Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Я лайкнул вас, чего же боле…

Я лайкнул вас, чего же боле…
АНТОН МЕРКУРОВ

 

Мне скоро тридцать. Моя жизнь в социальном плане типична: детский сад, двор, школа, ещё одна школа, попытка института, одна компания, другая компания, третья компания. Ничего особенного. Так живут жители многих крупных и не очень городов. На всём протяжении этих лет меня окружали люди.

Хорошие и плохие. Мальчики и девочки. Друзья и подруги. С кем-то дружил, с кем-то переставал дружить, всё как обычно, посредственно и банально.

Однако технологический прогресс сыграл злую шутку: теперь все эти люди за мной следят. Каждый день. Иногда по несколько раз. Раньше нельзя было представить, что все, с кем ты более или менее тесно пересекался в жизни, в один прекрасный день окажутся в одном месте. И никто не мог представить, что это место будет называться Facebook.

Посвятив какое-то количество материалов технологической стороне этой социальной сети, нужности кнопки Like, самой страничке и захвату российского интернет-пространства, социальную часть я не описал. Что логично: статистику посещений намного легче отследить, интеграцию Facebook Connect в конкретный проект легко описать, а сформулировать, как Facebook повлиял на жизнь, оказалось сложнее. Видимо, момент настал.

Начнём с людей. Не случайно начало — банальное жизнеописание. Наша жизнь в том, что когда-то называлось real life, сильно отличается от того, что когда-то называлось online. Как там, в жизни, было? Встретились, пообщались, потом судьба развела по разные стороны планеты. Да какой там планеты — страны, района. Все человеческие отношения, конечно, разные, бывает друг на всю жизнь, бывает — компания, с которой уже 20 лет раз в неделю пиво около подъезда пьёшь, всякое бывает.

Но всё же наше окружение не всегда отличается постоянством. Меняется работа, учебное заведение, появляются новые интересы, открываются новые города. Вместе с этим появляются новые люди, а старые куда-то исчезают. Пути расходятся. Это не плохо, это не хорошо, это жизнь.

Пока было то, что когда-то называлось real life, даже убеждённым экстравертам, не представляющим свою жизнь без общения и больших компаний, поддерживать связь с большим количеством людей было достаточно проблематично. Чисто с технической точки зрения: всех повидать, всем позвонить, всем написать окончательно выходящие из моды бумажные письма, всем рассказать и всех выслушать нереально. Просто времени не хватит.

Однако с появлением Facebook всё стало просто. Добавил человека в друзья — и вуаля, его быт с завидной регулярностью появляется на странице в удобной для потребления форме. И, в общем-то, как наблюдать, так и транслировать свои мысли сотням людей, безотносительно качества ментальных отношений, — не проблема. Это действительно удобно. Можно задать провокационный вопрос: но нормально ли это? Ответа нет. Грань стёрлась.

Разделение на offline и online практически исчезло в последние годы. Не потому, что интернет стал широко распространён, завёлся в телефоне, телевизоре и других когда-то не очень приспособленных для этого устройствах, а потому, что благодаря этим устройствам он плотно интегрировался в нашу жизнь. И какие-то аспекты социальной деятельности, которые раньше однозначно обозначали «реальное» общение, сейчас стали настолько же реальны, хотя и происходят через виртуальное пространство.

Виделись в Skype, разговаривали там же.

— Как дела у Маши из Нью-Йорка?

— Да отлично у неё дела, ребёнок вот сегодня в школу поступил.

— Общались?

— Зачем? Она в Facebook про это написала.

Приходишь куда-нибудь:

— Что нового?

— Ну вот, только вернулся из командировки.

— Это мы только что у тебя в Facebook читали! Что нового? Что произошло за те 30 минут, пока ты не пользовался компьютером?

Где тут реальность? Где тут онлайн? Всё смешалось в доме Облонских.

Или вот давайте про отношения. Между мальчиками и девочками. Ну или в других вариациях, кому как. Ещё какие-то пару лет назад отношения между людьми были исключительно офлайновым процессом. Сейчас свой матримониальный статус легко демонстрирует на весь мир каждый второй. Расстался с девушкой? Раз — в статусе появилось Single. Причём, по статистике, девушка часто узнаёт о том, что с ней расстались, как раз из этого статуса.

Жизнь наладилась? Начал встречаться? Женился, не дай бог? Да в ту же секунду (слава iPhone!) об этом снова узнает весь мир. Так уже прямо в загсах меняют статус на Facebook. А действительно, удобно же. Так надо всем бывшим подругам писать, мол, девушки, нет больше шансов, я глубоко женат, прощайте. Времени уйдёт — тонна. А тут раз — и всем рассказал. Да и окружающим удобно.

Раньше бывало как: захочешь девушке позвонить, набираешь номер, а там какой-то Вася отвечает. Обидно, нашла другого. Ну и как-то перед Васей неудобно. А тут заглянул в Facebook: Single — есть шансы, Married — … ? Как, лет пять? Тем более есть! Предупреждён — значит вооружён. Было ли у нас такое до появления Facebook? Нет. Техническая революция налицо. Ещё чуть-чуть осталось: наводишь iPhone на девушку в кафе, он тебе раз и говорит: «Зовут Маша, работает там-то, замужем. Муж такой-то. Только что запустил Foursquare и «зачекинился» в Нью-Йорке». Чувак! Маша сегодня одна, и у тебя потрясающий шанс. Техническая революция — налицо!

И главное что. Все вот обвиняют Facebook в нарушении прайваси. Частные данные теперь доступны всем и каждому. История нашей, пусть и не очень длинной жизни, теперь отслеживается, хранится и проматывается — к сожалению, только в прошлое, но, думаю, математики придумают, как и будущее предсказать. На основе прошлых действий. И кто тут виноват? Facebook? Нет! Мы все добровольно загружаем фотки, где мы изрядно поддатые, в компании друзей. Мы все хотим такого лёгкого и какого-то быстрого счастья в личной жизни, поэтому радостно ставим статус Single, в надежде, что он будет работать на противоположный пол как красная тряпка на быка. И кого тут винить, если что? Да только себя. За то, что подсели на эту иглу технологического прогресса.

Британская пресса намедни обсуждала очередной суицид на Facebook. Как мальчик, имеющий тысячу друзей, написал, что скушает все имеющиеся таблетки — и прощай, прекрасная жизнь, здравствуй, загробный мир. Много комментариев собрал, кстати, с разными версиями. И концовка грустная — скоропостижно скончался. Потому что никто из этой тысячи друзей, естественно, не приехал и не помог.

И тут на колумнистов нашло, и каждый направо и налево начал обсуждать, какое зло этот ваш Facebook. И никакие там не друзья. Раньше друзьями становились. Теперь в друзья добавляют. Раньше друзья ссорились, теперь в Оксфордском словаре появляется слово defrend. Офрендить.

И правда, я смотрю в экран ноутбука, там разные люди рассказывают о своей жизни. Кого-то я знаю, кого-то не очень, о ком-то лучше, чем о многих. И так далее. Facebook утверждает, что они мне друзья, а я вот как-то не уверен. У меня и правда есть друзья, и, видимо, спасибо техническому прогрессу, общаться мы можем больше: написал в Facebook — и все друзья узнали, что настроение сегодня г…, а завтра иду с девочкой гулять. Быстро и эффективно поделился с друзьями. Их не так много. И откуда взялись остальные тысяча — для меня загадка.

Когда дело доходит до выводов из рефлексии на тему изменившихся отношений между людьми, становится страшно. Страшно, оттого что то, что когда-то называли реальной жизнью, куда-то уходит. По проводам или теперь уже часто без проводов — слава Wi-Fi, и 3G, и Yota. С другой стороны, удобно же. Изменил статус — и решил часть проблем. С третьей, да начни я орать на всю страну или даже весь мир: «Люди! Вы что?! Это же не нормально!» — сожрут с г…, и будут правы. Потому что, видимо, это нормально.

Нормально, что друзья — это сотни людей, с которыми часто уже мало общего осталось. Нормально, если вдруг с девочкой расстался, всем этим сотням об этом сообщать. Нормально поставить Like. И, написав проникновенный пост, получить кучу комментариев — и довольно уснуть. Пообщался. Нормально.

Последнее, что греет: всегда есть возможность снять трубку, позвонить, встретиться и пообщаться нормально. С кем хочется. Как всегда. Традиционным путём. И в общем-то, когда эта онлайновая вакханалия надоест, можно попробовать выйти.

Ну или как минимум обновить статус на Facebook. Может, поможет.

 

Источник: chaskor.ru

 

20.03.2013

Отца Святослава (Соболькина) из села Клястицкого называют бессребреником. В 41 год нет у него ни кола ни двора. Только пять дочек, старшей Насте пятнадцать, младшей Злате 2 года, да изнурительный жертвенный труд без отдыха и выходных.

– Бессребреник – это громко сказано, – не согласен он. – Наверное, потому так говорят, что без денег храмы восстанавливаем.

Экскурс в "пищевое прошлое" России
9.10.2012

"Читаешь в дореволюционной прессе о бесчисленных случаях пищевых отравлений и ловишь себя на мысли: как вообще народ выживал, если законодательство не оберегало население от преступников-пищевиков?! "

О нашем отношении к многодетным семьям
16.02.2012

Нарушение благопристойной картинки в семьях, осмелившихся идти против течения: рожать больше обычного или усыновлять детей, - карается строго. Осуждением, лишением помощи, вмешательством во внутренние дела семьи.

13.02.2012

В канун годовщины дуэли Пушкина, который был смертельно ранен 175 лет назад, среди старшеклассников Челябинска провели опрос. Что думают молодые люди о дуэли, как способе защиты чести и достоинства? Выяснилось: никто из ребят не считает ценностью ни честь, ни достоинство.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".