Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Тойук о Стеше

Степанида Борисова: "Когда пою – это я, Стеша. Не артистка. Никого не играю. Как я чувствую этот мир – так и пою".
СТЕПАНИДА БОРИСОВА
Этническая певица

 

Степанида Борисова – народная артистка России, одна из лучших якутских актрис, выдающаяся этническая певица. Желанная гостья фестивалей «корневой» музыки. Много гастролирует за рубежом, в Европе и Азии. Выступает с музыкантами разных направлений.

Дискография певицы, к сожалению, невелика: доступен пока только CD HULU PROJECT featuring STEPANIDA (совместная запись с интернациональной командой электронщиков). Готовится новый диск – с якутскими рокерами.

В 2007 году был снят документальный фильм “Тойук о Стеше” (екатеринбургская компания “А-Фильм”). Автор его, Сергей Анашкин, записал монологи своей героини...

 

"Это я – Стеша.

Электричество и радио я впервые увидела в шесть или семь лет. Очень мне интересно было, почему от маленькой лампочки - такой яркий свет. Все голову ломала, как в коробочку ( в радиоприемник) вмещается целая толпа людей. Думала: наверное, они крохотные, наверное, там – город. Никак не могла понять - как они могут жить там. И говорить так громко.

Я росла без отца. Тянула нас мама. Не было «отчего дома», того, который могла бы назвать «своим». Переезжали с места на место. Жили у чужих людей. И в балагане (якутская срубная изба в форме юрты – С.А.), где камелек. Пола-то не было – земля. Как в стародавние времена у якутов.

Было мне года четыре. Пришли друзья-одногодки Ион и Петя. Открывают дверь - в дом туманом вползает стужа. Падаю, теряю сознание. У меня коклюш. Долго не приходила в себя. А когда очнулась, то поняла: рядом есть смерть. И так мне обидно стало: почему я должна уходить одна? Без мамы, без брата.

На следующий день мои ребята приходят опять. Открыли дверь осторожно, чтоб не впустить холодный воздух. Смотрят на меня виновато, мнутся. Ион, как всегда, молчит, а Петя - он пошустрей - говорит: «Степаха, пойдем кататься». Расчистили заранее дорожки в сугробах (громадные, выше наших голов). Посадили меня на деревянные санки. Тянут вдвоем. Будто кони или олени. Чувствовала себя королевой…

В первый класс я пошла в торбазах (национальная обувь, мягкие сапоги - С.А.). С тряпичной сумкой. Так стыдно было: у меня торбаза, у других ребятишек – ботинки.

Жил в нашей деревне шаман. Звали его Хабырыс. Лечил людей. Он и моей сестре помог. Сломала руку, кость неправильно срослась. Хабрыз сломал ее заново и зафиксировал по-своему. Я видела, как он держал руку сестры и что-то приговаривал. Вылечил. Хабрыз умел прогонять хворь из хотона (якутский хлев, по конструкции сходный с жилым балаганом – С.А.). Мог останавливать кровь. Наши родители очень его чтили – настоящий шаман. И бубен у него был. Только камлал он втайне, запрещала советская власть. Рассказывают, что один активист не верил ему, надсмехался. Шаман на его глазах вдруг превратился в волка. Так говорят.

Отца увидела на исходе детства. Смотрела на него злыми глазами (жила обида за то, что он бросил нас). И вместе с тем, с любопытством. Некрасивым он мне показался тогда. Малорослым. Он исполнял олонхо (национальный эпос – С.А.). Был тойуксутом (певцом-импровизатором – С.А.). Говорят, лучше всего удавались ему напевы абаасы (якутские «черти», обитатели нижнего мира – С.А.), потому и прозвали его Арсан Дуолан (по имени властителя «бесов» из олонхо).

Мне выпадал шанс выучиться на оперную певицу. Дали направление в консерваторию. В Новосибирск. Я только закончила школу. Паспорта не было. Пока делала – закончились экзамены. Приехала с опозданием, сказали: иди во второй поток. А денег-то у меня – в обрез. Мама нашу единственную корову продала, убила. Семьдесят рублей - в один конец, семьдесят - обратно. А нужно ведь на что-то жить, дожидаясь второго потока.

Еще мне сказали: у тебя проблемы со слухом (я рояль-то до этого видела единственный раз, в Якутске, в министерстве культуры). Дали адрес профессора: сходи, позанимайся. Долго стояла напротив его дома, решала свою судьбу. Позвонить, или не стоит. Ушла. Иду, глаза опустила, под ноги смотрю. Прощаюсь мысленно с оперой. Вдруг окликает меня четверка парней. Земляками оказались, якутами. «Вы куда?». «Завтра в Якутск!» Полетела с ними домой. Вернулась - такая радость была, что не осталась в Новосибирске.

А осенью взяли меня в Нюрбинский драмтеатр. Отыскали в деревне (есть у вас тут девочка, которая поет…). Работала с Христофором Максимовым (актер, композитор, певец – С.А.). А потом поехала в Москву, поступать в Училище имени Щепкина.

Пела я, честно сказать, неважно. Когда ездила с Христофором Максимовым, могла исполнить только две песни подряд. Горло болело, голос садился. А он за концерт четыре десятка способен был спеть. Выходит, голоса вроде нет. Но с каждой песней вокал все уверенней, голос крепнет. Решила: в певицы я не гожусь. Вот и пошла учиться на драматическую актрису.

Голос мой (на кассете) услышала одна японка, актриса. Позвала в Токио, сделать концерт. Не знаю, откуда взялась храбрость – я согласилась. А у нас в театре тогда ставили спектакль-олонхо («Кыыс Дэбилийе» - С.А.). Я выступала в Японии, готовила голос к эпосу. Вернулась домой, мне говорят не без ехидства: «Мы тут репетируем постоянно, а ты готова ли, Степанида?». Отвечаю: «Готова!» Могла уже петь, сколько нужно: по 2 и по 3 часа.

Своих музыкантов у меня нет. Пою с теми, кто хочет со мной играть. Говорят, что я меняюсь в зависимости от того, с каким музыкантом работаю. Выступала с «Чороном», «Чолбоном», «Айталом» (лучшие якутские рок-группы 90-х годов – С.А.).

Хочется иногда петь, душа просит. А музыкантов нет. Если они приехали – иду и пою. Без всяких репетиций. Играют – пою!

Самое главное – слова. В них своя мелодия, своя энергия. На «Табыке» (рок-фестиваль в Якутске – С.А) я как-то исполнила песню «Мольба». Перед выходом говорю ребятам «Айталам»: «Буду петь о любви, слова примерно такие». Они начали вступление – и тут мелодия сама собой родилась. Импровизация. Второй раз мне эту песню не спеть. Не получается. Хорошо, что она не пропала. Кто-то ее записал.

Когда пою – это я, Стеша. Не артистка. Никого не играю.

Как я чувствую этот мир – так и пою".

 

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".