Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Дом окнами в сад...

Дом окнами в сад...
ПАВЕЛ БАЖОВ (1879-1950)
Писатель, фольклорист
Текст: Надежда Лысанова

 

Все знают знаменитые уральские сказы автора «Малахитовой шкатулки» Павла Бажова. Но ведь и его жизнь, творческая и личная, история счастливой и долгой любви, семейная история Бажовых тоже своеобразный сказ.

Главой семьи Бажовых всегда считался Павел Петрович (1879-1950), хотя был самым тихим в доме человеком. И дети, став взрослыми, по-прежнему советовались с отцом. Домашними делами заправляла Валентина Александровна. Она следила за учебой детей, здоровьем, порядком. Была нежной и заботливой женой и матерью. В семье Бажовых царило полное доверие друг к другу.

В 1907 году Павел Бажов встретил чудесную девушку с темными задумчивыми глазами и длинными косами. Встреча со светлым человеком произошла у него, как ни странно, в мрачноватом Екатеринбургском епархиальном (женском) училище. Ученица Валя Иваницкая сразу же влюбилась в молодого преподавателя русского языка и литературы, как, впрочем, и все ее одноклассницы. Позднее Валентина Александровна описала первую встречу с будущим мужем: «Послышалось покашливание, и в класс вошел человек среднего роста, с красивой, густой бородой и чуть волнистыми русыми волосами. Но особенно привлекали внимание его умные и какие-то лучистые глаза». Бажов держался просто с ученицами, не чопорно, как другие преподаватели, голос не повышал, замечаний не делал, а просто хмурил брови, когда кем-то был недоволен. Ученицы его уважали и русский язык не зубрили, как прежде, а старались понять.

Когда 11 июня 1911 года Иваницкая получила аттестат, в саду, около училища, состоялся серьезный ее разговор с молодым преподавателем. На следующий день Валентина уехала к родным в Ново-Пышминскую, через несколько недель туда же выехал Павел Петрович. Венчались Павел и Валентина в деревне Кашино. Сегодня там можно увидеть памятный камень с торжественной надписью: «В память венчания П.П. Бажова и В.А. Иваницкой в Кашинской Николаевской церкви в 1911 году». Свадьба прошла скромно в кругу родных. Молодые в тот же день выехали поездом до Перми, потом пароходом до Казани, затем – в Царицын (Волгоград), Новороссийск, Ялту, Севастополь. Им хотелось увидеть море.

Недолго длилось их тихое счастье, тогда, когда ютились в маленьком екатеринбургском домике на углу Болотной и Архиерейской (нынешние Большакова и Чапаева), и после рождения первого ребенка, когда задумали Бажовы выстроить просторный дом. С ними в это время жила Августа Степановна (мама Павла Петровича). В новый дом молодая семья переехала в 1914 году (сейчас музей писателя). При строительстве жилья приходилось на всем экономить. Зато потом ребятишкам было где разбежаться. У Павла Петровича появился кабинет, в то время он собирал материал о Пугачеве, изучал самостоятельно языки – немецкий и французский, много работал. Но не успели Бажовы обжить дом, как началась Первая мировая война, умерла Августа Степановна, и они перебрались в Камышлов с двумя маленькими дочками (двухгодовалой и годовалой), поближе к Валиным родственникам. Наступило голодное и тревожное время. В Камышлове Павел Петрович преподавал, сблизился с рабочими паровозного депо, вникал в политические события, хотя большевиком не был. А в Екатеринбурге белыми была разграблена его домашняя библиотека, погибли рукописи.

После Февральской революции (1917) Бажов работал в комитете общественной безопасности, потом был избран председателем первого в Камышлове Совета. А после Октябрьской революции стал депутатом Совета, затем – комиссаром просвещения, редактором газеты «Известия Камышловского Совета». В 1917 году в семье Бажовых родился сын Алеша. В 1918-м Павел Петрович вступил в партию. Урал-батюшку потряхивали в это время то дутовская банда, то белочехи, то кулацкие восстания… Части Красной армии формировались на ходу, в неравных боях погибала большая часть солдат. Когда к Камышлову подошел Колчак, решено было отправить городские ценности в Пермь. В комиссию по вывозу драгоценностей вошел и П. Бажов. Сдав секретный груз в Перми, вернуться к родным члены комиссии не успели – Камышлов заняли белые. С отрядом Павел Петрович отправился в Егоршино, где проходила линия фронта. Однако командир М.В. Васильев приказал ему ехать в Алапаевск – нужно было наладить выпуск газеты «Окопная правда». Бажов стал ее редактором.

В эти кровавые дни он не переставал думать о семье. Нежные письма настойчиво отправлял в Камышлов: «Валянушка! Родная моя, хорошая, дорогая! Ребята! Где вы? Что с вами? Как тяжело не знать этого!» Письма летели из Ирбита, Кушвы, Нижнего Тагила, Кына. Полк «Красные орлы» снискал себе удивительную славу, а Бажов в нем был не только газетчиком, но и настоящим бойцом. В боях за Пермь был контужен. Попал в плен. Выбрался из него благодаря своей выдержке и смекалке. И в лютые сорокаградусные морозы решил добираться до Екатеринбурга пешком. Однажды чуть не замерз. Хорошо, крестьянин, проезжающий мимо, подобрал его и тайно провез в санях сквозь все колчаковские посты. Во все дни боев и скитаний Бажова не покидали тяжелые мысли о родных: «Живы ли?»

Жена его действительно подвергалась преследованиям со стороны белых, в квартире происходили постоянные обыски. А на руках у молодой женщины были Леля, Лена, Алеша, и она ждала четвертого ребенка. Из Камышлова Валентина с детьми решила перебраться к родной сестре в село Спасское. Не успели сестры встретиться, как в дом ворвались колчаковцы и арестовали учительницу Августу Александровну Иваницкую. Арестовали еще одну Валину сестру – Наталью Александровну Иваницкую, потому что почти все ее ученики ушли с частями Красной армии. Арестовали зятя, тетю, а сына старшей сестры зарубили шашками.

В барачной больнице Валентина, серьезно заболевшая после всего пережитого за последнее время, родила хилого мальчика, сына Сашу, и тут же подхватила скарлатину. Больную женщину с младенцем не стали лечить, а вытолкали на улицу. В нетопленом доме с голодными детьми Валентина умирала. В одну из таких тяжелых ночей Бажов наконец-то добрался до них. Страшнее картины в жизни Павла Петровича не было! Младенец, что лежал рядом с матерью на кровати, был мертв, но в матери еще теплилась жизнь. Остаться с семьей? Невозможно! Екатеринбург был занят белыми. Родственники достали Павлу документы на имя торговца Бажева и отправили в дорогу. Нижний Тагил, Нижняя Салда, Алапаевск, Туринск, Тюмень, Омск, Канск. На всех маршрутах Бажова сопровождали какие-то люди. Кто они были, Бажов не знал. В дороге он сильно простудился. Но все-таки попал к партизанам в Томский урман.

Все было в огне. Красные дрались отчаянно с карателями, но вскоре партизан и здесь разбили, а уцелевшие солдаты отступили в болота. Бажову приходится опять скрываться. И опять по поддельным документам, теперь на имя Бахеева, он отправляется по заданию командира в город Усть-Каменогорск (Алтай). Здесь партизаны смогли одержать победу. Но еще долго будут греметь бои во всех районах Урала и Сибири. Именно в это тревожное время Валентина Александровна с большими оказиями добирается с детьми до любимого мужа. Она опасалась за свою жизнь, могла ведь умереть, и дети остались бы совсем одни. Дорога оказалась дальней и опасной, но все-таки она перехитрила белогвардейцев, вырвалась из-под их бдительного надзора, выехала незаметно. Люди удивлялись своей спутнице – худой, очень болезненной женщине, – делились с ней хлебом, предоставляли ночлег ребятишкам.

Павел Петрович был бесконечно счастлив, увидев жену и детей, но времени побыть с ними у него не было: как только Усть-Каменогорск освободили, он был избран членом ревкома, горкома, председателем уездно-городского комитета партии, редактором газеты «Известия Усть-Каменогорского ревкома». Налаживать издание газеты помогали ему старые типографские рабочие. Бажов был в постоянных командировках. В беспокойное время спать Валентина не могла, уложив ребят, сидела у окна: «Вернется ли живым Павел? Страшно!» Чтобы спастись от постоянной тревоги, она находит себе много дел: открывает в городе библиотеку, помогает создавать детские дома. Детей-сирот было на дорогах, опаленных жестокими сражениями, не перечесть. А в клубе «Красная звездочка» Валентина Бажова организует первый драмкружок.

В 1920-м Павла Петровича избрали в губернский комитет партии и отправили в Семипалатинск. В эти годы, годы Гражданской войны, Бажовым написано было немного. Можно отметить его биографическую повесть «Дальнее – близкое». Он много работал, без отдыха, без сна, работал даже тогда, когда серьезно заболел малярией. Приступы болезни доставали его, и врачи приказали: «Немедленно менять климат!» В это время ему пришел вызов с Урала.

Бажовы добирались до Камышлова в товарных вагонах и на площадках. Валентина Александровна в 1921 году смогла перевезти троих маленьких детей и больного мужа, который подхватил в дороге тиф. Тяжелая болезнь мужа длилась полгода. Вылечил Бажова лес, чудодейственный сосновый воздух. Сначала до леса он добирался с большим трудом, хотя сосновый бор был почти рядом. Потом гулять по лесу стало его хорошей привычкой. Как только Бажов поправился, сразу возглавил камышловскую газету «Красный путь». Через год ему было предложено работать в областной газете. Он стал в «Крестьянской газете» заведовать отделом писем. И в 1923 году семья вновь поселилась в своем доме. В 1924-м у Павла Петровича вышла первая книга «Уральские были». В семье родились семь детей. В лихие годы Павел и Валентина потеряли троих. Младшей стала Ариадна, она родилась в 1925 году.

Писательский талант Бажова особенно развился в «Крестьянской газете». Он много ездил, наблюдал жизнь, писал очерки, рассказы. К нему со всего Урала шли письма (по 100-200 писем каждый день), народ верил ему. Дома появлялся газетчик редко, строчил жене: «Валянушка, ну, я опять пока в Зайково. На днях будет в Скородуме собрание уполномоченных артели. Мне придется дождаться этого собрания. А потом поеду в Чернорецкое, как предполагал». После длительных командировок его встречала вся семья. Одно такое возвращение хорошо запомнилось Ариадне: «Я проснулась от оживленных голосов мамы и сестер в соседней комнате, услышав глуховатый голос отца, его кашель, и мне стало горько и обидно, что я исключена из общего веселья, должна спать и еще долго не увижу папу. Чуткое ухо отца услышало мой плач, и вот уже я, завернутая в одеяло, у него на руках, шелковинки его бороды ласково щекочут мой нос, он что-то говорит и тихо шагает по комнате вперед-назад, и я засыпаю, совершенно счастливая». В редкие приезды Бажов все ночи напролет колдовал за столом. Он создавал «узелки для памяти» – составлял картотеку впрок: «Задору много, да силенка мала…» Как ему потом хлесткие народные выражения пригодились!

В 1930 году Бажова назначают начальником Уралоблита, затем – редактором Уралгиза. Жить по-прежнему было тяжело. Валентина Александровна порой не знала, чем накормить большую семью. Однажды продала свое обручальное кольцо и купила муки, мяса. Вечером все сидели за обеденным столом, а пирожков каждому можно было съесть столько, сколько хотелось. Обычно последний кусочек хлеба в семье оставался на тарелке. Дети знали, что во время еды мать с отцом не брали ни единой крошки, а тоненький последний ломтик разделят пополам.

Только в 1937 году Павел Петрович прекратил работу в издательстве, когда начал сочинять знаменитые сказы. Дети подросли, отец стал их брать в путешествия, длительные прогулки пешком по замечательным местам уральским и старым заводам. Часто к ним присоединялась Валентина Александровна. Иногда уставшие путники просто лежали на спине и смотрели на облака. В такие минуты отец рассказывал про свое детство в заводском поселке, про улицу Шиповую, Пеньковку (в Сысерти есть музей Бажова, установлен памятник). Вихрем пошла писательская работа у него, но первые сказы «Малахитовой шкатулки» появились в печати только в 1936 году. Прежде чем сказы попадали к читателю, Павел Петрович знакомил с ними семью. Домочадцы становились первыми слушателями и критиками, Валентина Александровна помогала вычитывать тексты. Сказы «Орлиное перо», «Солнечный камень», «Богатырева рукавица» были написаны «для Ленина» (посвящены). Последний сказ «Живой огонек» сочинен в 1950 году.

Выросшие дети радовали мать с отцом. Ольга (Леля) с мужем учились в горном институте. Елена с мужем – в Уральском политехническом. Все они первое время жили в родительском доме – места хватало. Алеша перед войной погиб (1937) в результате несчастного случая на производственной практике. Ольга объездила полстраны: работала в Туле, Свердловске, Якутии, Тюмени. Лена работала в Москве, часто наведывалась в командировки на Южный Урал, например в Златоуст. У Бажовых появились внуки.

В годы войны Павел Петрович был бесценным человеком для эвакуированных писателей – помогал, чем мог. Ариадна была еще школьницей, но работала в госпиталях города. Ольга в годы войны на оборонном заводе была начальницей цеха. Сам писатель – главным редактором Свердловского издательства. Редактировал альманах «Уральский современник», печатался во многих фронтовых газетах. В 1943 году вышла его книга «Сказы о немцах». В этом году Бажов получил Государственную премию за выдающиеся заслуги в литературе. Ариадна в этом году окончила школу и поступила в Уральский государственный университет, на факультет журналистики, позже – в аспирантуру, на кафедру истории СССР. Этот факт особенно радовал Павла Петровича. А потом его младшенькая станет доктором исторических наук и побывает в разных странах. С 1962 года Ариадна жила с сыном Егором на Кубе, потом в Белгороде. Ее сын Егор (известный политический деятель) был внуком Павла Бажова и внуком погибшего на войне писателя Аркадия Гайдара.

После войны жизнь постепенно налаживалась. Бажовы не сильно голодали – их кормили сад и огород. Писатель любил выращивать капусту. А работая в огороде, что-то напевал себе под нос. Никто не ждал от него пощады в дни посадки, прополки, поливки, сбора урожая! Зато своей картошки, а также лука, свеклы, моркови хватало до весны.

Куда бы ни уезжал писатель по неотложным делам, он сильно тосковал по родному дому. В домашней обстановке носил простые рубашки и мягкую домашнюю куртку, зимой – валенки. Окна его кабинета выходили в сад. В саду у Бажовых росли рябина, ель, береза, липа и яблони. Эти деревья писатель сам посадил с детьми. Возле окна в кабинете стоял рабочий стол, который к 70-летию ему подарили рабочие Химмаша. Зимней ночью, замерзнув, домашняя кошка Бажовых вежливо стучала ему лапкой в окно. И хозяин шел открывать ей дверь.

А 70-летие П.П. Бажова отмечала вся страна 28 января 1949 года. Зал Свердловской филармонии был переполнен. В президиуме юбилейного вечера Бажов сидел рядом с женой Валентиной Александровной. И самые первые слова посвятил ей: «Мы всегда досадливо оглядываемся на камень, за который запнулись на пути, но почти никогда не вспоминаем с благодарностью о людях, которые протоптали нам широкую и удобную тропу через лес или через топь. Для меня эту тропу в жизни проложила моя жена Валентина Александровна, которая взяла на себя все житейские заботы и тяготы, которые так осложняют жизнь. Благодаря ей я прошел жизнь по утоптанной тропе и мог спокойно работать…»

Источник: mediazavod.ru

 

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".