Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Где зимуют уральские пчёлы?

Где зимуют уральские пчёлы?
Текст: Марина Морозова

 

С Виталием Леонтьевичем Петровским заочно знакомы пчеловоды разных континентов. Более 12 лет наш земляк является постоянным автором авторитетного английского журнала «The Beekeepers Quarterly» (дословно – пчеловоды ежеквартально). Все это время в маленький Еманжелинск летят письма из Северной Америки, Африки и Европы.

Не волки, а пчелы

Когда в конце 90-х годов он только-только начинал сотрудничать с «The Beekeepers Quarterly», редактор журнала Джон Фиппс мечтал поснимать в Еманжелинске волков. Очень скоро англичанин понял: его внештатный корреспондент живет в краю, который не настолько дик (медведи и волки по улицам не ходят), а русские пчеловоды во многом опередили европейских. Впрочем, последнее утверждение справедливо, если судить по самому Виталию Петровскому – человеку любознательному, изобретательному, впитывающему все передовое. Он не утаивает «фирменных» секретов, поскольку уверен: большинству пчеловодов не хватает знаний.

Сам Петровский шутит, что на его давнем увлечении пчелами сказалась кулацкая жилка. Родители были из сосланных в Еманжелинск раскулаченных семей. Отец – с Украины, мама – из села Степное Челябинской области. Работать они умели. В 1948 году глава семейства Леонтий Франкович в числе первых получил звание «Почетный шахтер». Горняцкая зарплата была невелика, и чтобы поднять троих детей, родители держали корову. Но пчел у них не было.

Кулацкие гены дали о себе знать почти 40 лет назад, когда Виталий Петровский трудился техником-электриком на Еманжелинском механическом заводе. Начал с теории. Три года вечерами упорно читал специальную литературу, бывал на пасеках. В 1975 году купил два первых улья. Поставил их в огороде у родителей. В то лето домочадцам пришлось побегать, спасаясь от пчел.

Приобретенный в дальнейшем опыт позволил не только управляться с пчелиной семьей, но и подтолкнул к ноу-хау. Петровский усовершенствовал традиционный улей, сделав его в два раза легче и компактнее.

Ничего лишнего

- Помощников у меня тогда не было. Родители уже пожилые, сын совсем маленький, вскоре еще и дочка родилась. Возить ульи на пасеку и обратно приходилось одному, – вспоминает Виталий Леонтьевич. – Сначала я перепробовал все имеющиеся конструкции: громоздкие «лежаки», даданы. Остановился на многокорпусном улье, но ушел от стандартных рамок, которые использовали еще наши деды. За счет уменьшения рамки, удаления запилов с ее краев и тонких стенок я сделал улей легче. Вместе с рамками, полными меда, он весит около 20 килограммов. Зачем лишний груз? Такой пчелиный домик под силу поднять одному человеку, да и леса на него идет меньше.

Сейчас подобные ульи на 8-10 рамок используют американцы, их опыт переняли в Румынии и Финляндии. Правда, Петровский не знает точных размеров заокеанских аналогов (такие тонкости можно узнать только на платных семинарах в Америке). К оптимальной конструкции каждый шел своим путем.

К «авторским» ульям пришлось изготовить нестандартные рамки. Он даже подсчитал: за семь лет сделал 3000 рамок из липы. Корпусные ульи похожи на многоэтажный дом, а наращивать их приходится каждый сезон, по мере роста пчелиной семьи.

Медогонка тоже потребовалась «эксклюзивная», потом – паровая воскотопка, всевозможные станки. Дорогому и не очень качественному стандартному оборудованию Виталий Леонтьевич всегда предпочитал сделанное собственными руками или на заказ.

Мы из Африки с приветом!

Опыт копился, а узнавать хотелось все больше и больше. В 1998 году вместе сыном Виталием он наткнулся в Интернете на журнал «The Beekeepers Quarterly». Издание старое, более чем со столетней историей. Новый редактор – бывший учитель Джон Фиппс – как раз искал внештатных сотрудников в разных странах мира. Петровский-старший стал первым и единственным автором из России. Его статьи переводил сын Виталий, владеющий английским.

Петровские освещали много тем, интересных пчеловодам разных стран. В одном из номеров, например, опубликовали снимки ульев, накрытых шапкой сугробов, и подробную информацию о том, как зимуют уральские пчелы. В 2001 году Петровский-младший съездил в Болгарию, где редактор «The Beekeepers Quarterly» собирал своих корреспондентов. После личного знакомства сотрудничество с журналом стало еще более тесным, а отношения между собратьями по увлечению дружескими. Встречаться захотелось чаще.

Был момент, когда в Еманжелинске ждали Джона Фиппса с супругой и съемочную группу из Великобритании. Иностранцы хотели поснимать уже не волков, а местные пасеки, уральскую природу. Тогдашний мэр города обещал выделить для зарубежных гостей «Газель». Все сорвалось, когда в Чечне террористы захватили и казнили граждан Великобритании. Ехать в Россию англичане так и не решились. Зато по просьбам постоянных читателей разместили в журнале подробный фоторепортаж о семье Петровских, о городе, где они живут. Снимки герои репортажа делали сами, обычной цифровой камерой.

Бандероли со свежим номером «The Beekeepers Quarterly» приходят в Еманжелинск регулярно. Кроме них в квартире у Виталия Леонтьевича хранятся письма и фото (в том числе семейные) от давних знакомых из Италии, Англии, Швейцарии, Канады. Есть курьезное послание от начинающих африканских пчеловодов: они просят еманжелинцев помочь… материально. А вот молодой министр сельского хозяйства одной из стран Черного континента сообщает, что хотел бы приехать и поучиться у южноуральского маэстро пчеловодства.

«Медовая держава»

Несколько лет назад Петровским пришло приглашение от департамента сельского хозяйства США. Отца и сына звали поработать на Гавайях. Предложение заманчивое, если учесть, что американское пчеловодство считается самым масштабным и передовым. Однако Петровские подумали и отказались. Отцу было жаль расставаться с собственными достижениями и большим опытом работы в уральском климате, а Виталию Петровскому-младшему – с профессией. Он – инженер-электронщик, в 90-х годах окончил ЮУрГУ. Своей специальности был верен даже тогда, когда люди с высшим образованием ринулись «делать деньги» в торговле.

О том, что не поехали на чужбину, не пожалели. Виталий-младший нашел хорошую работу по специальности, Виталий-старший не расстается с пчеловодством. Он рад, что «лед тронулся»: в России, наконец, начали заниматься селекцией пчел. А любимицей Виталия Леонтьевича уже успела стать чистоплотная и трудолюбивая пчела карпатской породы.

- Если в Америке хоть один рой на тысячу пчелиных семей улетит, считается, что это пчелы плохой селекции, – рассказывает Виталий Петровский. – У нас пчеловоды веками работают с роевыми пчелами. В Америке пчелы не зимуют на севере, целыми автопоездами их везут на юг. Американцы получают огромное количество относительно дешевого продукта, а мы качаем мед по чайной ложке на человека. Надо расшевелить наших пчеловодов, чтобы они перевели отрасль на промышленную основу.

Сам Виталий Леонтьевич давно оценил двухматочное и пакетное пчеловодство и качественного сладкого продукта получает столько, что решил торговать в основном сотовым медом. Его производство – почти искусство. Пока единственной страной в мире, где граждане могут употреблять сотовый мед в неограниченном количестве, является все та же Америка. Если Виталий Петровский и подобные ему энтузиасты сумеют достучаться до наших пчеловодов, Россия может стать следующей «медовой державой».

Советы знатока

По-настоящему вкусен и полезен только зрелый мед, который начинают качать к концу лета. Это как яблоко: у зеленого – один вкус и свойства, у спелого – другой. А так называемого «майского меда» в природе не существует.

Наиболее эффективно двухматочное содержание пчел. Ведь с одного улья, в котором живут 30000 пчел, меда накачивают в два раза больше, чем с двух ульев, в каждом из которых 15000 пчел.

Источник: mediazavod.ru

 

Фарит Латыпов - пасечник от Бога
20.08.2011

По пасеке Фарит Латыпов разгуливает в белом легком костюме. С пчелами работает голыми руками. И они явно держат деда Фарита за своего. Вы бы посмотрели, как преспокойно он садит на себя целый пчелиный рой!

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".