Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

О том, почему можно не ходить в школу, зачем художникам химия и куда исчезают классы

ЕФИМ РАЧЕВСКИЙ
Директор московской школы №548

"Мы еще чуть порешаем?" - извинился директор Рачевский. В кабинете у Ефима Лазаревича сидел его зам. Разговор шел "горячий".

Что делать с помещением под спортзалом, чтобы была нормальная звукоизоляция и во время уроков физкультуры опоры не резонировали? Сколько нужно денег? Или лучше вообще отказаться от идеи использования помещения?..

На стене - две школьные доски с убористыми цифрами. Бюджет и внебюджет, статьи расходов. Как распределить 225 миллионов рублей бюджетных средств и куда направить 75 миллионов внебюджетки?

К Рачевскому я пришла не только как к директору одной из лучших московских школ - N 548, известной как Центр образования "Царицыно", но и как к члену Общественной палаты. Узнать, что он думает о многострадальных стандартах для старшей школы.

Ефим Лазаревич предлагает: "А давайте говорить о стандартах как зеркале нашей реальности".

Измерить патриота

Ефим Рачевский: Зеркало - это стандарт, разработанный группой Александра Кондакова. Сегодня, думаю, уже все знают, чем этот вариант отличается от того, который писали академики РАО во главе с Николаем Никандровым. Оба "висят" на министерском сайте. В чем зеркальность? Значительная часть текста носит декларативный характер. Говорится про национальную идентичность, нравственность и патриотизм. И вот здесь я блуждаю. Все пытаюсь понять, как это можно померить? Пригласить ВЦИОМ?

Российская газета: ЕГЭ по этим "предметам" не сдашь.

Рачевский: Дело даже не в ЕГЭ. В моем учительском сознании Единый госэкзамен вообще вторичен.

РГ: Стандарт предлагает ввести в старшей школе три новых обязательных предмета - ОБЖ, "Россия в мире" и "Физкультура". Это действительно нужно?

Рачевский: Насчет физкультуры у меня возражений нет. Про предмет "Россия в мире", надеюсь, все скоро забудут. В моде иллюзия, что с появлением новых предметов в школе обязательно изменится что-то "глобальное". Либо условия для бизнеса в стране, либо экологическая ситуация, либо резко вырастет патриотизм, либо меньше жертв станет на дорогах... По радио услышал шокирующее: по условиям, благоприятствующим развитию бизнеса, Россия на 122-м месте, а Грузия - на 8-м. И, увы, одними новыми предметами эту ситуацию не выправить.

СпецНАЗ в кармане

РГ: А что скажете про основы безопасности жизни? Вы ведь первыми в России ввели подобный курс в школе.

Рачевский: Да, предмет "Школа выживания" появился у нас шестнадцать лет назад. Причем оказалось, что активнее всего информацию по основам выживания в экстремальных ситуациях человек воспринимает в младшем школьном возрасте и в подростковом. В старшей школе он должен уже это все уметь. Поэтому мы по сути убрали ОБЖ из 10-11-го класса, оставив лишь формальности, но в "началке" и основной школе этот курс у нас был всегда. Наши дети тогда ходили с НАЗом - носимым аварийным запасом: 2 копейки, чтобы позвонить, 2 спички - мало ли что, карточка с адресом и именами родителей, половинка лезвия.

РГ: В мои школьные годы курс сводился к надеванию противогазов на время и стрельбе из ружья в тире...

Рачевский: Главное, чтобы сейчас все не сводилось к этому. Но повторю: в старшей школе ОБЖ - формальность. Начинать учить детей спасать себя и окружающих надо раньше.

РГ: По сути "кондаковский" стандарт - это активный переход к профильной школе. Но ведь у нас профилизация началась еще 10 лет назад.

Рачевский: Концепция профильного обучения, придуманная компанией во главе с талантливым педагогом Анатолием Пинским, так и не реализована. Предполагалось максимум вариативности для каждого. А что имеем? Все те же 19 предметов. Рассказы о том, что в России вовсю идет профильное обучение, - это мифы.

Виртуальная школа

РГ: В одном их своих интервью вы сказали, что дети перестают ходить в школу и в этом нет ничего страшного. Это как?

Рачевский: Мы должны понимать, что хождение в школу для детей - необходимость. Но не только для изучения одноцветных или парнокопытных. Ребята здесь проживают солидный кусок жизни, социализируются. Мы, кстати, проводили анонимный опрос среди одиннадцатиклассников. Спрашивали: если бы послезавтра они получили аттестат, перестали бы ходить в школу? Только четыре человека из 180 ответили утвердительно. Остальные будут ходить.

РГ: Чтобы тусоваться?

Рачевский: Не только. Хотя друзья и компания - это тоже огромная часть школьных отношений. Но мы их недооцениваем. Им, правда, интересно с умным учителем заниматься физикой, математикой. Ерунда, что дети "отращивают" образовательную мотивацию к 14 годам, и потом уже все. Они хотят учиться. Когда им интересно.

Наша общая ментальность в том, что учение может быть только аудиторное, контактное. И обязательно в школе. А за пределами школы якобы ничему научиться нельзя. Недавно был на "круглом столе" с представителями неформального образования - дистанционного, семейного. Ребята дали отличную статистику. Если в России в 2008 году образование по семейной форме получили 11 тысяч человек, то в 2010-м - уже 97 тысяч. А в США в 2007 году таких было 1 миллион 200 тысяч, а сейчас - 2 с лишним миллиона. Диаграмма успешности тоже поражает. Успешность тех, кто учится самостоятельно и не ходит в школу, - в полтора раза выше.

РГ: Что, скоро в школу вообще перестанут ходить?

Рачевский: Такого, конечно, не произойдет. Но мы, к счастью, приходим к пониманию, что учит не только школа. У нас в здании для старших классов висит девиз: "Хождение в школу не должно мешать моему образованию". Двадцать лет назад это было невозможно. Слишком скудными были внешкольные источники информации. Хотя кто хотел, тот находил.

Я вот учился в школе в маленьком бессарабском городишке. И мои одноклассники, увлеченные физикой, этот любимый предмет на высоком уровне изучали заочно - в физико-математической школе при Новосибирском академгородке. Задания отправляли по почте. Возьмем стандарты обучения в престижных вузах США или Англии: у студента третьего курса аудиторная нагрузка - 6-7 часов в неделю. Остальное время - библиотека, исследования. А у нас иллюзия, что если учитель не будет тебя кодировать в течение 45 минут, то ты ничего не выучишь.

Ломать и строить

РГ: В вашей школе давно работает принцип вариативности и выбора уровня, на котором учить тот или иной предмет. О чем как раз говорится в новых стандартах. Поделитесь опытом?

Рачевский: Да, тогда мы по сути "сломали" стандарты старшей школы. Закон говорит: нужно выполнять образовательный минимум, но не декларирует - как. И вот мы воспользовались правом самостоятельно решать - как именно. Выяснилось, что дети в старшей школе выбирают часть предметов для основательного изучения, потому что уже представляют себе, чем будут заниматься дальше: медициной, или бурением шахт, или авиастроением. Примерно 27 процентов "смежных" предметов они изучают время от времени. По остальным же - просто вынуждены "тянуть лямку". Иначе не получат аттестат.

Наш проект мы назвали серьезно: "Оптимизация информационных потоков для старшеклассников". У нас, к примеру, математика ведется на трех уровнях. Для тех, кто пойдет в МИФИ, Физтех, факультет ВМК в МГУ и Бауманку. Для тех, кто пойдет на физфак, но в пединститут или в Высшую школу экономики. Там другая математика. И третий уровень для тех, для кого математика - вторичный предмет. И самое интересное, что дети формируются у нас не по классам, а по группам. То есть профильную и сложную математику учат 40 одиннадцатиклассников, но из разных классов - А, Б, В. Так же происходит и со вторым уровнем обучения. А вот с третьим - по-другому. Мы предлагаем ребятам на выбор: или перейти на индивидуальный учебный план (изучать самостоятельно, сдавая периодически какие-то темы), или готовить и защищать проект, или заниматься в традиционной урочной системе.

Все на выборы

РГ: Многие доказывают, что в 15-16 лет трудно сделать сознательный выбор с прицелом на будущую профессию.

Рачевский: Если не учить ребенка выбирать еще с детского сада, то он никогда этому и не научится. Возможность выбора в глобальном плане у нас только-только появляется. Раньше его просто не было. Если ты был троечником, то после 8-го класса учитель брал тебя за руку и отводил в ПТУ.

А не умеешь выбирать - не умеешь принимать решения. Группа Кондакова в своих стандартах проблему выбора поставила. И это здорово.

Когда там появился интегрированный курс "Русская словесность" - хороший, кстати, курс, - все стали возмущаться: как же так, ребенок никогда не прочитает Шолохова, если его не будет в программе! А скажите мне, какой "умник" уложил "Мертвые души" в программу 8-го класса?! Там же в этом возрасте что-либо понять очень сложно. Я сам впервые реально воспринял эту поэму в 30 лет. Теперь раз в три года перечитываю и получаю безмерное удовольствие от новизны. Я уж не говорю о Достоевском. Или, например, курс "Естествознание", что тоже предлагается в стандартах, у нас работает с 2002 года - для тех детей, которые будут поступать на гуманитарные факультеты. Есть курс химии для художников (при школе работает художественная школа). Им же надо разбираться в красках - что с чем взаимодействует, какие реакции, как смешивать.

Внеклассная работа

РГ: Означают ли новые стандарты, что класс, как самостоятельная единица, перестает существовать?

Рачевский: Так и есть, но только в старшей школе. Кстати, мы, наверное, единственная страна, где сохранилось классное руководство. На западе его вообще нет. Там есть старшие учителя, тьюторы.

РГ: Получается, что вариант стандартов "от Никандрова" вы вообще не рассматриваете?

Рачевский: Стандарты Никандрова написаны прекрасным, понятным языком, чего, кстати, очень не хватает другому варианту. По словам разработчиков, в этом стандарте заложено главное - традиция сохранения отечественной школы. Учить всех и всему, без выбора. Суммарное количество предлагаемых предметов - 18. Никандровский стандарт не посягает на часы (в отличие от варианта Кондакова, чем тот и опасен для школьных работников, за что его и критикуют). Он сильно привязан к понятию "аудиторная нагрузка". Это стандарт не постиндустриального, а индустриального общества. Он не может привести к прорыву. Инновационные решения и экономика невозможны в отсутствие ситуации выбора и принятия решений.

РГ: Многие уже окончательно запутались во всех этих вариантах...

Рачевский: Надо успокоиться. Заработает новый стандарт не раньше 2020 года. Но я глубоко убежден, что нельзя тем, кто отстаивает тезис о том, что советская школа и отечественное образование - самые лучшие в мире, доверять формирование содержание образования с прицелом аж на 2020 год. Это должны делать абсолютно новые люди. Люди-next. Надеюсь, появится следующая команда разработчиков. Но делать это надо очень быстро.

 

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5485 (109)
24.05.2011, 00:23

 

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".