Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Ушел из жизни философ Григорий Померанц

Ушел из жизни философ Григорий Померанц

Пророк в своем Отечестве

Знаю, что он с пристрастием незадолго до смерти отсматривал сериал "Жизнь и судьба". Сожалел о пропущенных авторами экранизации страницах романа, посвященных ГУЛАГу... Наверное, Григорий Соломонович Померанц вольно или невольно примерял коллизии и обстоятельства жизни, запечатленные в книге Василия Гроссмана, на свою жизнь и судьбу.

На войну он ушел добровольцем, был ранен, после победы оказался в лагере, после смерти Сталина учительствовал и философствовал, чтобы под занавес жизни сказать: "Я не знаю, как продолжить историю; как помешать ей обрушиться. Я знаю только, что отдельный человек может много сделать".

Он-то действительно многое сделал. Его главные труды: "Открытость бездне. Встречи с Достоевским", "Лекции по философии", "Огонь и пепел" (совместно с Зинаидой Миркиной, своей супругой и единомышленницей), "Выход из транса", "Великие религии мира" (в соавторстве с Миркиной), "Опыты философии и культурологии", "Страстная односторонность и бесстрастие духа", "Записки гадкого утенка", "Еще одна жизнь". Одна из его последних работ - "Дороги духа и зигзаги истории" датирована 2008 годом - годом, когда автору исполнилось 90 лет.

Мне довелось и лично с ним познакомиться. Случилось это не в России, а в Норвегии, в маленьком городке Молде, где Норвежская академия литературы и свободы слова наградила двух наших соотечественников - философа и эссеиста Григория Померанца и его супругу - поэтессу и переводчицу Зинаиду Миркину премией имени своего национального поэта, нобелевского лауреата за 1903 год Бьернстерне Бьернсона. Премия была денежной. Сегодня бы его за этот дар обозвали бы "иностранным агентом".

...Стояла осень. В ожидании церемонии лауреаты гуляли по набережной. За ее чертой плескалась Атлантика, взгляд упирался во фиорды. Одинокая фигурка Григория Соломоновича в какой-то момент отделилась от спутников. Фоторепортеры защелкали затворами камер - "картинка" была фотогеничной: согбенная фигура 90-летнего мудреца - во власти пустого, необозримого пространства. Тогда подумалось: драматизм "картинки" обманчив. Перед пространствами он не робел: с ними он не конфликтовал. Его мысль легко обнимала культуры и континенты. Для него границы между религиозными верованиями были прозрачны. Он не признавал над собой Власти ни Пространства, ни его временщиков. Она была для него слишком поверхностной. Как рябь на воде.

Он признавал Власть Глубины. Глубины Мысли. Именно она самая справедливая и долговременная. Об этом он не уставал повторять как в своих трудах, так и в немногочисленных выступлениях по телевизору. В Молде, четыре года назад, он произнес речь, которую на следующий деньопубликовала "Российская газета". Сегодня она прозвучала бы особенно своевременно. Она звучит как духовное завещание пророка в своем Отечестве. И не лишне напомнить ее хотя бы фрагментарно.

Так говорил Григорий Померанц:

"...Провести оздоровление России невозможно, если просто закрыть глаза на яды, накопленные историей. Их нельзя вырезать, как опухоль. Но можно их обнажить, осознать и довести до ничтожности их след.

...Удержится ли влечение к православию, возникшее после многолетнего третирования, трудно сказать. Введение Закона Божия в школы может вызвать и нигилизм. Во всяком случае, массовое крещение еще не делает людей действительно православными.

...Достоинство, выйдя за свои рамки, становится злом.

...Воспитание - трудное дело, и совершается оно не только в школе. Молодежь липнет к телевизору, усталый человек включает телевизор - и их забрасывают леденцами пополам с мусором".

Юрий Богомолов

Память

Эту фотографию, в сущности, можно печатать без текстового сопровождения. Что-то важное о человеке, запечатленном на ней, фотокор "РГ" Олег Прасолов рассказал не тратя слов. Хозяин квартиры, где была сделана фотография, смотрит в окно, но кажется - будто... в себя? В пространство мира? В вечность?

Глубокий философ и блистательный лектор, тонкий знаток искусства и опытный религиовед, яркий литературный критик и вдумчивый толкователь истории. Все это - в одном человеке, не имеющем ученых степеней и званий. Его зовут Григорий Померанц.

После войны подвергался преследованиям за нестандартный образ мысли. В 1949 году был арестован и осужден за "антисоветскую агитацию". Только с 1990 года начал свободно печататься в России.

Он рассказывал мне случай, произошедший с ним в лагере. Прибыли зэки в карантин. Медосмотр, санобработка, баня... Распоряжения отдавал какой-то верзила, которого Померанц принял за лагерного начальника и учтиво ему попенял за неуставную лексику. Оказалось - просто дневальный. Из заключенных. Бандит. "А дело было в бане, я голый стоял, - вспоминает Померанц. - Я - маленький такой, хрупкого сложения, а этот - глыба, громила. Слово за слово, он плюнул в мою сторону, а я, соблюдая некоторую осторожность, плюнул в его сторону, но не стремясь до него доплюнуть. Тогда он поднял табуретку над моей головой... И тут я посмотрел ему в глаза. А глаза у меня иногда бывают сильные, выразительные. Он отбросил табуретку, смазал меня походя сапогом по животу, крепко сам себя стукнул о дверную притолоку, чтобы остыть - и вышел. Неохота ему было зарабатывать дополнительный срок на паршивом фраере".

"Это в лагере, - спросил я Григория Соломоновича, - вы пришли к убеждению, что лучше три года сидеть, чем всю жизнь дрожать?" - "Нет, я пришел к этому значительно раньше - в пору студенчества".

В школьном сочинении на тему "Кем быть" будущий автор философских эссе написал: "Я хочу быть самим собой". Выбрав однажды свободу, он на всю жизнь стал ее узником.

Валерий Выжутович

Источник: Российская газета

 

На главную    В начало раздела

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".