Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

О Чюрлёнисе и системном мышлении в живописи

О Чюрлёнисе и системном мышлении в живописи
ГЕНРИХ АЛЬТШУЛЛЕР
Изобретатель, писатель -фантаст, автор ТРИЗ

 

…Чюрлёнис - очень крупный изобретатель. Не в технике. Творческая жизнь Чюрлёниса очень коротка. Первые картины он нарисовал в 1903 году, а последние – в 1909 году. Семь лет от школы рисования до картин, которые сейчас считаются шедеврами. 400 картин.

Так получилось, что во многих картинах Чюрлёниса отчетливо просматриваются приемы, методы, подходы, операторы, которые он применял для решения задач. Совокупность этих обстоятельств сделала биографию Чюрлёниса очень примечательной, интересной с позиций ТРИЗ (теории решения изобретательских задач).

…То, на что я впервые обратил внимание, это картина «Рекс». Океан или море. Я подумал, что океан, и до сих пор не изменил своего мнения. Океан. В центре океана стоит маленькая статуйка. Вид на нее как будто с вертолета, летящего на высоте 500-800 метров.

 

 

Второй снимок – ноги статуи и постамент, корабль. Мачты корабля еле дотягиваются до верха постамента. Начинаешь понимать, насколько велика эта статуя.

 

 

Третий кадр – пальцы ног статуи и верхушки мачт. Начинаешь понимать, что она не просто велика, она огромна.

 

 

Человеческий мозг обладает удивительной способностью. Он думает даже тогда, когда мы не хотим думать. Три картины. Они не представляют художественной ценности каждая в отдельности. Я очень люблю Чюрлениса, но видел и вижу, что каждая картина по отдельности – это не шедевр. Т.е. она не лишена смысла, но взгляд невольно сканирует три картины, и через 2 минуты созерцания ты не воспринимаешь их порознь. Видишь эти картины как единое целое. Появляется ощущение огромности океана, в котором даже такая гигантская, чудовищная по размерам статуя – маленькое пятнышко на первой картине.

Это одна из первых попыток Чюрлениса, которую мы можем сейчас, задним числом, охарактеризовать как применение системного мышления в живописи.

Теперь представьте себе «Сонату моря». Первую из картин.

 

 

Видна конструкция этой картины. Те же три изображения, но только как бы нарисованные на прозрачном стекле и совмещенные. Если в «Рекс» Вам надо было разглядывать три картины по горизонтали и складывать, что, очевидно, вело к некоторым потерям, то здесь по-другому увидеть нельзя. На одной картине, на одном пространстве – три разных картины. Вид на побережье с высоты птичьего полета. Виден берег. Видны дальние холмы. Деревья, растущие на этих дальних холмах, - очень маленькие, кажущиеся очень маленькими с большой высоты. Видна мелкая сеть волн. Как с самолета, когда он подлетает к городу на побережье. Это одна картина. Вторая – глазами человека, который зашел, скажем, по колено в воду. На расстоянии вытянутой руки, нескольких вытянутых рук – волны, тени птиц, силуэты рыб, проплывающих у побережья. Это совсем другой взгляд на тот же участок моря и берега. Наконец, третья картина – подсистемы моря. Море состоит из капелек. И вот по всему экрану идут желтые капли моря. Картина, особенно не на репродукции, а в натуре, она потрясающа. Система обладает свойствами, которые не имеют ее части. Вроде, все просто в отдельности, а результат какой-то магический, чарующий. Шесть тысяч картин, включая этюды, написал Айвазовский о море. Но там море глазами – фотографа. Если хотите, талантливого, но фотографа! Здесь же образ моря такой, которого не было еще ни разу в мировой живописи.

Меня удивило, почему капельки желтые. Я потом в Каунасе пообщался с литературоведами, музыковедами, историками, художниками. Неизменно задавал этот вопрос. На меня смотрели, как на дурака, а потом говорили: «Знаете, балтийское побережье – это янтарное побережье, это от янтаря».

Несколько лет спустя я плавал с маской на Каспии. Занимался своим делом. Плаваешь, фотографируешь, киносъемку ведешь. Однажды я выплыл под вечер, когда солнце ударило прямо в маску. Капли на стекле маски одновременно вспыхнули ярким желтым светом, как на картине Чюрлениса. Я много раз повторял этот эксперимент, пока солнце не село. Это были капли воды на маске. Но ведь масок не было, и не был аквалангистом-ныряльщиком Чюрленис. Только силой искусства можно создать такую прогностическую картину.

Чюрлёнис – очень сильный художник. Он экспериментатор. Он все время испытывал новые приемы, новые способы отражения мира.

Обратите внимание на третью картину «Соната моря».

 

 

Большая волна развернута как пасть гигантская какого-то чудища. Это своего рода вызов великому японскому художнику Хокусаи. У Хокусаи есть самая знаменитая его картина, которая называется «Большая волна». Вы ее наверняка видели на многочисленных репродукциях. Она устроена вот так: лодки с маленькими фигурками бросивших весла и пригнувшихся к днищу гребцов. Две гигантские волны – лапы какого-то хищника. Пеной сделаны когти. Сейчас все сомкнется – и потонут лодки. Но вот задача для художника – как показать, что волна действительно очень большая? Нарисовать большую волну и маленькие лодки – этого мало. Этого достаточно для лодок, но недостаточно для искусства. Хокусаи сделал следующее – он нарисовал горизонт и Фудзияму. Фудзияма – священная гора для каждого японца. Противоречие: Фудзияма (пятикилометровая) должна быть выше, чем волны, - для правдоподобия. И Фудзияма должна быть меньше, чем волны, чтобы нагнать страха на зрителя. Противоречие разрешено за счет соблюдения законов перспективы: очень далеко Фудзияма, она кажется меньше. Для японца это шоковое зрелище – волна захлестывает Фудзияму – это же конец света!

Что сделал Чюрленис? Картина Хокусаи вся воздушная, вся построена на пене. Чюрленис демонстративно сделал все наоборот. Он повернул эти волны. Одну сделал больше и заставил ее как бы окаменеть. Он заставил окаменеть и пену. Пена застыла, и получился новый художественный эффект: вот сейчас обрушится эта тяжелая лавина камня на человека, не пенные когти, а тяжелые, грубые, гигантские куски застывшей лавы.

Очень интересна картина «Соната звезд».

 

 

Перед Чюрленисом стояла задача самой высокой трудности в живописи – показать бесконечность вселенной. Это задача 6 или 7 уровня.

На картине звезд практически нет. Они вот в одной узкой дорожке в верхней части картины. С левого края до правого края протянута маленькая коричневая дорожка - и на ней звезды. Звездный путь. По этой дорожке идет ангел. Если Вы верите в Бога, то поймете, почему идет именно ангел. И почему не простой ангел, а именно уставший ангел. Ангел, согласно религиозным правилам, - нематериальное существо. Ангел не может устать, не может износиться. Если ангел на середине звездной дороги устал… Для религиозного человека это то же, что для японца Фудзияма ниже волн. Для религиозного человека это символ безграничности – беспредельной протяженности и тяжести звездной дороги.

В настоящем искусстве определенно есть какая-то магия.

По материалам семинара в Симферополе в 1986 г.

Источник: altshuller.ru

 

В круге

О судьбе Константинаса Чюрлёниса

С самого начала, ещё до рождения, он был человеком междумирья. В нём просвечивали друг сквозь друга разные языки (музыки, живописи и литературы, польский, литовский и русский), взаимопрорастали разные миры (видимый и невидимый, вещей и идей).

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".