя в учебный процесс, к педагогам  мы продолжали  относиться по-особенному. В 6 классе преподавать историю к нам пришел Дамир Галиханович. Наш класс ему сильно понравился. И, несмотря на то что на коммунарские сборы брали  только с 7 класса, он взял на сборы нас, шестиклассников. Дети самого младшего возраста на коммунарских сборах называются «микробы». Мы были тогда «микробистые микробы», совсем маленькие. И я помню, с какой заботой и поддержкой к нам относились все вокруг.  За  эти три дня мы все там выросли. Мы пришли на сборы домашними детками,  а за три дня произошел   глобальный личностный рост. Потом мы, шестиклашки, запросто могли общаться со старшеклассниками, они в нас видели уже не просто мелюзгу, которая вертится у них под ногами, но реальных людей, личностей.

На сборах мы много пели коммунарские песни в орлятском кругу. Это особое ощущение: все держатся за плечи и ощущают друг друга единым целым. Я помню, лет в 12 я стояла в этом кругу, смотрела на людей вокруг и думала: «Какие они все классные! Я бы за каждого из них жизнь отдала!» Конечно, это были максималистские чувства, присущие только этому возрасту, но всплеска эмоций такой силы со мной больше не случалось, пожалуй, никогда в жизни.

Знаковым событием для меня было избрание комиссаром. Причем я была одним из самых младших комиссаров. Обычно комиссарами становились 10- и 11-классники, а я была выбрана уже в 8 классе. Я благодарна тому, что в меня тогда поверили. Там меня научили лидерству, думаю, что это сыграло большую роль во всей моей жизни.

Я очень благодарна Дамиру Галихановичу и Дине Михайловне. Дамир был и остается душой сборов. Дина Михайловна – один из самых ярких и креативных организаторов сборов, потрясающий человек! О сборах у меня остались самые теплые, чистые и светлые воспоминания. Такие особенные,  искренние отношения между людьми могли сложиться только там».

Евгения Рябинина, ихтиопатолог, год выпуска 2002: «Сборы сделали из меня человека. То есть не то чтобы до сборов жизни не было, но они, а было это в девятом классе, наконец раскрыли мне тот факт, что на самом деле люди интересны и с ними есть о чем поговорить. Ну и уж тем более существует масса всего, что нас объединяет. Как только я все это поняла, действительность стала совсем другой. Можно сказать: «Добро пожаловать в реальный мир, Нео!» :) Интересных случаев на сборах было, конечно же, полно, и воспоминаний – соответственно. У меня до сих пор хранятся записки, письма, какие-то другие сборовские вещи. Я периодически выбрасываю накопившийся хлам, но эти мелочи, наверное, не выброшу никогда. Слишком дорогие воспоминания. Про случай со сборов. Вспоминается один из марш-бросков, где сбор разделили на две группы, каждая из которых шла своим маршрутом. Когда наши армии встретились, то устроили ледовое побоище. Меня угораздило попасть в самый центр стенки на стенку, и я до сих пор отчетливо помню, что оказалась в самом низу. На мне в буквальном смысле лежал весь сбор. И постепенно людей сверху все прибавлялось. Под конец я уже видела только крошечный кусочек неба и чувствовала себя Андреем Болконским на поле боя. И вдруг откуда-то издалека голос Дамира Галихановича: «Отходите! Отходите!» Я была спасена. :) Все остальные мои воспоминания о сборах не менее яркие, но не такие травмоопасные )))».

Юлия Сергеева, архитектор ООО СКБ «Форум», аспирант ЮУрГУ, год выпуска 2002: «Для меня сборы были новым миром, который начался и закончился за три дня, но никогда не ушел из моего сердца. Сборы показали, насколько сильна общность сплоченных идеей людей и какую энергию для творчества это дает. Нигде и никогда я больше не встречала столько личностей, способных объединить в себе дружбу и приверженность единым ценностям в одном коллективе. Все-таки главное определение: «Сборы – это целая вселенная».

Кирилл Горных, нейрохирург, год выпуска 1996: «По-честному, первое воспоминание при слове сборы – это любовь. Затем – друзья, творчество, походы. Вера во что-то хорошее. В принципе сборы – это что-то хорошее:)».

Антон Мишин, руководитель отдела социальных медиа группы компаний «Sitko.ru», год выпуска 2005: «Именно коммунарские сборы привили мне любовь к вылазкам на природу и общественно полезным делам. И пусть общественно полезными делами занимаюсь чуть меньше, чем хочется, но всеми медалями и прочими наградами по спортивному туризму я обязан именно марш-броскам на сборах».

Павел Стерликов, финансовый директор фирмы «Евроокно», год выпуска 2001: «Сборы – это альтернативный мир, к созиданию которого теперь уже я непосредственно прикладываю руку. Это, бесспорно, мир искусственный, идеализированный со своими правилами и законами. В жизни так не бывает, это нереально. Об этом любят говорить некоторые обитатели мира реального и ставить это нам в укор. Но ведь все эмоции, которые мы здесь переживаем, настоящие! И, может быть, более настоящие, чем весь этот так называемый реальный мир. Именно поэтому многие выпускники хотят прийти сюда «погреться», ощутить то, что они называют духом сбора. Очень многие могут сказать, что только на сборе они настоящие. Это звучит, конечно, наивно, как будто мы живем только 3 дня в году. Но для многих это действительно так. Я к этому отношусь несколько проще, понимая, что наша жизнь – не сказка. Сказку я пытаюсь сделать на сборе. (Улыбается.)

Здесь меняются местами понятия «нормально» и «ненормально», мещаются акценты моральных принципов. Здесь нормально помогать ближнему, подставлять ему свое плечо и, что важно, не ждать за это похвалы. Здесь нормально улыбаться и иметь активную жизненную позицию, петь, когда хочется петь, писать письма, называть «мамочкой» своего комиссара и быть хорошим человеком. Здесь нет моды на плохих парней. И все это именно нормально, а не «с моральной точки зрения правильно». Это видно на живом примере комиссаров, стариков, генералов и всех, кто считает себя сборовским по духу. Никто никого не принуждает. Если ты не приемлешь эти ценности, ты просто не будешь приходить на сбор, рассказывая о том, например, какой это детский сад. У каждого может быть свое мнение, это их право. Но я рад, что люди из нашей «песочницы» способны поднять давно уже недетские проекты, и с каждым годом они лишь набирают обороты. Я продолжаю участвовать в сборах, потому что в 2007 году меня позвал в генералитет Дамир Галиханович, потому что здесь меня ждут небезразличные мне люди, потому что здесь, хоть мы и создаем «искусственный мир», я вижу плоды своих трудов в реальных живых людях. Они вырастают из 8 класса сначала в студентов, а потом и в выпускников вузов. Они несут с собой по жизни свой особенный свет. Ради того, чтобы таких «светлых» людей стало больше, я и прихожу на сбор. Можно сказать, что это придает дополнительный смысл моей жизни.

Источник: cheldiplom.ru

 

Вокруг

Обзорный очерк

"Говоря о развитии челябинской школы в XVIII – нач. XX вв., мы  хотели бы отметить, что она, как и российская школа в целом, ориентировалась на общественные потребности.  Утилитарность даваемых ею  знаний изначально доминировала над их мировоззренческим содержанием".

"Если мы не будем представлять себе школу будущего, у нас не будет, простите за каламбур, ничего настоящего. И вопрос о том, кто должен быть министром просвещения, неизбежно входит в эту парадигму..."

В круге

«Внутренняя энергия не может бесконечно поддерживать процесс. На энтузиастах можно сделать прорыв, но работать всегда – нельзя! И плоха та страна, которая нуждается в героях. Мы должны учиться существовать без них».

Беседа с директором челябинской гимназии №1 Дамиром Тимерхановым

"Мне кажется, хороший директор не может быть без харизмы. Это, как говорят, редкий, «штучный товар». К сожалению, далеко не всегда этот «товар» – интересные люди и профессионалы – в нашей стране востребован. Гораздо более востребованы люди, которые четко выполняют задачу и не задают лишних вопросов".

Интервью с директором Первой гимназии г.Челябинска

"Сегодня мы говорим о технологиях, комфорте и многом другом, а учитель и ученик уходят на второй план. Хотя и теперь я считаю, что сердцем школы должен оставаться учитель, стоящий с мелом у доски..."

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".