Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Свой-чужой. Репортаж из толпы

Свой-чужой. Репортаж из толпы
MARTIN TORP

Я слетал на один день в Пенджаб. В Амритсаре стоит известный на весь мир Золотой Храм - я уже давно туда собирался, а сейчас вдруг подумал, что я от него в часе лета и, улетев утром, смогу к полуночи вернуться обратно.

Я уже второй день думаю над тем, что я увидел - над красотой этого и тут же над абсолютной странностью, или даже скорее безумностью всего этого. Я увидел в Амритсаре, как человек ппревращается в толпу.

Это всегда странное зрелище - потому что когда человек превращается в часть толпы, он вдруг теряет свою индивидуальность и вообще перестает быть похожим сам на себя. Именно поэтому толпой гораздо легче манипулировать, чем каждым человеком в отдельности. Когда человек становится частью толпы, он уже практически не задает вопросов и практически не думает - он просто следует за толпой и делает все то же, что делает толпа.

Это хорошо видно всегда на войне, в религии и на массовых политических собраниях. В Амритсаре я сначала оказался в толпе молящихся сикхов в Золотом Храме, а потом, через несколько часов, в практически той же самой толпе на церемонии закрытия границы Индии с Пакистаном.

В Золотом Храме толпа, идущая к Золотому Храму, тебя не столько подхватывает, сколько заглатывает и несет потом, не спрашивая ни тебя, ни себя, к заветной цели. Это вообще была религия в своем абсолюте, и я был абсолютно заворожен этой истовой толпой, ползущей, со мной в середине, в громкой молитве.

Через несколько часов все эти люди загрузились в машины, автобусы и моторикши и направились в сторону границы, 30 километров от города. Мы проезжали мимо рассчитанных на три человека рикш, в которых помещалось по полтора десятка человек, они лежали там тремя слоями, свисая головами по бокам драндулета - но они были упорны в своем стремлении доехать до границы.

Каждый вечер там проходит эта церемония, когда вечные враги Индия и Пакистан (бывшие, конечно, всего 60 с небольшим лет назад одной страной) закрывают пограничный пункт. Это одно из самых странных представлений, которые я видел в жизни, когда пограничники, словно нахохлившиеся петухи перед схваткой в совершенно по-цирковому грандиозном обмундировании, пытаются перещеголять друг друга в собственной воинственности (а значит и в величии своей страны) - со всеми жестами, вскидываниями ног выше головы, противостоянии друг с другом глаза в глаза на расстоянии полуметра, разделенные только белой линией границы на асфальте, а потом они с грохотом запахивают эти двойные ворота: с одной стороны написано India, с другой Pakistan.

Но меня даже больше поразила не церемония, а толпа. С индийской стороны туда приезжают тысячи людей - мужчин, женщин, детей, целых семей - которые в фантастическом запале кричат про-индийские лозунги и речевки, пытаясь перекричать такие же про-пакистанские речевки толпы в паре сотен метров от них по другую сторону ворот. Толпа в какой-то момент обезумевает, и маленькие девочки и старые женщины начинают бежать к воротам с громадными индийскими флагами, тысячи людей скандируют в одну глотку, и на этом фоне разворачивается петушиное действие пограничников в полуметре друг от друга по разные стороны границы.

Эта многотысячная толпа с каждой стороны специально приезжает туда каждый вечер, чтобы показать другой стороне, что они лучше и сильнее, где не отличишь уже любовь к своей стране от ненависти к другой. Эта толпа, которую научили воспринимать происходящее из категории "свой-чужой", и никто уже не спрашивает почему. Вечером в Амритсаре мне потом с гордостью говорили, что несмотря на то что с индийской стороны людей было гораздо больше чем пакистанской (и видимо индийская машина по созданию толпы нуждается в этом нагнетании гораздо больше чем пакистанская - хороший вопрос зачем, но его опять никто не задает), индийцев, по их уверениям, было на 70% меньше обычного, в то время как пакистанцев было больше. То есть они зачем-то пытались меня убедить в своем прлном превосходстве.

Когда попадаешь в такую толпу - а она одинаковая по сути в Индии, в России, в Уганде или США - надо попытаться сделать усилие остаться собой и задавать себе вопрос "зачем", а еще помнить говорить себе "это не мое". Я помнил об этом и когда сикхи в Золотом Храме пытались уговорить меня распластаться на земле перед божеством, и когда на границе кто-то посреди этой истерии пытался вручить мне громадный индийский флаг, чтобы я им размахивал. Человек, не являющийся частью толпы, и сама толпа - и в Индии, и в России - взаимно кажутся друг другу одним из самых странных зрелищ, которые они видели в жизни.

Источник: martintorp.livejournal.com

 

Экзистенциальные заметки
4.02.2013

"Прилетев обратно и еще не улетев куда-либо еще, я хожу по улицам и смотрю на людей, которые носят свои лица, как одежду, скрывая, что прячется за ними - и представляю, сколько за ними таких скрытых талантов, скрытых достижений тела или ума, на которые они положили столько времени и надежды, но которые оказались никому не нужны".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".