Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

В преддверии города

В преддверии города
Андрей Яншин

 

Что такое город? Прежде всего, наверное, это некое пространство, выбранное людьми для жизни. Это, точнее, место в пространстве, выбранное людьми или, может быть, выбравшее, притянувшее к себе людей и связавшее себя с ними.

Тогда чем же отличается  место «город» от места «деревня»?  Возможно, тем, что  город  – это самодостаточное, во многом обособленное от окружающего пространства место? Место, где человек пытается жить своими, человечьими, смыслами, опираться на свою, человеческую (отнюдь не всегда природосообразную) логику.

Действительно, если слово «деревня» в русском языке родственно слову «дерево», указывает именно на соотнесенность с земным ландшафтом, на открытость природе, на зависимость от нее и на единство с ней, то город содержит в себе совсем иное. Город – это ограда, ограждение, это надобность городить, ограждать, ограждаться. Деревня вписана в окружающий ландшафт как его часть, город же вырван из ландшафта, выделен из него, обособлен и отделен. Город начинается  – со стен, с ограды, во всяком случае так было прежде. Город – это заявка на самодостаточность, заявка, граничащая  с претензией.

Собственно, в этом и интрига: в том, как и для каких целей город использует свою отделенность.

Бывали эпохи, когда древние города мыслились и возводились как модели мира. Человек строил стену, очерчивал ею символическое (хотя и вполне конкретное) пространство, и в этом круге моделировал мир. Непростое это было занятие, ведь требовало не только прагматических навыков, но изрядной зрелости – метафизической. В те эпохи человек понимал, что любое его действие на физическом плане – мета-физично, вписано в Большой, не ограниченный лишь тем, что видит око, Мир. И это рождало благоговение, рождало уважение к миру, и это давало чувство ответственности. Представьте себе, как должен был чувствовать себя градостроитель, полагавший своим долгом в масштабах города воплотить замысел Бога – о Мире…

С другой стороны, во всем, что бы ни творил человек на этой земле, он воспроизводит прежде всего самого себя. Поэтому-то, всматриваясь в устройство эллинских Афин, мы в первую очередь видим и легче всего реконструируем портрет древнего грека, а, скажем, древние Бенарес или Чичен Итца – это «портреты»  индуса и майя тех эпох. По аналогии, и современный мегаполис – это «портрет» современного человека, не так ли?

Исследование любого города в таком ракурсе обещает превратиться в увлекательнейшее занятие. Однако, говоря о конкретном городе, история которого вмещает в себя многие поколения, можем ли мы надеяться ограничиться одним портретом? Портрет города – это летопись жизни его обитателей, это череда эпох и времен, это своего рода мост, начало которого теряется в тумане прошлого, а конец уводит в неведомую даль…

Что ж, город – мост, город – тайна…

 

Вокруг темы

Международный эксперт по городскому планированию - о будущем Челябинска

"Я знаю о Челябинске. Ваш город можно сравнить с Детройтом – такой же крупный промышленный центр. Если вспомнить историю, то в Детройте власти сделали ставку на дороги, там начали строить все больше и больше хайвеев, в результате город стал одним из лидеров Штатов по количеству автомобилей на душу населения. Но случился нефтяной, а затем и экономический кризис, часть предприятий закрылась, часть переехала в пригород, и в итоге город начал пустеть. Кому захочется жить среди шума, пыли и грязи?"

История одного исцеления

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990 году, преступность резко пошла на спад.

Сергей Еремин. Горькие размышления

Я постоянно думаю про чудеса, происходившие с разными городами. Про чудеса, являющиеся проявлением человеческой воли и четкого видения того, что хочешь получить в итоге.

Основные материалы

Сценарии видео-роликов о Челябинске

Мы публикуем сценарии трех видео-роликов, посвященных Челябинску. Надеемся, что со временем они превратятся в фильмы и положат начало "третьему Челябинску" - не городу заводов и "красных труселей", не городу "дорожных революций" и чиновничьего произвола. Но городу живых людей, ярких мифов и смеющихся лиц.

Сборник "Мифы и легенды Челябинска" - это уникальная попытка увидеть суровый промышленный город сквозь оживляющую оптику мифа. Удалась ли она, пусть судит читатель.

Исторические заметки и ностальгические этюды
Этот очерк истории Челябинска не претендует на историческую полноту и тем более «объективность». «Объективно» пишутся учебники и диссертации, сжимающие живую жизнь тисками рассудка. А «объективно» рассказанная история города представляла бы собой, скорее всего, статистический свод, что-то вроде сухой энциклопедии, за краем которой осталось бы главное: ветры судьбы, дыхание горожан разных эпох, пульс и движенье времен.

Галереи

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".