Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

«Искусство, в любых его формах, должно зажигать сердца»

«Искусство, в любых его формах, должно зажигать сердца»
БОРИС СМИРНОВ-РУСЕЦКИЙ

 

***

 

Последователь школы Куинджи, друг и ученик Николая Рериха, Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий писал в своем дневнике: «Искусство, в любых его формах, должно зажигать сердца». Наверное поэтому у художника нет ни одной мрачной картины. Смирнова-Русецкого называют мастером прозрачности, отдавая должное его неповторимой технике.

Борис Смирнов-Русецкий – продолжатель традиций русского космизма, член группы художников "Амаравелла", возникшей в России в 20-х годах ХХ века. В своих необычайно смелых по мысли картинах эти художники-космисты воплощали то, о чем писали ученые К.Э.Циолковский, В.И.Вернадский, А.Л.Чижевский.

Одно из положений Манифеста группы "Амаравеллы" звучит так: "Наше творчество, интуитивное по преимуществу, направлено на раскрытие различных аспектов Космоса – в человеческих обликах, в пейзаже и в отображении абстрактных образов внутреннего мира". Художники настаивали на "несказанности" своего искусства, его проникновении в "нездешнее". Они пытались соединить земное и небесное, реалистическое и фантастическое. Именно эта попытка синтеза, поиск гармонии мира так интересны в их творчестве. Большое влияние на творчество художников "Амаравеллы" оказала встреча с Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной Рерихами.

К сожалению, члены группы "Амаравелла" разделили судьбу многих талантливых русских людей, уничтоженных тоталитарным режимом. В 30-х годах группа была репрессирована. Космическое искусство на долгие годы оказалось под запретом.

И лишь самый молодой из всех художников, Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий (1905-1993), смог дожить до нового перелома в истории своей страны, хотя на его долю тоже выпало немало испытаний. В 1941 году он был арестован и пробыл в заключении долгих десять лет, прикасаясь к карандашу лишь несколько раз за все это время. Затем пять лет художник находился в ссылке. Арестовали Бориса Алексеевича не за его живопись, а за то, что в конце 1930-х годов он примыкал к остаткам московских тамплиеров и розенкрейцеров. Вероятно, сыграло свою роль и то, что при обыске в квартире художника были найдены письма от З.Г. Фосдик, сотрудницы Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. Преданность идеям, заложенным в Учении Живой Этики, помогла Борису Алексеевичу мужественно перенести все удары судьбы и не сломаться. На свободе он вновь вернулся к любимому творчеству, к общению с молодыми друзьями-художниками. Бесчисленное количество замыслов ждало своего воплощения. "Оставить людям то, что будет жить, будет воздействовать и помогать им духовно - это так важно", - записывал он в своем дневнике. Его глубоким убеждением было то, что "искусство, в любых его формах, должно быть исполнено духовности, должно зажигать сердца".

Борис Алексеевич родился и вырос в Петербурге, в 1917 году его семья переехала в Москву. В юности он испытал сильное духовное влияние со стороны дяди, искусствоведа А.П. Иванова, познакомившего племянника с художниками "Мира искусства" и "Бубнового валета". Особенно запомнились ему рассказы о Н.К. Рерихе, с которым впоследствии довелось познакомиться лично. Именно Н.К. Рерих посоветовал Борису продолжить художественное образование (после трех лет обучения в студии Ф. Рерберга) в Высшем государственном художественно-техническом институте и написал рекомендательное письмо А.Щусеву, в то время возглавлявшему Третьяковскую галерею.

Огромную роль в творческом становлении молодого Бориса сыграл также В.Кандинский, с которым он переписывался в 1922-1927 годы. И если Н.К.Рерих был его проводником в миры горние, в тонкие планы Реальности, то В.Кандинский помог ему прикоснуться к архаическим пластам самостоятельного бытия форм-существ. Осмысливая открытия в области абстрактной формы, изложенные В. Кандинским в книге "О духовном в искусстве", художник стал более остро и глубинно ощущать природу, космичность любого патриархального уголка России.

Художник оставил огромное наследие – 1 800 картин и 2 000 этюдов, он автор более 40 циклов картин.

 


***

 

Особенность живописи Б.Смирнова-Русецкого в том, что он воспринимает природу не только как часть Земли, но и как часть Вселенной. Отвечая на призыв Н.К.Рериха осознать красоту Космоса, Б.Смирнов-Русецкий стремится передать в своих картинах единство Космоса, выразить Беспредельность в великом и в малом. Поэтому его пейзажи становятся не просто изображением природы, а отражением человеческой души. Природа на его картинах живая, думающая, размышляющая о вечном… Луч интуиции художника высвечивает небывалые дали. Перспектива наслаивается на перспективу; пространство просвечивает сквозь пространство; за нашей Вселенной брезжат иные миры. Художник мастерски передает это чередование планов, сквозящих друг в друге, открывая перед зрителем прозрачный образ Беспредельности. В нее хочется глядеть долго-долго, она зовет, притягивает, настраивает на сосредоточенное внимание, которого нам так не хватает в сегодняшней суматошной жизни.

"Главная задача, - писал художник, - углубление духовности в жизни и в искусстве".

Мудрость, одухотворенная любовь к жизни, людям, природе, светят нам с его полотен. И будут светить до тех пор, пока не иссякнет в человеке жажда Красоты, что помогает ему совершенствоваться…

 

 

***

 

Николай Ефремов

Выставка работ Бориса Смирнова-Русецкого

 

Этим летом в Москве, в филиале Государственного Литературного музея прошла выставка работ Бориса Смирнова-Русецкого «Знаки Неба и Земли», организованная Государственным Литературным музеем и галереей «Веллум».

В экспозиции были представлены около 100 работ - в основном пастели, это излюбленная техника художника. Также на выставке были представлены документы о жизни Смирнова-Русецкого, его фотографии, посвященные ему книги.

В рамках открытия состоялась презентация нового издания автобиографической книги художника - «Идущий», изданной галереей «Веллум». Она включает полный авторский вариант, а также 33 фотоиллюстрации работ художника из коллекции галереи.

Борис Смирнов-Русецкий (1905-1993) - выходец из знаменитой петербургской дворянской семьи, входившей в круг символистов рубежа ХIХ-ХХ веков, - поэтов и философов. На его становление как художника большое влияние оказало творчество Чюрлениса и Рериха.

Именно по настоянию и рекомендации Рериха Смирнов-Русецкий поступил во ВХУТЕМАС, где учился у И. Нивинского, П. Фаворского и Н. Купреянова.

В 1927-28 годах его работы участвовали в выставках общества «Маковец» и в Америке - в Нью-Йорке и Чикаго. 24 июня 1941 года художник был арестован, а 8 декабря 1941 года приговором Особого совещания при НКВД СССР был осужден на 10 лет лагерей. Причина - «Участие в разговорах антисоветского содержания, переписка с Нью-Йорком в 1926-1930 годах». Хорошее основание для приговора в декабре 1941 года - переписка пятнадцатилетней давности, да еще при том, что Америка была союзником СССР по антигитлеровской коалиции.

Выйти на свободу Смирнов-Русецкий должен был в июне 1951 года, однако этого не произошло - и опять без какого-либо законного основания. В лагерном документе об этом говорится так: «Дата освобождения» - «Не освобожден», «Причина освобождения» - «Был арестован вторично».

Сам он писал, что после пересмотра его дела решением Особого совещания от 10 ноября 1951 года был приговорен к высылке без срока в Акмолинскую (Целиноградскую) область. В августе 1954 года высылка была отменена, однако художнику не разрешили жить в столице и областных городах. Он поселился в Угличе.

В октябре 1956 года Смирнов-Русецкий был полностью реабилитирован - оба решения Особого отдела были отменены за отсутствием состава преступления, и он вернулся в Москву. За время заключения и ссылки большинство его работ были утрачены.

За четырнадцать лет лагерей и ссылки Смирнов-Русецкий не перестал быть художником. В последние годы в лагере на Алтае он старался работать в ночную смену, а днем писал. Сохранились его миниатюрные эскизы на пачках от папирос, из которых в 1954-1956 годах родился самый красивый его цикл - «Снегурочка», - запечатленная на холстах первозданная красота зимы тех суровых мест.

Смирнов-Русецкий подчеркнуто пренебрегал формальными исканиями в период между мировыми войнами, на которые пришелся пик его творческого становления. А в шестидесятые годы и позже дистанцировался и от советского официоза, и от нонконформистской среды.

К сожалению, полностью воссоздать творческий путь Смирнова-Русецкого сегодня вряд ли возможно. Однако на выставке в филиале Государственного Литературного музея собрано достаточное количество его произведений разных лет, чтобы зритель мог получить представление об этом замечательном художнике, настоящем профессионале, оставившем заметный след в изобразительном искусстве России.

Жалко, что сегодня внимание больше привлекают дебилы, дегенераты, олигофрены, которых теперь положено называть вовсе и не так, своим именем, а - «альтернативно одаренные», так что впору даже позавидовать, что сам не олигофрен и что тебя так романтично не величают.

Когда им, «альтернативно одаренным», приходит вдруг идея поковырять в носу не пальцем, а карандашом или кистью, либо слепить из какого-нибудь мусора ни на что не похожую зюзюку, - они сразу же попадают в категорию «современные художники». После чего получают всемерную поддержку от тех, кому такое искусство понятнее и ближе, чем творчество профессионалов: премии, гранты, выставки в самых престижных государственных музеях, выставочных залах и галереях...

А выставка такого вот замечательного художника, профессионала, устроена, увы, в маленьком литературном музее.

Хотя, с другой стороны, - устрой-ка выставку работ Бориса Смирнова-Русецкого в ином музее или выставочном зале, так ведь люди же сравнят с тем, что было там до, и с тем, что будет там после, и скажут... - нет, лучше не надо об этом, даже подумать страшно, что скажут. Пусть уж лучше и не сравнивают.

А Литературный музей - туда ходят люди интеллигентные, они если и подумают что-то, то из вежливости этого вслух не скажут, а скорее всего, просто тихо порадуются, что пока еще в Москве можно увидеть работы такого вот замечательного художника, как Борис Смирнов-Русецкий.

 

 

***

 

См. также: Б.А.Смирнов-Русецкий. Творческий путь (Автобиография)

 

В круге

"Птицы, взмывая вверх и падая вниз, возносят хвалу Богу".

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".