Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Джозеф Антон по имени Рушди

Джозеф Антон по имени Рушди

И вот ожидаемая во многих странах мемуарная книга вышла! Ее автор Салман Рушди (р. 1947), британский писатель индийского происхождения, несколько лет назад за роман «Сатанинские стихи» был приговорен к смерти аятоллой Хомейни. По мнению последнего, писатель сочинил нечто «против ислама, Пророка и Корана», а один из героев явно напоминал Мухаммеда. О фетве (религиозном руководстве к действию) возвестило BBC, а британские журналисты, точно с цепи сорвавшись, принялась осаждать дом писателя. С этого дня у Рушди (а вернее, уже Джозефа Антона – псевдоним, придуманный для связи с полицейскими, образованный от имен двух любимых писателей Джозефа Конрада и Антона Чехова) началась новая жизнь. Полная угроз, ненависти и скитаний. Десять лет писатель прятался от правоверных мусульман всего мира, жил в доме, набитом сотрудниками полиции, в любую минуту, готовыми достать оружие и пристрелить агрессора, объявись тот на пороге. Писатель переезжал с места на место, беспокоился о своих близких и пытался жить дальше.

Эта книга – итог многолетних размышлений о себе, окружающем мире, своей истории, исламе и отдельных людях, по поводу которых автор высказывается порой нелестно. Мемуары, как и большая часть из написанного Рушди, не коротки. 859 страниц небезынтересного чтения. Но как это ни странно, писаны они от третьего лица. Однако рассказ, ведущийся якобы не о себе, а о некоем Джозефе Антоне, не делает книгу менее достоверной. В тексте даже представлены реальные документы, впрочем, их немного.

Итак, все начинается с того дня, когда писатель подумал: «Я мертвец», но все же отправился на похороны своего друга Брюса Чатвина и выслушивал остроты товарищей по кружку, будто и ему недолго осталось. К тому моменту его сыну от первого брака было девять лет, а отношения со второй женой напрочь разладились, хотя в свете новых событий она и пообещала остаться с ним.

На страницах этого увесистого тома есть все биографические детали с рождения до того дня, когда полицейские машины отъехали от дома уже известного писателя, на тот момент женатого четырежды. Истории из детства и юности – часть сюжета (мемуары Рушди строятся по законам романа и даже сохраняют интригу), но годы скитаний – композиционная основа и ключ ко всей книге. Хотя особенно трогательно пишет Рушди о родителях и своем ребенке.

Страницы полны размышлений о том, кто такой художник в наше время, возможна ли его свобода и на что он вообще имеет право: «Да, в 1986 году писателям еще вполне естественно было претендовать на звание, по словам Шелли, “непризнанных законодателей мира”, верить, будто литературное творчество способно выступить противовесом государственной власти, видеть в литературе благородную наднациональную и культурную силу, которая может, как прекрасно выразился Беллоу, “еще немножко приоткрыть Вселенную”. По прошествии двадцати лет в оболваненном и напуганном мире ремесленникам пера труднее будет заявлять столь высокие претензии. Труднее, но от этого, наверно не менее важно». Собственно, в этом основная идея книги.

Конечно в России особые умники тут же попытались связать историю многолетней давности с сегодняшними событиями, панк-молебном и внутрицерковными проблемами, что имеет место быть, но это не главное.

КНИГА:

Рушди С. Джозеф Антон /пер. с англ. Л. Мотылева, Д. Карельского. – М.: Астрель: CORPUS, 2012. – 859 с.

Источник: Читаем вместе

 

16.10.2012

"Государству и сообществу мусульман было бы лучше сесть за стол с профессорами и академиками и выбрать единую методику обучения исламу. На сегодня такой программы в России нет. Поэтому каждое духовное управление утверждает собственную программу для своих учебных заведений и говорит, что она лучше, чем у другого управления".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".