Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Челябинский сатирик Павел Второв

Челябинский сатирик Павел Второв
ВЛАДИМИР БОЖЕ
Историк

 

Веселых и находчивых людей в Челябинске всегда было немало. Взять, к примеру, сосланного в город князя Мещерского, который составил «Календарь именинников, или 2500 бесплатных обедов». Отпечатал, разослал и каждый день шел на именины с шуткой и небольшим подарком — большой рюмкой, пряниками или ночной вазой.

А в начале ХХ века в городе появился и свой поэт-сатирик. Звали его Павел Николаевич Второв. Родился он в 1874 году в Александровской усадьбе Ветлужского уезда Костромской губернии. Начал публиковаться в 1898 году в «Костромском листке». Жил в Вятке, Казани, Екатеринбурге. В 1906 году, когда Челябинск дорос до большой ежедневной газеты, оказался и в нашем городе, куда его пригласил известный уральский журналист и краевед Виктор Весновский. В «Голосе Приуралья» Павел Второв печатался почти в каждом номере — либо под своей фамилией, либо под псевдонимом Ветлужский.

Особым вниманием Второва пользовалась Челябинская городская дума, ее гласные и городской голова А.Ф. Бейвель. Разумеется, он не все понимал, вопросы, которые рассматривались на заседаниях думы, были для него «скучными», а сами заседания — «шумными»:

Напрасно Бейвель призывает
К порядку, — ширится галдеж.
Андрей Петрович (Холодов. — В. Б.) повторяет
В десятый раз одно и то ж.
…Один не слушает другого, —
Шумят, разбившись на кружки.
Себя на сходке деревенской
Ведут скромнее мужики.
И лишь в Бердичеве на рынке
Торговки хламом так галдят,
Когда доверчивому «гою»
Всучить старье свое хотят…

Одной из наиболее болезненных для Челябинска была проблема борьбы с ужасающей грязью и антисанитарией. Этому посвящено несколько фельетонов Второва. Один из них Виктор Весновский включил в свой справочник «Весь Челябинск и его окрестности» (1909). Начинается он так:

Эх, убийственна --
челябинская грязь!
Не видал такой я грязи отродясь:
По колени среди улицы навоз…
Хоть бы черт его
куда-нибудь унес!

К тому времени, когда Второв приехал в Челябинск, дума уже приняла решение о городском благоустройстве, но реализовывалось оно из рук вон медленно.

Второв одним из первых обратил внимание на состояние городских скотобоен:

О бойнях наших даже стыдно
Бросать на ветер и слова,
Но вряд ли там когда бывает
Ученый медик -- голова!

Конечно, доктору медицины А.Ф. Бейвелю малоприятны были эти слова, притом что для города он делал много более других. Но правоту Второва неожиданно подтвердил премьер-министр России П.А. Столыпин, который, побывав в Челябинске в 1910 году, также указал городской думе на неудовлетворительное состояние городских скотобоен. Оренбургское губернское правление, которому на это же было указано, приняло определенные решения, следствием чего стало создание в Челябинске в 1912 году водопровода и подключение к нему скотобоен.

Не мог Второв не откликнуться и на ситуацию в стране. Он переживает по поводу наступления реакции в России, последовавшей вслед за поражением первой русской революции, наставляет депутатов Государственной думы, напоминает обществу о тех, кто, желая дать ему свободу, оказался на каторге. И лишь изредка говорит о себе — о грусти по уходящей жизни, о старой любви… Остается пожалеть, что именно таких лирических отступлений в «Голосе Приуралья» опубликовано мало, ведь именно в них чувствуется масштаб поэтического дарования Второва:

Начинается осень дождливая,
День от дня на дворе холодней,
И темна моя жизнь сиротливая
Без ликующих солнечных дней…
Ветер песни поет невеселые,
На душе закипает тоска,
А по небу, как саван, тяжелые
Вереницей плывут облака…

Он исчез из челябинской жизни так же неожиданно, как и появился. 14 октября 1907 года жандармы арестовали его вместе с другими социал-демократами, участниками партийной конференции. Тюрьма. Суд. Ссылка. Первое время после этого в «Голосе Приуралья» еще публиковались его стихи, но недолго.

Из ссылки, после Февральской революции 1917 года, Павел Второв направился на родину. В конце того же года в Ветлуге вышел его сборник «Северные зори» объемом 45 страниц. Наверное, мечталось о большем, но сделать еще что-то ему не удалось. Писатель А.А. Шмаков в книге «На литературных тропах» (Челябинск, 1969) писал: «В 1919 году поэт умер. Родная земля приняла прах человека и поэта, не успевшего сказать свое слово о великой революции, принесшей народу долгожданную свободу, за которую боролся Павел Второв».

Увы и ах, если бы знал Александр Андреевич, как в действительности умер поэт. Об этом говорит «Книга памяти Нижегородской области», подготовленная к печати уже в наши дни: 6 ноября 1918 года Павел Второв был арестован сотрудниками уездной ЧК в Ветлуге, 19 ноября того же года обвинен в контрреволюционной деятельности и расстрелян. Сатира и мятежная лира Павла Второва пришлись не ко двору новой власти.

 

Вокруг

Работал он увлеченно, творчески, не считаясь с личным временем, находил новые факты, делал краеведческие открытия. Им издавались новые статьи, газеты и буклеты о городе и музее. Он встречался с верхнеуральскими учителями, библиотекарями, краеведами, проводил с ними семинары. Михаил Самуилович буквально объездил и облазил весь район, и искренне полюбил его.

Борис Пастернак в Челябинске

"В Челябинске нравственный узел, мучивший его, развязался. Он вновь обрел внутреннюю свободу, которая и позволила ему создать то, что он считал трудом своей жизни – роман «Доктор Живаго»".

Обзорный очерк

"Говоря о развитии челябинской школы в XVIII – нач. XX вв., мы  хотели бы отметить, что она, как и российская школа в целом, ориентировалась на общественные потребности.  Утилитарность даваемых ею  знаний изначально доминировала над их мировоззренческим содержанием".

"Чтобы сделать масштабное издание, издатель должен сам обладать этой широтой. Не каждой личности это под силу. Я давно уже понял, что рождение хорошей книги — это как рождение ребёнка. Её ещё надо выносить, вложить в неё всего себя, представить изнутри, чтобы самому за неё не было стыдно".

"Грязеклассическую хлебную площадь обыкновенно заливает от разлива реки, лавчонки превращаются в плавучие острова, и тогда Челяба бывает жалости достойна. За реку можно попасть только на лодках, и сердце обывателя может успокоиться только тем, что управой уже приняты "меры".

В круге

Интервью с Владимиров Боже. Часть 1, энтомологическая

На подсознательном уровне мы думаем, что насекомые – это нечто малозначительное, не очень интересное, а ведь это огромное заблуждение.

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

Интервью с Владимиров Боже. Часть 2, философическая

На мой взгляд, важна творческая составляющая человека. Если человек подходит к жизни творчески, ему абсолютно не важно, сколько ему лет. Важно другое – что вот он в этом своем времени, в этом своем возрасте получает от этого радость! И значит, имеет смысл жить дальше.

Галереи

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".